Окончательный приговор Ходорковскому - бывшему шефу ЮКОСа до сих пор еще не вынесен. В понедельник оглашение приговора было приостановлено. Однако наблюдатели уже могут сделать выводы из сложившейся ситуации. Судья зачитывала приговор пункт за пунктом, повторяя текст обвинения, а это означает, что Ходорковскому грозит 10 лет в трудовой колонии общего режима.

Ходорковский обвиняется в уклонении от налогов и мошенничестве. Противники Кремля утверждают, что этот процесс носит исключительно политический характер, поскольку нефтяной магнат активно поддерживал оппозиционную партию накануне выборов. Другими словами Ходорковский перебежал дорогу Путину.

У нас в студии Петер Бениш (Peter Boenisch), руководитель организации 'Петербургский диалог' (Leiter der Petersburger Dialoge).

Ведущая: Г-н Бениш, стоит ли ждать высокой меры наказания для Ходорковского?

Петер Бениш: В этом деле много неясностей, много вопросов. Об этом слишком много говорят, но слишком мало знают. Многим, в принципе, не нравятся действия прокуратуры и правительства. Многие считают, что в прокуратуре работают исключительно злодеи, что все это делается с согласия Путина. А все, что говорит защита Ходорковского, пропускается судьями мимо ушей. Однако надо принять во внимание, что Ходорковский не родился олигархом, что он какими-то путями приобрел огромную часть природных ресурсов России. И меня никто не сумеет переубедить, что здесь могло обойтись без хитрости со стороны предпринимателя.

Ведущая: Много говорят о том, что Ходорковского посадили потому, что он попытался вмешаться в политику.

Петер Бениш: Это так. Но мне думается, что партия, которую он собирался поддерживать, слишком малочисленна. Почему-то все считают, что это была крупная оппозиционная партия, но это не так. Слишком много упреков слышно с обеих сторон, слишком многое утрируется. Некоторые поговаривают, что речь шла о каких-то огромных инвестициях в политический проект, это все сильно преувеличено. Я уверен, что Путин до сих пор очень сильно заинтересован в иностранных инвестициях. А если руководитель страны заинтересован в инвестициях, то он наверняка будет оберегать экономический имидж страны.

Ведущая: Однако защита г-на Ходорковского объясняет все иначе. Очень много упреков направлено в адрес канцлера Герхарда Шредера. Шредер - приятель кремлевского шефа, немецкие банки, якобы, пользуются поддержкой канцлера, особенно те, которые, так или иначе, пострадали от развала ЮКОСа. Вы считаете, что все это вздор?

Петер Бениш: Мне кажутся эти заявления смехотворными. Это не соответствует сегодняшней ситуации в России. Вспомните Германию времен Аденауэра. Я, конечно, понимаю, что Вы несколько молоды для этого, но мне представилась возможность застать времена Конрада Аденауэра. Представьте себе, если бы Аденауэру пришла в голову идея продать угольные шахты западным государствам или, например, своим друзьям - нефтяным магнатам, скорее всего, это стоило бы ему поста канцлера. Ситуация в России несколько напоминает эту ситуацию. Россия воспринимает международные сделки как нечто само собой разумеющееся, однако, когда речь заходит о продаже национальных природных богатств - получается как раз то, что мы наблюдаем в случае с Ходорковским. Россия живет за счет поставок нефти и газа, поэтому не удивительно, что руководство страны нервирует, когда частный предприниматель может спокойно продавать ресурсы.

Ведущая: Нервирует - не то слово. Мы сейчас видим, что все действия президента Путина направлены на то, чтобы все природные ресурсы сосредоточить в руках государства.

Петер Бениш: Главное, чтобы деньги от продажи поступали в казну, а не в карман предпринимателя. Мне кажется, что любой, кто знаком с законами свободного рынка, понимает, что вполне нормально, если продажа природных ресурсов контролируется государством. Поэтому в России многие не довольны тем, что большая часть их национальных богатств может быть на их глазах продана за границу. И все равно, кто это будет делать - Путин, Ходорковский - народ будет недоволен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.