Рита Чакрабарти: Россия уже несколько недель стягивает войска и танки к границе с Украиной. Украина наряду с Польшей и Литвой призывает Запад ужесточить санкции против России, опасаясь вторжения.

В совместном заявлении страны обвиняют Россию в агрессии и призывают НАТО к действиям.

Россия подготовку вторжения отрицает и приводит встречные обвинения в адрес Запада: по ее мнению, он угрожает ее безопасности через расширение НАТО.

Наш корреспондент в Москве Стивен Розенберг попытался разобраться, каковы истинные намерения Владимира Путина.

Стивен Розенберг: В России тоже грядет праздничная пора, но до мира во всем мире далеко.

Российская бронетехника перебрасывается к украинским рубежам. При этом Москва требует, чтобы НАТО прекратила дальнейшее расширение и свернула военную деятельность в восточной Европе. Чего Россия всем этим добивается?

Я поинтересовался у российского замминистра иностранных дел, уж не намерена ли Москва пересмотреть результаты холодной войны?

Сергей Рябков: Я бы не сказал, что это пересмотр результатов холодной войны. Мы реагируем на ту экспансию, что Запад развернул в последние годы. Расширение влияния Запада совершается против интересов России и с враждебными намерениями. Тут имеет смысл вспомнить выражение: «Всему есть пределы».

Стивен Розенберг: Государственное телевидение в унисон с Путиным утверждает, что деятельность НАТО у границ России угрожает безопасности Москвы. И вот его предостережение:

Дмитрий Киселев: «Если Украина когда-нибудь вступит в НАТО или если НАТО будет развивать там военную инфраструктуру, нам придется держать пистолет у виска Америки. У России есть лучшее оружие в мире — гиперзвуковые ракеты. Вы получите повторение кубинского ракетного кризиса, только срок подлета ракет будет короче с обеих сторон. Мы предлагаем вам до этого не доводить. Иначе все вокруг нас превратится в радиоактивный пепел».

Стивен Розенберг: Критики Кремля считают, что дело тут отнюдь не в искренней озабоченности Кремля реальными вопросами безопасности. Москва таким образом просто пытается восстановить свою сферу влияния. Мы не знаем, что конкретно планирует Кремль. Но из всего сказанного Путиным можно сделать один вывод: прошло 30 лет после падения СССР, а российский лидер все еще глубоко обижен тем, как окончилась холодная война — тогда Россия потеряла территорию, влияние, а заодно и свою империю.

И если Путин решил, что сейчас — самый подходящий момент, чтобы исправить сложившуюся ситуацию, это будет серьезный вызов, брошенный соседям России и всему Западу.

Сегодня большинство россиян готовятся к празднику, а не к войне. Если разразится война с Украиной или конфликт с Западом, то в плане общественной поддержки Кремль окажется на тонком льду.

«Я не хочу никаких войн и никаких смертей», — говорит Ирина.

«Славяне — это одна большая семья. Я даже помыслить не могу о том, чтобы воевать с Украиной», — говорит Руслан.

Но в конце концов именно президент Путин решит вопрос о том, выберет его страна путь конфронтации или компромисса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.