Стоило Джами Куканшоеву зайти в вагон московского метро, как трое спортивного вида молодых русских в тренировочных костюмах прекратили разговор и уставились на него.

'Ты, нерусский, ты что здесь делаешь? - крикнул один из них Куканшоеву, как и тысячи других мигрантов покинувшему нищий Таджикистан, ради работы на московских стройках. - Здесь тебе не место'.

В тот же миг троица обрушила на Куканшоева град пинков и ударов. 25-летнему таджику повезло: он отделался сломанным носом и переломом пальца. Его первое столкновение с рассерженными русскими в 2004 году также могло привести к гораздо худшему - тогда несколько человек сбросили его в реку с московского моста.

'Они решили, что я мертв, - рассказывает Куканшоев. - Поэтому они меня оставили'.

Пока Кремль борется с постепенно разъедающим российскую экономику финансовым кризисом, еще один кризис угрожает сделать непростой 2009 год еще более трудным.

Этническое насилие, в особенности, преступления, направленные против мигрантов из пораженных бедностью бывших союзных республик Средней Азии, достигло новых высот. В 2008 году в России было зарегистрировано 97 убийств и 428 нападений, определенных как преступления на почве нетерпимости. Это почти в два раза больше, чем в 2004 году. В 2009-м, по данным на середину февраля, на национальной почве были убиты уже 14 человек и ранены 33.

Ксенофобия много лет была бичом России, однако правозащитники опасаются, что экономический кризис может еще сильнее раздуть пламя. Чем тяжелее обстановка, тем активнее националистически настроенные русские начинают искать козлов отпущения. Удобная мишень у них перед глазами: миллионы мигрантов, стекающиеся в Россию в поисках лучшей жизни.

'Подобные нападения по ходу кризиса начнут совершать обычные люди, питающие те же антимигрантские чувства, что и националисты, - считает аналитик изучающего этническое насилие центра 'СОВА' Галина Кожевникова. - Люди, лишившиеся работы, будут нападать на тех, кто, по их мнению, виновен в их бедах'.

Эксперты полагают, что Кремлю следует принять экстренные меры по борьбе с этническим насилием, пока оно не переросло в масштабные беспорядки. Бунт, начавшийся в 2006 году в северном городе Кондопога, показал, как сильно оно способно раскачать лодку. Тогда драка в баре между русскими и чеченцами подняла волну насилия, приведшую, в том числе, к поджогам ресторанов и предприятий, принадлежащих чеченцам и мигрантам с Кавказа.

Столь же опасно, по мнению экспертов, то, что националистическое движение становится больше и богаче. В рядах некогда вытесненных на обочину общества ультранационалистских и скинхедских группировок теперь попадаются и банковские служащие, и биржевые брокеры.

'В их распоряжении огромные ресурсы, - объясняет Кожевникова. - У них есть собственные адвокаты, хорошие связи в деловых и банковских кругах'.

Нападения становятся все более наглыми. В декабре группа скинхедов забила насмерть Салохиддина Азизова, 20-летнего таджика, работавшего на овощном складе, обезглавила его и оставила его голову в пластиковом пакете у одного из московских правительственных зданий.

В электронном письме за подписью некой 'Боевой организации русских националистов', отправленном московской правозащитной организации, говорилось, что убийство Азизова было посланием, адресованным московским властям 'русскими, которые не могут больше терпеть нашествие иноплеменных в своем городе'. 'Если чиновники будут продолжать заселять Россию инородцами, то нам придется начать уничтожать чиновников!' - говорилось далее в письме.

Перед лицом сокращения численности населения, угрожающего в будущем российским трудовым ресурсам, два года назад федеральные власти смягчили иммиграционную политику, устранив 'административные рогатки' для трудовых мигрантов. При этом, в то же время, правительство продолжило борьбу с нелегальным трудовым рынком, введя миграционные квоты.

Теперь националисты угрожают переключиться на защищающих мигрантов правозащитников. 8 февраля Кожевникова получила e-mail, в котором говорилось: 'Убивать журналистов, ученых и экспертов эффективнее с точки зрения националистической пропаганды, чем убивать людей неславянской внешности'.

Кожевникова считает это угрозой убийства.

'Да, меня беспокоит моя безопасность, - говорит она. - Когда я возвращаюсь домой поздно вечером, я смотрю, нет ли под дверью бомбы. Коллеги говорят, что мне лучше бы покинуть страну, но я не собираюсь этого делать'.

Российские власти, включая премьер-министра Владимира Путина и президента Дмитрия Медведева, публично осудили нарастающее этническое насилие и пообещали принять меры.

В то же время, российские власти усиленно поддерживают прокремлевские молодежные организации с националистическими, по мнению правозащитников, программами, выступающие против притока трудовых мигрантов из бывших советских республик Средней Азии и Кавказа.

Правозащитники также сообщают о том, что в российских областных центрах группы националистов останавливают на улицах мигрантов из Средней Азии и проверяют, все ли у них в порядке с документами.

'Милиция на это не реагирует, - замечает Кожевникова. - То, чем занимаются эти группировки, незаконно, но никто ничего не делает по этому поводу'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.