Вопреки тому, что говорили экс-кандидат от Демократической партии США Берни Сандерс (Bernie Sanders) и его друзья, придерживающиеся старых левацких взглядов, отставка президента Бразилии Дилмы Русеф не является госпереворотом. Переворотом следует считать то, что происходит в Венесуэле, где правящий режим полностью игнорирует верховенство законов.

Русеф была отрешена от должности в результате процедуры импичмента, которая была инициирована бразильским парламентом в соответствии с конституцией страны.

Противники Русеф мотивировали процесс импичмента финансовыми нарушениями. В частности, речь идет о создании черной избирательной кассы на выборах 2014 года и подтасовке госстатистики, чтобы представить результаты ее первого президентского срока в лучшем свете. Осенью прошлого года Счетная палата Бразилии решила, что президент нарушила закон о бюджете, согласившись покрыть дефицитные статьи за счет займов, которые государство взяло у подконтрольных ему же компаний.

Сандерс в этой связи заявил: «Процесс импичмента имеет противоречивый характер и больше напоминает государственный переворот. Попытки отрешить от власти президента Бразилии Русеф не имеют ничего общего с судебным решением, а скорее всего, похожи на политический процесс. Соединенные Штаты не могут молчать, когда демократические институты наших важнейших союзников оказываются под угрозой».


Так что же в действительности произошла в Бразилии — был ли там госпереворот или «мягкий переворот»?

Согласно классическому определению, государственный переворот подразумевает смену власти в государстве, осуществляемую обязательно с нарушением действующих на данный момент конституционных и правовых норм, как правило, с применением военной силы. Словарь Merriam-Webster дает следующее определение переворота — «внезапная попытка небольшой группы людей прийти к власти, как правило, через насилие».

То, что случилось с Русеф, даже отдаленно не подпадает ни под одно определение государственного переворота. Наоборот, процесс импичмента Русеф проходил строго в рамках закона и судебных решений, в соответствии с конституцией страны, включая право экс-президента Бразилии на публичную защиту.

Как заявил в интервью изданию бывший президент Бразилии Фернандо Энрике Кардозо (Fernando Henrique Cardoso), архитектор «экономической перестройки» в Бразилии в 1990-е годы: «Никакого государственного переворота не было. В конституции Бразилии четко написано, что если президент нарушает бюджетные правила и покрывает дефицит бюджета за счет других статей расхода без предварительного одобрения конгресса, то он совершает преступление».

В свою очередь, Хосе Мигель Виванко (José Miguel Vivanco), глава департамента американского континента по вопросам защиты прав человека в организации Human Rights Watch, утверждает, что «последние события в Бразилии, связанные с импичментом, нельзя рассматривать как государственный переворот». Многие политологи считают, что импичмент Русеф свидетельствует о демократической зрелости бразильского общества.

«Судебное дело в отношении главы государства — это нормальный политический процесс, который по своей сути является вотумом недоверия со стороны  парламентской системы», — пишет политолог Джон Полга-Эсимович (John Polga-Hecimovich). По его мнению, примером классического государственного переворота могут служить: события в Чили, когда в 1973 году к власти пришел Аугусто Пиночет, приход к власти военной диктаторы в Аргентине в 1976 году, попытка захвата власти, предпринятая Уго Чавесом в Венесуэле в 1992 году, или полное пренебрежение к верховенству закона, которой сейчас демонстрирует Николас Мадуро.

Венесуэльский президент победил на выборах в 2013 году с минимальным отрывом и сразу же незаконно расширил численный состав Верховного суда за счет верных ему сторонников. Это позволило ему добиваться судебной отмены практически всех решений оппозиционного парламента, препятствующих проведению его политического и экономического курса.

Кроме того, Мадуро упрятал в тюрьму оппозиционных лидеров, как например, Леопольдо Лопеса (Leopoldo López), и сейчас пытается путем различных технических проволочек не дать возможности оппозиции собрать четыре миллиона подписей, необходимых для созыва референдума об отставке президента Венесуэлы.

Мое мнение: те, кто считают, что в Бразилии произошел «переворот», неправильно оценивают ситуацию в стране. Вместо того чтобы возмущаться импичментом в Бразилии, который прошел в строгом соответствии с конституцией страны, следовало бы негодовать по поводу неконституционного процесса, который происходит в Венесуэле.

Двойных стандартов в отношении госпереворотов быть не должно. За свою журналистскую карьеру я совершил много ошибок, но я горжусь тем, что всегда выступал против переворотов, будь они правые или левые, в том числе я был категорически против неудавшегося государственного переворота в Венесуэле в 2002 году, когда оппозиции удалось свергнуть президента страны Уго Чавеса и захватить власть на 47 часов.

Я считаю, что в Бразилии не было никакого госпереворота, в то время как в Венесуэле мы наблюдаем замедленное движение в эту сторону.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.