Девять лет тюремного заключения для Михаила Ходорковского, таков был приговор, зачитанный в среду в Москве и вызвавший волну возмущения по всему миру. Современной России далеко до правового государства, полагают ведущие международные общественные деятели. Правосудие в этой стране отвечает интересам власти, а не принципами законности. Глава нефтяного концерна 'ЮКОС' Ходорковский помимо экономической власти, стремился и к политической, что показалось президенту Путину опасным.

У нас в студии Фридберт Пфлюгер (Friedbert Pflueger), спикер по внешнеполитическим вопросам фракции ХДС-ХСС в бундестаге.

Ведущий: В немецкой прессе российские органы юстиции называют не иначе, как 'телефонная юстиция'. Путин набирает номер, и суд делает то, что он сказал. Это действительно так?

Фридберт Пфлюгер: В любом случае я бы сказал, что процесс над Ходорковским был политически мотивирован. Все западные наблюдатели, а так же российские организации по защите прав человека в один голос утверждают, что приговор был сфабрикован и утвержден властями. Суд над Ходорковским наглядно показал, что выступать против Путина опасно.

Ведущий: Предположим, подтвердится факт, что Ходорковский действительно уклонялся от налогов и совершил все вменяемые ему в вину действия, что Ходорковский нарушал закон точно так же, как и десятки других бизнесменов, подсуетившихся во время распродажи государственной собственности. Как Вы считаете, было бы справедливо предъявить подобные обвинения другим олигархам?

Ф. Пфлюгер: Прежде, чем ответить на Ваш вопрос, я хочу заметить, то, каким образом велся процесс над Ходорковским, каким варварским способом этого человека посадили за решетку - все это не поддается пониманию. Видимо власти действительно хотели применить политику запугивания. Что касается Вашего вопроса, мы сейчас наблюдаем тенденции развития политической власти в стране. Власть стремится приобщить граждан к господствующей идеологии, в некоторых областях России губернаторы уже назначаются из Кремля, а не избираются на местах, как это принято в демократическом обществе. Мы наблюдаем также тенденцию к однопартийной системе руководства страной. Оппозиции, как таковой, не существует, точно так же не существует свободной прессы. Оппозиционные издания представляют собой малотиражные газеты, которые вряд ли кто-то читает. Тогда, как все крупные СМИ находятся в руках Кремля.

Ведущий: Тем не менее, господин Пфлюгер, я еще раз задам свой вопрос. Может ли так случиться, что за Ходорковским в тюрьму сядут остальные олигархи? Это было бы справедливо?

Ф. Пфлюгер: Лично меня не волнует, будут сажать олигархов или нет. Важно, чтобы государство придерживалось правовых принципов. Конечно, многих олигархов нельзя назвать ангелами, но это не означает, что их необходимо сразу же сажать за решетку. А что касается вопроса, уклонялся Ходорковский от налогов в действительности или же дело было сфабриковано - это, к сожалению, никому не известно. Слишком много тумана. Представители российских организаций по защите прав человека постоянно докладывают о царящем в стране беззаконии и диктатуре. Права и свободы, которые в начале своего правления обещал Путин, не ощущаются.

Ведущий: Ваша партия, и представители немецкой оппозиции вообще, постоянно выказывают недовольство в адрес канцлера и его друга Путина. Как Вы думаете, если канцлер действительно окажет давление на своего друга, в отношении дела 'ЮКОСа', это может повлиять на ситуацию?

Ф. Пфлюгер: Дело в том, что канцлеру высказывают свою точку зрения не только представители оппозиции, но и его партнеры по коалиции из партии 'Зеленых'. Они постоянно выступают с критикой в отношении нарушения прав человека на Кубе, в Китае и России, несмотря на то, что страны довольно сильно отличаются друг от друга. Но бундесканцлер ничего не предпринимает. Мы не надеемся на то, что он будет каждый день делать официальные заявления. Но, тем не менее, все остается по-прежнему. Господин Шредер не раз говорил, что друзья могут и должны делать критические замечания друг другу. И мы согласны, так происходило в отношении Соединенных Штатов. Но почему же он молчит, когда дело касается России? Мы естественно не хотим ухудшать отношения с этой страной, Россия для нас всех слишком важный партнер. Невозможно представить мирную Европу без участия России. И мы за хорошие отношения с Путиным. Но вместе с тем Россия не должна быть чем-то исключительным, нельзя применять к этому государству иные масштабы взаимоотношений.

Ведущий: Может ли случиться так, что руководство Вашей партии сможет когда-нибудь серьезно поговорить с Путиным?

Ф. Пфлюгер: А почему бы и нет? Например, в случае с выборами в Чечне, которые во всем цивилизованном мире называли не иначе как 'фарс', которые активно критиковались. Но, тем не менее, канцлер опять промолчал. Можно было бы по крайне мере не называть Путина 'чистой воды' демократом. Партнерство, сотрудничество - это да, мы тоже за это выступаем. Но когда мы видим бессовестные поступки, нарушающие все мыслимые и немыслимые принципы правового государства, я считаю, в таком случае необходимо делать критические заявления на правительственном уровне. Эти заявления не должны быть агрессивными, но Путин должен знать, что его действия (например, в отношении Ходорковского) не вызывают одобрения у друзей и партнеров.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Непонятный вердикт суда ("Arab News", Арабская пресса)

Акула становится мучеником ("Liberation", Франция)

Приговор Ходорковскому: ЕС молчит, США - кричит ("El Pais", Испания)

Решение по делу Ходорковского вызывает тревогу ("The Jerusalem Post", Израиль)

Произвол ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кремлевская юстиция ("Handelsblatt", Германия)

Акт произвола ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Ходорковский проигрывает бой ("La Vanguardia", Испания)

Олигархи падают с вершины: Путин переворачивает 'пирамиду власти' ("The Financial Times", Великобритания)

Удар по гражданскому обществу ("ARD", Германия)

Бесправные ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Олигарх усмирен ("The Financial Times", Великобритания)

Беспощадный приговор ("Liberation", Франция)

Здесь суд, здесь советским духом пахнет ("The Washington Post", США)

Басманное правосудие ("The Wall Street Journal", США)

Российскому олигарху дали девять лет тюрьмы ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.