Плохо исполненный четырьмя авторами российского «Коммерсанта» вброс (статья «К Нагорному Карабаху подключают челночную дипломатию») все-таки вызвал информационные волны в армянских СМИ. До такой степени, что реакция на него двух армянских газет была в тезисном виде перепечатана азербайджанскими сайтами contact.az и haqqin.az.
 
Только лишь по формулировкам «источник «Ъ» из армянских дипломатических кругов», «источник «Ъ» в руководстве одного из силовых ведомств Азербайджана», «российский источник «Ъ», близкий к Кремлю и занимающийся проблемами Южного Кавказа» можно предположить, что авторы хотели придать материалу дух раскрытия страшной тайны по переговорам. Ибо все, что они конкретно пересказывают со слов этих источников, — это многократно озвученные позиции сторон, и превращенные почти в политическую мантру на своей собственной стороне.
 
Посудите сами: дипломатический источник в Армении заявил «Ъ», что отказ от территорий вокруг Карабаха — это «план Азербайджана, который даже не обсуждается».
 
Источник в руководстве одного из силовых ведомств Азербайджана по большому секрету заявляет «Ъ», что «…если не останется иного выхода, мы готовы воевать. За последние годы соотношение сил изменилось, и явно не в пользу Армении. Наш военный бюджет больше, чем весь армянский бюджет. Для нашей армии закупаются новейшие вооружения, которых у Еревана нет. Кроме того, в Нахичевани дислоцированы наши ударные части, которые в случае войны могут начать наступление на Ереван».
 
А вот источник, близкий к Кремлю, сообщает «большую новость» о том, что «тактика Баку сводится к тому, чтобы при помощи жесткой риторики укрепить свои позиции на переговорах… Еще одна цель Азербайджана — не допустить того, чтобы все привыкли к замороженному конфликту в Карабахе,— объясняет собеседник «Ъ» в Москве.— Для этого конфликт надо периодически размораживать, чему способствуют непрекращающиеся столкновения в зоне соприкосновения. Тем самым миру посылается сигнал — война по-прежнему идет, пусть и малой интенсивности. О нем (конфликте) нельзя забывать, необходимо искать решение».
 
Что называется — «найдите хоть один новый элемент в давно и постоянно озвучиваемом старом!».
 
Раскрытая схема («возвращение районов взамен на «не войну», но и без признания независимости Нагорно-Карабахской Республики) в качестве того, что сейчас обсуждается между сторонами, тоже ничем поразительно новым не отличается. Смотрите внимательнее Мадридские принципы и весь дальнейший почти восьмилетний переговорный процесс по этим принципам, пройдитесь по причинам, из-за которых крутилась переговорная карусель в течение прошедших с тех пор лет. И даже вопрос размещения миротворческих сил в целом присутствует в одном из ящиков переговорного стола с момента оглашения этих принципов в 2007 году. Просто дело вплотную не доходило до этих самих миротворческих сил. Много до этого было других принципиальных и до сих пор нерешенных вопросов. А сейчас самый неподходящий момент для форсирования всех вопросов вместе взятых. Этот улей со сложными и взаимодетонирующими взрывчатыми устройствами именно теперь трогать нельзя. Не отвечает интересам ни одной из сторон: ни интересам непосредственных сторон конфликта, ни тех, кого называют внешними региональными акторами.
 
Тезис о миротворцах не нов, а вариации на тему «как довести, к примеру, армянскую сторону, до согласия на это», самые что ни на есть неожиданно удивительные. Вот даже есть версия о том, что для того, чтобы армянскую сторону уговорить на присутствие миротворческого контингента в зоне конфликта, после окончания президентства Сержа Саргсяна, ему предложат «стать генеральным секретарем ОДКБ, что снимет опасения армянского населения в нейтралитете миротворческого контингента». Такая версия также предложена »вниманию» публики с подачи «близких» к изданию источников. Только, очевидно, этот источник напрочь забывает, или не берет в счет, что для размещения каких-либо сил в качестве миротворческих сил в зоне конфликта, нужно подслащивать не только президента одной, а всех сторон, причем с таким результатом, чтобы у всех было чувство лучшего выхода из ситуации, а не такого, когда выбирают менее плохой вариант из наихудших.    
 
Зачем все-таки приезжал Сергей Лавров в Ереван? Неужели только для того, чтобы публично согласиться с американским сопредседателем Джеймсом Уорликом, который после того, как стало известно о возможном принятии ПАСЕ резолюции по Нагорному Карабаху, призвал другие международные структуры не вмешиваться в процесс урегулирования. Трудно сказать, ибо таких источников, как у «Ъ», у меня лично нет.
 
Но то, что два государства-сопредседателя Минской группы ОБСЕ четко, с конкретно однозначными формулировками направили сигнал в адрес всех (!) международных инстанций для того, чтобы те перестали вмешиваться в их посреднические дела, внушает надежду на то, что эти резолюции будут более действенными в будущем, ибо не будут частью игры с «нулевым итогом» между армянскими и азербайджанскими представителями в евроструктурах.
 
Не удивляет и то, что после твиттерской реакции Дж. Уорлика на резолюцию ПАСЕ МИД Азербайджана молниеносно выступил с протестным заявлением и с обвинением в пособничестве армянам (ну, не любят американского сопредседателя в Азербайджане, вот уже почти два года), а вот Сергею Лаврову, из-за тех же слов, в Азербайджане официально не возразили.
 
Заявление Лаврова по поводу этой резолюции восторга и на армянской стороне не вызвало. Ведь по сути, это заявление полностью отвечало интересам армянской стороны, которую официально всегда устраивал формат посредников, и которую политкомитет ПАСЕ заклеймил штампом агрессора и захватчика азербайджанских земель (включая и территории бывшей НКАО).
 
В Армении доверия к России на уровне публичного дискурса явно стало меньше. И по поводу заявлений официальных и публичных российских лиц информационных салютов не устраивают.
 
Сейчас в Армении есть один вопрос, который вызывает консенсус всех архитекторов общественного мнения о России — и так называемых ярых защитников, и ярых критиков России — это продажа оружия Азербайджану. Во всех остальных сферах и аспектах армяно-российских взаимоотношений несовпадение позиций в Армении налицо. В последнее время даже конференции и другие дискуссии по армяно-российским отношениям устраиваются с участием специалистов, аналитиков и политдеятелей, лояльных к позициям организаторов.
 
Эта привычка лично у меня всегда вызывала недоумение, ибо какой-смысл называть все это дискуссией, если озвучиваются мнения, приятные слуху собравшейся там аудитории? Разве только смысл в политических демаршах за или против России?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.