LIVE

Президент России расширяет свои полномочия. Во имя единства перед угрозой терроризма надо, по словам Путина, усилить центральную власть, вопрос только в обеспечении надлежащей координации. Угроза диктатуры, беспокойство Вашингтона из-за отката назад на длинном пути к демократии и открытости. Иллюстрация концентрации власти. Президент отныне будет сам выбирать 89 глав и президентов республик и регионов России. Об этом мы беседуем с Сергеем Бутманом, главным редактором радио 'Эхо'.

- Добрый день, господин Бутман.

- Здравствуйте.

- Изменит ли предложенное Путиным решение нынешнюю ситуацию?

- С тактической точки зрения, это просто констатация факта: даже во время прямых выборов в них участвуют кандидаты, назначенные или пользующиеся поддержкой Москвы. И этих кандидатов выбирают губернаторами или президентами республик и регионов. Но со стратегической точки зрения, это является сокращением демократических прав народа, который может противиться любому изменению власти в Москве и организовать более или менее свободные, а главное - прямые выборы глав местной администрации. Это констатация факта. Выглядит эффективным, но это не так, что подтверждают события на Северном Кавказе, так как президенты соответствующих республик, задействованных в бесланской трагедии, были скорее назначены, чем избраны народами этих республик. Это тупик и парадокс современной власти.

- Каковы аргументы Владимира Путина в пользу этого решения, в то время как народ только привыкает избирать своих правителей?

- Причины, пожалуй, следующие: эффективность; дешевизна, так как на выборы тратится слишком много средств; борьба с коррупцией, которая сопровождает прямые выборы в России; безопасность - усилить центральную власть означает обеспечить бóльшую безопасность гражданам во всей стране. Начало было положено не на последнем заседании правительства, а обращением Президента к народу примерно две недели назад, когда речь шла об обеспечении бóльшей безопасности перед лицом внешней угрозы со стороны как Востока, так и Запада. Россия слаба, необходимо, чтобы она стала сильной - такова аргументация Президента.

- Можно ли сказать, какую реакцию встретила эта аргументация среди населения России?

- Все бóльший размах приобретают некоторое сомнение и чувство ущемления.

Вопрос номер 1: как форма выборов глав регионов связана с безопасностью? Эта связь неочевидна. Как эти ограничения демократии могут сыграть позитивную роль в жизни людей, учитывая коррупцию, размах которой постоянно растет, учитывая инерцию бюрократической машины? Люди начинают задавать себе эти вопросы, не подвергая серьезному сомнению политику президента Путина и его харизму.

- Поскольку население чувствует, что на него нападают, оно прячется за своего лидера, и это то, чем пользуется Путин?

- Да, это то, что он попробовал сделать, организовав, например, этот грандиозный митинг, на котором царила скорее советская атмосфера. То есть на предприятиях и в офисах людям сказали пойти на митинг. Но в то же время очевидно, что власть хочет сделать ставку на эту карту, когда, как Вы сказали, население собирается вокруг и становится за своего лидера.

- Обоснованно ли, по Вашему мнению, подозревать Путина в намерении воспользоваться этой резней в Беслане, чтобы провести политику, меры, о которых он уже давно размышляет?

- Я думаю, что все не так прямолинейно. Не думаю, что у президента было твердое намерение любой ценой усилить свою власть. Мне кажется, он был достаточно искренним, когда говорил о террористической угрозе народу. Но у него не так много идеологических или технологических средств, которые он может использовать. Я полагаю, что его политический арсенал достаточно беден, и спектр политических идей весьма ограничен. Поэтому он следует все время в одном и том же направлении, не задумываясь о чисто гражданских и демократических механизмах, которые существуют в мире, даже для борьбы с терроризмом. Многие страны уже воспользовались этими механизмами, например, Испания или Великобритания, которые ведут исключительно напряженную борьбу против внутреннего терроризма, но которые смогли сохранить демократические принципы.

- И последнее, господин Бутман: современная история Вашей страны это - история притеснения и подчинения населения советской властью. Знаменует ли происходящее сегодня начало отката назад или не стоит сравнивать эти ситуации?

- Это не прямой возврат, это скорее неудавшийся процесс. Люди начали анализировать, они стали считать себя свободными и ответственными. И сейчас с разрушением политических систем, систем контроля и равновесия, которые сейчас формируются в обществе, люди все больше и больше возвращаются к состоянию безответственности. Есть кто-то, кто думает за нас и решает за нас. Такое положение довольно удобно, но весьма прискорбно, к нему очень легко вернуться. Думаю, что происходящее является одновременно политическим и психологическим феноменом, возвращающим нас в положение подобное тому, в котором находилось советское общество, но в новом контексте, который может породить новых монстров.

- Мы благодарим Вас, господин Бутман, всего хорошего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.