Я сочувствую российским лидерам. Всего год назад Россия поднялась с колен и заняла принадлежащее ей по праву место во главе международного стола. Будучи энергетической сверхдержавой, она контролировала то, как отапливается Европа, и ей принадлежал каждый восьмой баррель нефти, добываемой в мире. Нефтедоллары поступали быстрее, чем российские миллиардеры успевали их тратить на 'Бентли' и 'Гуччи'. Эти миллиардеры, кроткие как агнцы в присутствии кремлевских политических боссов, рычали как львы за рубежом, пугая иностранные компании.

Летом прошлого года российская армия одержала победу в своей первой за несколько десятилетий войне на чужой территории - пускай даже против крохотного соседа. Россию еще не любили и не уважали, но уже начали бояться - долгожданное возвращение к былой славе.

Поначалу и нынешний экономический кризис казался многообещающим. Ненавистные янки, наконец-то, получили по заслугам. С экономической мощью Америки было покончено, ее 'зеленый' превратился в мусор, а система управления экономикой оказалась дискредитирована.

До чего же это было сладостно! И какое разочарование было впереди. Рецессия ударила по России быстрее и больнее, чем по всему остальному миру. Не менее неприятным сюрпризом стал рост спроса на американские казначейские облигации и курса доллара по отношению к рублю.

Но самым тяжелым ударом стало осознание того, что в международном масштабе Россия остается игроком низшей лиги. Россия не вносит существенного вклада в дебаты о том, как решить экономический кризис. Единственное, что российские лидеры могут сделать наверняка, - это сидеть смирно и ждать, пока президент США Барак Обама вытащит американскую экономику из рецессии.

Никого не должно удивлять то, что Россия не принимает решения по вопросам мировой экономики. Россия - новичок в глобальной экономической системе, которая функционировала в своей нынешней форме на протяжении почти пяти десятилетий до того, как Советский Союз появился из-за 'железного занавеса'.

Даже Китай со своим огромным населением и громадным объемом экспорта не сумел сгладить последствия кризиса. У пекинских коммунистов, как и у их коллег из Кремля, нет иного выбора, кроме как болеть за успех Обамы.

И Россия, и Китай находятся в уязвимом положении. Нынешний экономический кризис, что осознает все больше людей, вызван не коллапсом рынка недвижимости в Соединенных Штатах или обрушением глобальной финансовой системы. Это сдвиг парадигмы спроса и предложения из разряда тех, что происходят раз в столетие. Прежний спрос, основанный на избыточной долларовой ликвидности и сложной системе регулирования долгов, исчез и не может быть воссоздан. Миру придется разработать новые способы уплаты за громадные объемы товаров и услуг, на производство которых настроена глобальная экономическая машина. Этот процесс будет долгим и трудоемким.

До прошлой осени спрос, покрывавшийся за счет кредитов, был велик. Это означало, что большинство рынков были рынками продавцов. Отныне спрос будет крайне небольшим, а это означает, что при совершении сделок преимущество будет у покупателей. Это потребует снижения цен, повышения надежности и качества всего, за что они платят.

Это относится не только к машинам, одежде и потребительской электронике, но и к природным ресурсам. Недавно Всемирный банк предупредил о том, что в этом году глобальный ВВП сократится впервые после Второй мировой войны. Миру потребуется меньше нефти, газа, металлов и других ресурсов. Если Россия не очнется и не начнет лучше понимать нужды своих зарубежных клиентов, то ей, возможно, будет очень трудно продать свои ресурсы в высоко конкурентных условиях рынка.

Алексей Байер - нью-йоркский экономист, родившийся в Москве

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.