Как утверждают знатоки, в так называемом умеренном климатическом поясе главной ценностью всегда была земля. Но на пустынном юге Евразии не меньшей, а то и большей ценностью не без оснований считалась вода. Созданная на Памире оросительная система до сих пор повергает в шок современных инженеров: "навесные" каналы для воды умудрялись прокладывать по отвесным скалам, вбивая деревянные колышки в едва заметные расселины и настилая сверху войлок, циновки, камешки, глину, сухую траву... Как сказали бы сегодня, "система справедливого распределения" водных ресурсов тоже складывалась здесь тысячелетиями. Но, как оказалось, проверенные веками механизмы надежно хранили от "водных конфликтов" аулы и кишлаки, но вот на уровне межгосударственных отношений, в особенности после того, как развитие науки и техники позволило строить крупные гидроузлы, водные ресурсы нередко становятся причиной политических "размолвок". Очередным доказательством чего стала дипломатическая перепалка между Узбекистаном и Таджикистаном при участии России.

Все началось с недавнего широко разрекламированного визита в Узбекистан президента РФ Дмитрия Медведева. В ходе одного из своих выступлений президент России затронул вопрос дефицита воды, крайне остро стоящий в Средней Азии. А потом перешел к участию РФ в строительстве ГЭС в регионе, заверив, что, мол, необходимое условие для такого участия - "общее согласие всех сторон", в том числе и соседних стран.

Как напоминает газета "Коммерсантъ", ранее Москва проявляла готовность участвовать в завершении строительства Рогунской ГЭС, а также еще трех гидроэлектростанций на внутренних реках Таджикистана. Правда, о согласовании этих планов с соседними странами тогда речь не шла. В Ташкенте, однако, считали, что строительство ГЭС приведет к значительному сокращению поступления воды на узбекские земли.

За визитом Медведева в Узбекистан в Таджикистане вообще следили достаточно ревностно: между Ташкентом и Душанбе отношения достаточно сложные и неоднозначные. Когда же прозвучало "водное" заявление Медведева, в Душанбе не то чтобы совсем уж без оснований сочли, что в вопросе о нормах использования рек, протекающих по территории двух государств, Москва заняла сторону Узбекистана.

Понятно, что в ходе своего визита в Ташкент Медведев не мог обойтись без политического "подарка", особенно после того, как Каримов заверил его в своей лояльности и даже обязался продавать свой газ "Газпрому". В Ташкенте, конечно, ждали экономических субсидий, но Москве в условиях кризиса явно не до этого, и российские политтехнологи предпочли оплатить дружбу с Узбекистаном за счет Таджикистана. И, похоже, явно не ждали, что в Душанбе возмутятся. И даже направят в МИД РФ ноту протеста: "Таджикская сторона выражает недоумение относительно нынешней позиции российской стороны, озвученной в Ташкенте, которая не сходится с высказанной ранее готовностью РФ принять участие в завершении строительства Рогунской ГЭС на двусторонней основе". Но, по сообщениям газеты "Коммерсантъ", в ответ посол получил достаточно резкую отповедь московских чиновников.

Между тем вопрос со строительством ГЭС далеко не так однозначен, как кажется. Рогунская ГЭС была задумана в Таджикистане еще в годы существования СССР. Однако теперь переговоры об участии РФ в строительстве жизненно важной для страны Рогунской ГЭС практически зашли в тупик. Как жалуются в Москве, Таджикистан последовательно отвергает предложения России, которая в обмен на финансирование и доводку проекта требует не менее 51% акций будущего предприятия, указывает "НГ". А "Коммерсантъ" предполагает, что в этих условиях президент Таджикистана Эмомали Рахмон решил пойти на дипломатический демарш и тем самым подтолкнуть Москву к серьезным переговорам, но Москва восприняла таджикскую ноту не как приглашение к диалогу, а как резкий и необоснованный выпад. Возможно, еще и потому, что после переговоров в Ташкенте достраивать ГЭС явно не с руки, а просто отказаться неудобно.

Однако нельзя не заметить, что "гидроконфликт" с участием России - это не единственная проблема в отношениях РФ с Таджикистаном, который еще недавно считался в России союзником едва ли менее "образцовым", чем Армения. Теперь, однако, отношения стремительно ухудшаются, в немалой степени из-за нежелания России пресечь террор ультранационалистов против таджикских гастарбайтеров. Крупный дипломатический скандал разгорелся между Москвой и Душанбе в канун нового года. Все началось после жестокого убийства близ поселка Жабкино в Московской области 6 декабря 20-летнего гражданина Таджикистана Салохиддина Азизова. По данным таджикского МВД, с начала текущего года 80 граждан Таджикистана были убиты на территории РФ. Численность трудовых мигрантов из Таджикистана, работающих в РФ, составляет по независимым оценкам около миллиона человек, а при небольшом населении и тесных родственных связях Таджикистана это означает, что положение гастарбайтеров касается в Таджикистане практических всех семей.

Тогда МИД Таджикистана отправил ноту в российское посольство. "Правоохранительные органы России проявляют инертность в реагировании на участившиеся преступления в отношении граждан Таджикистана на почве ксенофобии", - говорилось в документе. Примерно в том же ключе было большинство публикаций в местной прессе.

Но тут вмешалось посольство РФ, которое не нашло ничего лучше, чем направить в адрес МИД Таджикистана ноту протеста, призвав внешнеполитическое ведомство разобраться в фактах освещения таджикскими СМИ проблемы ксенофобии в России. По мнению дипломатов, публикации не только носят "искажающий" и "тенденциозный" характер, но и открыто критикуют действия российского правительства.

Отметим: реагировать на оценки и комментарии в СМИ для диппредставительства - это само по себе нонсенс. Но, как видно, российские дипломаты слишком привыкли к "управляемым" СМИ у себя на родине и потребовали, чтобы официальный Душанбе разобрался с журналистами.

Источник в МИД России в беседе с корреспондентом "Труда" попытался сгладить конфликт: мол, СМИ "перегнули палку", но когда дипломат стал повторять излюбленные лозунги нацистов, что, дескать, мигранты совершают в три раза больше преступлений, чем это происходит в отношении них, в Душанбе это вызвало понятное возмущение. А журналисты выразили недоумение, по какому принципу посольство России составляло черный список СМИ.

Словом, конфликт, без сомнения, значительно глубже и серьезнее, чем вопрос о строительстве ГЭС. Более того, все происходит на фоне активизации США в соседнем Афганистане, и Вашингтон уже ведет диалог с Душанбе о "транспортном обеспечении" военных грузов. Проще говоря, расстановка сил в регионе меняется, и Россия для Таджикистана - уже не единственное окно в мир. Но в Москве этого, похоже, не поняли.

_________________________________

Убийства не остановят таджикских мигрантов ("BBCRussian.com", Великобритания)

Московская перспектива: ставка на историко-культурные связи ("The Financial Times", Великобритания)

В Средней Азии насторожились ("The International Herald Tribune", США)

Центральная Азия - передовой рубеж энергетической битвы ("The New York Times", США)

Большая игра в Центральной Азии ("United Press International", США)

Россия и Центральная Азия: за кем очередной ход? ("Gazeta.kz", Казахстан)

* * * * * * * * * *

"Плавленый сырок" - это ваш Шендерович (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Заплечных дел мастера (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Почему войны в Европе будут? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Назад в ГДР (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.