С приближением зимы энергетический кризис вернулся в Европу с новой силой. Нас опять предупреждают о нормировании электроэнергии и об остановке предприятий, о бедах и несчастьях, нависших как над Еврокомиссией, так и над правительством Британии.

Владимир Путин затягивает газовую удавку. Фьючерсные контракты на январь всего за неделю взлетели на 40%. Цены приближаются к уровню сентября, когда на рынке царила паника. Разница в том, что сейчас лежащий в основе этих событий геополитический кризис на порядок серьезнее.

Россия с враждебными намерениями сосредоточила возле украинской границы 100-тысячную группировку войск, а НАТО назвала эти действия «масштабным и необычным наращиванием». На прошлой неделе руководство американской и британской разведки показало высшему командованию ВСУ спутниковые снимки и материалы электронного перехвата, указывающие на «высокую вероятность» военного нападения этой зимой, возглавят которое войска спецназа типа тех, что развернуты в Крыму.

Путин уже подготовил почву для идеального энергетического кризиса. Он воспользовался тем, что в конце лета после пандемии в мире возник дефицит газа, и стал сокращать объемы поставок, необходимые для пополнения исчерпанных европейских запасов.

Если не считать кратковременных увеличений поставок, которые похожи на издевательство, «Газпром» поставляет минимум законтрактованных объемов. В Австрии хранилища сегодня заполнены на 52%, в Голландии — на 61%, а в Германии — на 69%. Обычно в это время года они должны быть заполнены почти под завязку.

Теперь Кремль захлопывает ловушку. Энергетические аналитики из ICIS говорят, что «Газпром» ничего не зарезервировал на декабрь на компрессорной станции «Мальнов», что на польско-белорусском участке газопровода. Дефицит поставок в Европу составляет 35 миллионов кубометров в день. К несчастью, из-за трудноразрешимого спора с Марокко сократились поставки газа из Алжира.

«Трудно понять, зачем Путин применяет это свое энергетическое оружие: чтобы повернуть вспять Зеленый пакт Европы или чтобы подготовиться к нападению на Украину», — сказал профессор Алан Райли (Alan Riley) из Атлантического совета.

«Но ему надо действовать очень осторожно, поскольку если он разыграет свои козыри, то уже больше не сможет продолжать игру. Европа перестроит свою энергетическую систему и вообще откажется от закупок российского газа», — заявил он.

Каковы бы ни были виды Путина на Украину, будь это захват Донбасса или всего черноморского побережья вплоть до Одессы, параллельное противостояние с Брюсселем из-за трубопровода «Северный поток — 2» наверняка будет усиливаться.

Немецкие регуляторы приостановили процесс сертификации, потому что «Газпром» пытался обойти антимонопольные законы ЕС. У них не было выбора, ибо инсценировать проверку было невозможно. «Польша немедленно добилась бы в Европейском суде запрета на такую фиктивную сертификацию», — сказал профессор Райли.

В состав немецкого правительства вот-вот войдут «Зеленые», а они считают «Северный поток — 2» возмутительным проектом, проявлением кремлевского империализма, цель которого — перевести газовые потоки из украинских транзитных трубопроводов и лишить Киев инструментов экономической самозащиты. Путин просто так не сдастся, поскольку газопровод играет центральную роль в его замыслах по изменению стратегического баланса сил в Европе и по переделке того порядка, который сложился после холодной войны. Он наверняка будет разжигать газовый кризис до тех пор, пока замерзшая Европа не начнет молить о пощаде или не разорвет себя на части.

Бывший координатор французского правительства по вопросам энергетической безопасности Тьерри Брос (Thierry Bros) рассказал, что Брюссель бездумно попал в российскую засаду. «Путин приступил к осуществлению своего генерального плана в июле и августе. Сначала я в это не верил, но сейчас уже не может быть никаких сомнений. Он сказал, что в октябре мы получим больше газа, но газ не поступил. В ноябре все стало еще хуже, а сейчас через „Мальнов" уже вообще ничего не пойдет», — сказал он.

«Европа не вняла установкам Черчилля о надежности поставок, и из-за своей откровенной некомпетентности попала в экзистенциальный кризис собственного изготовления. Это может привести к развалу интегрированной энергосистемы ЕС и к краху всего блока», — добавил Брос.

С приходом COVID-19 страны ЕС мгновенно проявили свой национализм в сфере здравоохранения. Германия без малейших угрызений совести запретила экспорт индивидуальных средств защиты даже в пределах единого рынка и после оплаты за товар.

Брос сказал, что, если ситуация обострится, энергетический рынок ЕС в полной мере продемонстрирует лицемерность и фальшь своих добродетелей. Страны могут сослаться на законы о национальной безопасности и начнут запасаться энергоресурсами где только можно вместо того, чтобы создавать коллективные резервы.

«Приближаются президентские выборы во Франции. Люди завопят, если начнут закрываться наши предприятия, и если им скажут, что надо смириться с нормированием, потому что необходимо отопить немецкие дома», — пояснил он.

Расчет британцев на соединительные трубопроводы из Европы в таких обстоятельствах демонстрирует их трогательную веру в бумажные контракты. Британия импортирует мало российского газа, но это не очень-то успокаивает. Она входит в европейскую интегрированную систему, и цены по обе стороны Ла-Манша меняются почти одновременно. В одном очень важном отношении положение Британии еще хуже. Она ради экономии позволила закрыть связанное с месторождением Раф подземное хранилище газа, хотя ее неоднократно и настойчиво предупреждали. В итоге за несколько дней до прихода зимы страна оказалась абсолютно необеспеченной топливом.

Правительство сделало ставку на то, что Британия сможет всегда и очень просто приобретать сжиженный природный газ на мировом рынке. Но сейчас она оказалась в состоянии ценовой войны за дефицитные поставки СПГ с Китаем, у которого есть мощные боевые резервы в виде 3,2 триллиона долларов валютных запасов и который приказал чиновникам всех уровней запасаться энергоресурсами, назвав это битвой за выживание режима. Спотовые цены в Азии только что дошли до немыслимого когда-то рубежа в 32 доллара за миллион британских тепловых единиц. И этот газ еще надо найти.

Если правительство еще не создало «энергетический оперативный центр» с чрезвычайными полномочиями, ему надо сделать это незамедлительно. Но я опасаюсь, что все мы скатимся в катастрофу сродни ситуации с COVID-19 в феврале 2020 года, когда чиновники бодро и уверенно говорили о своих чрезвычайных планах (борьбы с пандемией), героически игнорируя то, что коронавирус уже наделал в Италии.

У Британии есть преимущества. Половину потребляемого газа она получает со своих месторождений на континентальном шельфе, в отличие от зависящей от импорта Европы. А ее экономика с преобладанием сферы услуг потребляет меньше энергии, чем немецкая.

У нее есть полезные друзья. После дружеской беседы с Борисом Джонсоном эмир Катара перенаправил поставки СПГ в Британию. Налицо плоды тесных военных, культурных и монарших связей. Можно ли в этом разглядеть дивиденды Брексита?

Снова как надо задули морские ветры, немного понизив заоблачные цены на импортный газ. На прошлой неделе доля энергетики возобновляемых источников в британском балансе составила 32%. Надо быть благодарным за маленькие милости. У электроэнергетической компании Drax в запасе угольных мощностей на 1,3 гигаватта, которые можно очень быстро запустить в дело.

Британия может последовать примеру Японии, переключив некоторые электростанции с газа на нефть, которая сегодня в два раза дешевле спотовых цен СПГ (они в эквиваленте составляют 180 долларов). В крайнем случае она может заказать партии СПГ и поставить танкеры на якорь, сделав из них своеобразные хранилища с неприкосновенным запасом. Правительство может также продлить на несколько месяцев эксплуатацию АЭС Хантерстон В, что поможет пережить худшее время.

Эксперт по энергобезопасности Клайв Моффат (Clive Moffatt) говорит, что уже слишком поздно. «Оперативного решения проблемы нет. Промышленных потребителей газа придется закрывать. Только за счет этого можно будет обеспечить работу больниц и отопить дома», — заявил он. Но будь у меня выбор, я бы этой зимой предпочел оказаться у Бориса в Британии, а не у Урсулы в Европе.

Комментарии читателей

De Composing

Можно установить умные счетчики в каждом доме, чтобы люди видели, как выросла плата за полгода.

Vote Leave

Пока мы не построим и не запустим новые АЭС, нам надо очень вежливо вести себя с Норвегией, которая как обычно от души смеется над нами. Не помешало бы также заняться буровыми работами на своей территории в поисках газа.

Veronika Vara

Мы сидим на огромных запасах энергоресурсов, а этот паяц отказывается их использовать. Это вопиющая бесхозяйственность.

Geoffrey Kolbe

У Путина краткосрочные цели. Он собирается напасть на Украину. Он не хочет, чтобы Запад вмешивался.

Это зимой он будет держать руку на газовом вентиле, перекрывающем поставки в Европу. Он только что продемонстрировал, что может уничтожить спутник в космосе — не так, как в прошлые разы, когда во время испытаний русские специально промахивались. Путин предупреждает Запад, что, если тот будет проявлять ответную враждебность, он готов вести себя отвратительно.

Geoffrey Kolbe

По крайней мере, становится понятно, что значит и к чему ведет вся эта шумиха насчет возобновляемых источников. Забудьте про климатические изменения. Главное — энергетическая безопасность.

У Запада большие проблемы, потому что он делает ставку на энергоресурсы из стран, которыми правят воинственные диктаторы и исламские экстремисты.

Чтобы выжить, Запад должен сам обеспечивать свои энергетические потребности.

Peter Gwynedd

Нельзя перекладывать всю вину на Россию. Наше правительство и другие страны ЕС не сумели разработать приличную энергетическую политику, которая предусматривает самодостаточность. Нелепо рассказывать нам про другие страны с недостаточными запасами газа, когда у нас вообще нет никаких запасов.

Запад сам себя посадил на кол «зеленой» повестки с ее чистым нулем. Это фарс, играющий на руку России и Китаю, который пользуется нашими деньгами (потому что мы покупаем у него всякую ерунду) для закупок энергоресурсов по заоблачным ценам.

Anthony Burden

Путин — очень умный гангстер, а Европа с головой угодила в его западню. Когда он перекроет вентиль, каждый будет сам за себя. Я уже вижу, как снова жгут уголь, чтобы пережить надвигающийся кризис. Прощай, борьба с изменениями климата.

Robert Baker

Тут все дело в том, что «Газпром» лишился долгосрочных контрактов, которые позволили бы ему заполнять хранилища, а также получать надежные и предсказуемые доходы. Продажи разных объемов на спотовом рынке ставят эту компанию в зависимость от европейских рыночных сил, которые ей неподконтрольны.

Iain Hunter

Итак, Россия надела удавку на газовые поставки, Пекин загнал весь мир в угол со своими поставками литиевых батарей, а западные страны в это самое время уничтожают собственную энергетику в угоду «зеленой» заразе. Кто-то еще чего-то не понимает?

David Hussell

«Зеленая» зацикленность Бориса сейчас выглядит еще глупее. Борис может спасти планету от несуществующей угрозы, но не в силах отопить наши дома и обеспечить функционирование промышленности и торговли.

Я рад, что забил наш старый сарай дровами; по крайней мере, мы сможем пользоваться дровяной печкой-буржуйкой, чтобы сварить яйца и вскипятить воду для чая. Либо так, либо жизнь в автоприцепе с газовым баллоном.

Куда ни посмотри, у нас худшее правительство со времен премьер-министра Хита с его трехдневной рабочей неделей. Почему нашей страной, где очень много умных и трудолюбивых людей, правят помешанные, оторванные от реальности идиоты?

Sreedhara Naidu

Несмотря на геостратегические игры, есть более простое объяснение начавшегося газового «кризиса».

Путин неоднократно говорил, что ему не нравится неопределенность рынка наличного газа в ЕС, на котором работают те, кто не производит газ и не потребляет его. Он говорил, что предпочитает долговременную стабильность цен и объемов. Очевидно, что Россия хочет получать доходы от продажи газа и не желает разрушать тот рынок, который она обслуживает. Что до российской монополии на газовые поставки, то покупатели сами должны распределять риски, пользуясь услугами разных поставщиков (для этого надо строить терминалы СПГ, чтобы импортировать газ с Ближнего Востока, из Африки и даже из США). Тогда средняя цена газа вырастет по сравнению с трубопроводным, поставляемым на небольшое расстояние, то есть из России.

Смешение украинской проблемы и проблемы газовых поставок — это дело рук Украины и ее западных сторонников. У Путина нет стратегической необходимости вторгаться на восток Украины в отличие от Крыма, где находится севастопольский порт. Он не мог допустить, чтобы России перекрыли морские пути. Проблемы на востоке Украины вызваны внутренним национализмом. Украинцы нарушали права русского меньшинства на язык и культуру, и это была пороховая бочка, готовая взорваться. Но Путин не стал бы ее поджигать, если бы не увидел в лице соседа нового кандидата на вступление в НАТО. Теперь Украина никогда не станет членом НАТО, потому что правила этой организации запрещают принимать новых членов, у которых есть неразрешенные конфликты. Так что Путину не надо нападать, потому что восток Украины останется зоной конфликта до тех пор, пока Украина смотрит на Запад и потакает своим националистам.

«Северный поток — 2» действительно помогает Путину снять удавку с российской экономики, поскольку он проложен в обход Украины. Но он не станет полностью обходить ее стороной, потому что это неэкономично. Он будет использовать украинские трубопроводы, зная, что возможности Украины по удушению российской экономики теперь ограничены. Но он ничего не выиграет, если полностью прекратит перекачку газа через ее территорию (повысятся издержки, исчезнет доверие газового рынка).

Что касается сосредоточения армии на украинской границе, на сей раз мы лишены видео и фото, которые в прошлом нам так возбужденно показывали критики. Откуда нам знать, что сосредоточение войск действительно имеет место? Хорошо, предположим, что оно идет. В этом случае логично задать вопрос: зачем нападать, когда можно ничего не делать, и это принесет больше выгоды? На востоке Украины нет ничего стратегического. Этот район уже стал буфером между Россией и западной Украиной. И зачем нужно удалять этот буфер? Так что никакого вторжения не будет.

Белоруссия? Лукашенко приносит определенную пользу путинской газовой стратегии. Его чудачества показывают Германии, что трубопроводные поставки через Белоруссию не очень надежны. Это еще больше увеличивает преимущества «Северного потока — 2».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.