Сегодня мы вступаем в 2009 г. в ситуации, когда Россия играет в мире ту роль, что мы не видели уже не одно десятилетие. Сравнение с 1998 г. в данном случае неуместно: тогда Россия объявила дефолт и провела девальвацию, но не изменила рамок существующей политической системы (как говорил Ленин — два шага вперед, шаг назад [так в тексте — прим. перев.]). На ум приходит скорее 1989 г., поскольку сейчас ключевые элементы нынешней российской системы могут радикально измениться — к худшему.

Российский премьер-министр Владимир Путин — не из тех, кто любит рисковать. Тщательно срежиссированная 'передача власти' президенту Дмитрию Медведеву и увеличение срока пребывания главы государства в должности до шести лет, показывает, что Путин ничего не оставляет на волю случая. Более зловещее свидетельство о том же — недавнее ужесточение законов о государственной измене.

Сегодня, когда цены на нефть упали намного ниже уровня, устраивающего Россию, но популярность Путина (и Медведева) по-прежнему высока, первыми их шагами стали усилия по консолидации власти. Тем не менее, хотя сколько-нибудь серьезной организованной политической оппозиции в стране не существует, мы уже видим признаки социального брожения. Впервые за несколько лет в России проходят массовые демонстрации — так, в 30 городах состоялись акции протеста в отчет на увеличение импортных пошлин на подержанные иномарки. Скорее всего в 2009 г. мы увидим куда больше таких волнений — поскольку начнут закрываться градообразующие предприятия. Подобные лишения россияне, конечно, переживали уже не раз — но в контексте совершенно иной политической системы.

К чему все это может привести? Государство будет проявлять крайнюю нетерпимость к инакомыслию. А тот факт, что уровень антиамериканизма (а в ряде кругов и ксенофобии в целом) в России выше, чем в любой другой сколько-нибудь крупной стране с развивающейся рыночной экономикой, создает предпосылки для 'закручивания гаек' в сфере безопасности — что может привести к брожению и разрыву снабженческих цепочек. Администрация Обамы вряд ли спокойно смирится с закручиванием гаек в России, и будет уделять большое внимание проблемам прав человека и демократии. В результате отношения Америки и некоторых европейских стран с Россией в 2009 г. будут и дальше ухудшаться (при этом Германия, в большей степени зависящая от России экономически и в какой-то степени политически, сыграет роль 'темной лошадки').

Влияние сторонников улучшения отношений с Западом в самом Кремле также ослабнет. Реальный вопрос здесь — как далеко зайдет этот процесс. Сохранит ли, скажем, свои позиции вице-премьер Алексей Кудрин, или из него сделают 'козла отпущения', а то и просто уволят? Происходит ли усиление надзора и экономического контроля над прозападно настроенными олигархами — или их полностью вытесняют со сцены? Наконец, и это самое главное, до какой степени россияне готовы смириться с возвратом к авторитаризму советского типа? При наихудшем варианте развития событий можно предположить, что любые западные организации (СМИ, НПО, корпоративные структуры) будут все больше рассматриваться как 'нежеланные гости' в стране.

Во внешнеполитической сфере я не ожидаю столь же серьезных опасностей. По Грузии Россия добилась своих главных целей, по крайней мере на данный момент; кроме того, уменьшится и вероятность прямых конфликтов вокруг расширения НАТО и системы ПРО — поскольку Запад 'берет паузу' и производит переоценку своей позиции по этим вопросам. Ввода российских танков на Украину мы тоже не увидим. Россия слишком интегрирована с Украиной экономически, и слишком много теряет в этом случае (хотя в том, что касается русскоязычного меньшинства в этой стране, — а в Крыму даже большинства — здесь возможны вспышки насилия, которые попадут в заголовки мировой прессы. Но об том позже). Тем не менее в международных отношениях Россия будет играть роль 'возмутителя спокойствия' — причем менее предсказуемого и больше склонного к конъюнктурным соображениям, чем в 2008 г. Как показывает недавнее прекращение поставок газа на Украину, Кремль ставит на первое место realpolitik и национальные интересы. После грузинских событий 'дисциплинирующее воздействие рынка' не помешало Москве вновь перекрыть Украине вентиль, и в 2009 г. мы скорее всего тоже столкнемся с примерами внешней политики 'без перчаток'.

Иэн Бреммер — президент консалтинговой компании EurAsia Group, автор книги 'J-образная кривая: новый путь к пониманию восхода и заката государств' ("The J-Curve: A New Way to Understand Why Nations Rise and Fall")

___________________________________________

Россия и Америка на перепутье ("The New York Times", США)

Хватит дразнить медведя ("Newsweek", США)

И.Панарин: Россия — новый Град на Холме ("The Moscow Times", Россия)

Россия-2009. Что делать и кто будет виноват? ("Telegraf", Латвия)

Борис Немцов: 2009-й будет годом социального и политического протеста в России ("Зеркало Недели", Украина)

* * * * * * * * * * * * * * *

Михаил Касьянов: "Россия вошла в системный кризис" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Газовые Боги (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Судебный балаган или Эксперимент над действенностью российского права (Общественная палата читателей ИноСМИ)

'Газпром', как Ленин всех живей (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.