На втором процессе над бывшим российским нефтяным магнатом Михаилом Ходорковским на скамье подсудимых должен был бы сидеть другой человек - президент Дмитрий Медведев.

В чем его преступление? В том, что он не вырвал из рук своего мстительного наставника Владимира Путина это дело, ставшее символом злоупотребления властью и коррупции в России.

Его нельзя считать результатом бдительности российской прокуратуры, известной в основном своими громкими провалами: например, следователи так и не нашли настоящих убийц Анны Политковской - журналистки, критиковавшей Путина и погибшей в его день рождения в 2006 г.

Обвинения против Ходорковского - неопровержимая улика против 'правового нигилизма' в России, с которым Медведев - бывший преподаватель права, занимающий пост президента всего год - обещал покончить. От этого дела за версту разит личной местью - только так можно объяснить бесконечные унижения, которым подвергают некогда самого богатого человека в России.

Все началось с его ареста в октябре 2003 г. вооруженными людьми в масках. В 2005 г. Ходорковского признали виновным в мошенничестве и уклонении от налогов, приговорили к восьми годам заключения (срок он отбывает в исправительно-трудовом лагере в Сибири), и отобрали его компанию 'ЮКОС', проданную затем по бросовым ценам для взыскания налоговых недоимок. Но даже в колонии на китайской границе Ходорковского продолжают донимать. Ему отказали в условно-досрочном освобождении за 'прогул' занятий по кройке и шитью, и бросили в карцер за согласие дать интервью.

Дальше некуда?

Единственное обвинение, от которого ему удалось отбиться, касалось попытки изнасилования другого заключенного.

Казалось бы, все что можно сделать против Ходорковского, уже сделали - тем не менее российская прокуратура не оставляет его в покое. Теперь его обвиняют в хищении средств 'ЮКОСа' в размере 24,6 миллиардов долларов, и отмывании еще 7,5 миллиардов прибыли. Его адвокаты называют эти обвинения 'смехотворными', но в результате он может получить - и вероятно получит - еще 22 года тюрьмы.

Почему? Потому что сегодня эта страна - по-прежнему 'путинская Россия', где в политике и бизнесе важно только одно: лояльность и раболепие перед Кремлем. 'Воскрешение' дела Ходорковского, да еще в тот момент, когда Россия отчаянно нуждается в западных кредитах, неопровержимо свидетельствует, что практика подтасовок со стороны властей никуда не делась.

В этом месяце в зале суда решается не вопрос о вине или невиновности Ходорковского. То, каким образом российские миллиардеры сколотили свои состояния, и насколько они при этом оставались в ладу с законом - тема отдельная, запутанная и спорная.

Главное в другом: речь идет об 'избирательном' правосудии, когда одному виновному приходится отвечать за преступления, совершавшиеся многими. Уклонение от налогов и хищения - кто в этой стране сочтет подобные вещи чем-то из ряда вон выходящим? Уж точно не олигархи, входящие в путинский 'ближний круг' - те самые, что сегодня распродают собственные яхты и виллы во Франции, чтобы расплатиться с долгами своих корпораций.

Политические мотивы

С самого начала было ясно, что преследование Ходорковского обусловлено политическими причинами - его амбициями как в качестве нефтяного магната, так и в качестве потенциального соперника Путина. Так или иначе - это путинская кампания, но отнюдь не медведевская.

Потому-то речь сейчас идет не о Ходорковском, а о Медведеве - путинском собственноручно подобранном преемнике, обещавшем после своего избрания реформировать систему, которую он должен был унаследовать.

Появились надежды, что новый президент сможет освободиться от наследия своего предшественника. Люди наивно верили его словам, когда в феврале прошлого года, во время предвыборной кампании, Медведев назвал 'обеспечение подлинной независимости судебной системы от исполнительной и законодательной власти' одним из главных приоритетов своей деятельности на посту президента.

Провал на экзамене

Что ж, вот и пришло время 'экзамена', и пока что ни Медведев, ни российская судебная система его не выдерживают. Атмосфера на предварительных слушаниях по делу Ходорковского, состоявшихся на прошлой неделе, не сулит ничего хорошего. Судья, в частности, отказался разрешить Ходорковскому и его бывшему партнеру Платону Лебедеву покинуть застекленные клетки для подсудимых и сесть рядом с адвокатами.

Человеком, о котором можно сказать, что он не утратил собственного достоинства, оказался сам Ходорковский. 'Хитрить, прятаться за процессуальные увертки я не буду, а буду отвечать на любые вопросы по предъявленному обвинению, - заявил он. - Я не буду говорить о политической мотивированности процесса в открытых судебных слушаниях, чтобы не затруднять понимания шокирующей простоты дела'.

Это ставит его в один ряд с диссидентами семидесятых и восьмидесятых вроде Андрея Сахарова и Натана Щаранского, требовавшими от советских властей соблюдать ими же принятые законы. В те времена этого было достаточно, чтобы они отправились в ссылку.

На карту в зале московского суда поставлена не только судьба Ходорковского, но и способность Медведева проявить себя самостоятельным лидером, имеющим собственную программу действий и воплощающим ее в жизнь.

Пока что - с учетом правил игры, действующих в путинской России - создается впечатление, что им обоим суждено проиграть.

Селестин Болен - обозреватель Bloomberg News. Данная статья отражает ее личную точку зрения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.