Президент Барак Обама заявляет о стремлении к конструктивному взаимодействию с Россией, и одновременно выражает озабоченность в связи с все более бесцеремонными действиями Москвы, и угрозой, которую они представляют для существующего международного устройства. Эта озабоченность имеет под собой все основания, а угроза, исходящая от усиливающейся России, вполне реальна. Попытки Москвы 'застолбить' за собой 'сферу привилегированных интересов' в Евразии и пересмотреть принципы европейской безопасности негативным образом отражаются на американо-российских отношениях, международной безопасности, независимости суверенных государств бывшего СССР, и самостоятельности действий Европы.

Несмотря на это, администрация Обамы, насколько можно судить по недавнему выступлению вице-президента Джо Байдена на ежегодной Мюнхенской конференции по проблемам безопасности, спешит продемонстрировать политику 'пряника' по отношению к Кремлю. В своей речи вице-президент впервые обрисовал перед международной аудиторией внешнеполитическую концепцию администрации Обамы, заявив, в частности, что в отношениях с Россией США следует 'нажать на кнопку 'перезагрузки''. В этом выступлении явно бросалось в глаза отсутствие каких-либо упоминаний о событиях, происходящих в последнее время на пространстве Евразии.

Такого же подхода придерживался во время визита в Москву и заместитель госсекретаря по политическим вопросам Уильям Бернс (William Burns). Он заявил, что Соединенные Штаты готовы еще раз изучить вопрос о 'темпах создания' противоракетного 'щита' в Европе в обмен на сотрудничество России в попытках убедить Иран отказаться от создания ядерного оружия, и старался всячески преуменьшить значение авиабазы США в Кыргызстане, чьи власти только что потребовали ее эвакуации.

Осуществляются и другие дипломатические усилия, призванные добиться 'оттепели' в американо-российских отношениях.

Как сообщает New York Times, месяц назад президент Обама направил российскому лидеру Дмитрию Медведеву 'секретное' послание; письмо было передано адресату лично в руки. По данным газеты, в послании отмечается: если Россия совместно с США не допустит появления у Ирана ядерных ракет дальнего радиуса действия, необходимость в размещении ПРО в Европе отпадет - сам президент Обама отрицает наличие подобных предложений по принципу 'баш на баш'. В письме предлагается создать 'единый фронт' для решения иранской проблемы. В своем ответе Медведев судя по всему, отверг предложение Вашингтона, отметив, что Кремль 'тесно взаимодействует с нашими американскими коллегами по вопросу об иранской ядерной программе', но вне контекста проблемы размещения системы ПРО в Европе. Он заявил, что 'эти проблемы никто не привязывает к какому-либо обмену, особенно по иранскому вопросу'. Тем не менее, Медведев приветствовал зондаж Вашингтона, расценив его как позитивный сигнал со стороны администрации Обамы.

6 марта, после встречи министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе, госсекретарь Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) провела в Женеве переговоры с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым. В качестве символического сувенира Клинтон преподнесла ему желтую шкатулку с кнопкой и надписью 'перезагрузка' по-английски и по-русски. В госдепартаменте, однако, неверно перевели слово "reset", в результате чего русская надпись гласила: 'перегрузка'. Этот маленький инцидент весьма символичен: разумная внешняя политика не терпит спешки и некомпетентности: здесь лучше следовать русской поговорке 'Семь раз отмерь, один раз отрежь'.

Кроме того, в апреле президент Обама должен встретиться с российским коллегой в Лондоне, на саммите 'большой двадцатки'. В ходе переговоров два лидера обсудят результаты, достигнутые в Женеве, и другие инициативы, в том числе и те, что изложены в секретном послании. Кроме того, фоном для этой встречи станет обоюдное стремление администрации Обамы и Москвы заключить новое юридически обязывающее соглашение об ограничении стратегических ядерных вооружений. Новое соглашение призвано заметить Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), подписанный в 1991 г. Срок действия договора по СНВ истекает в конце нынешнего года, если он не будет продлен, что администрация Обамы считает проблематичным.

Насколько можно судить по 'утечкам' в российские СМИ, американские инициативы встречают позитивную реакцию; предполагается, что Кремль возможно откажется от размещения тактических ракет 'Искандер' в Калининградской области. Ряд выступлений и реплик президента Медведева, а также заявление премьер-министра Владимира Путина в Давосе 28 января о необходимости сотрудничества великих держав в поисках выхода из нынешнего экономического кризиса, можно расценить как признаки изучения Москвой возможностей улучшить отношения с Вашингтоном - пусть даже и вызванных экономическими трудностями в самой России.

Хотя улучшение отношений между нашими странами, несомненно, желательно, администрации Обамы - которая еще не объявила о своих назначенцах на ключевые посты, связанные с Россией, и не провела всеобъемлющего анализа сложившейся ситуации - не следовало бы проявлять чрезмерную торопливость. Подобное улучшение не должно достигаться в ущерб защите самих США и наших союзников от иранской ракетной угрозы, независимости и суверенитету государств постсоветского региона, или за счет согласия с наличием у России некоей 'сферы влияния'. Прежде всего администрация Обамы не должна позволить Москве перекроить геополитическую карту Европу и закрепить плоды недавних успехов в Грузии, включая строительство и расширение военных баз на грузинской территории, или ликвидацию американского военного присутствия в Кыргызстане.

Исключительная сфера влияния

Начиная с переломного момента - войны с Грузией в августе прошлого года - Россия ведет наступление по всей Евразии и стремится восстановить контроль над значительной частью постсоветского пространства. Кремль придает расширению своей исключительной сферы влияния такое значение, что даже жестокий экономический кризис - в результате которого курс рубля по отношению к доллару снизился вдвое, а капитализация российского фондового рынка 'просела' на 80% - не остановил его натиск в 'ближнем зарубежье'.

У Москвы уже имеется целый ряд военных баз на территории Европы и Евразии. Недавно командование российских вооруженных сил объявило о создании трех баз в сепаратистской республике Абхазии - военно-морской в Очамчире, военно-воздушной в Бомборе близ Гудауты, и базы горнострелковых спецподразделений в Кодорском ущелье. Оборудуются и две военные базы в Южной Осетии - в Джаве и столице Цхинвали. Эти шаги не только являются нарушением духа и буквы соглашения о прекращении огня, достигнутого при посредничестве президента Франции Николя Саркози по окончании российско-грузинской войны 2008 г., но и расширяют военное присутствие России на Южном Кавказе, подвергая опасности и без того рискованное стратегическое положение Грузии, а также энергетический транспортный коридор между Востоком и Западом - трубопроводы и железнодорожные ветки, соединяющие побережье Каспийского моря с Турцией и Европой.

Совсем недавно Вашингтон получил от президента Кыргызстана Курманбека Бакиева 'уведомление о выселении' американских военных с базы на территории этой страны. На совместной пресс-конференции с президентом Дмитрием Медведевым в Москве в прошлом месяце Бакиев объявил: США должны эвакуировать авиабазу Манас на территории аэропорта киргизской столицы Бишкека - важнейший перевалочный пункт, используемый для снабжения американских и натовских войск в Афганистане с 2001 г. Этим шагом Кремль дал понять, что для доступа в Центральную Азию западным странам необходимо заручиться поддержкой Москвы - и к тому же платить ей за транзит своих грузов.

Стремление НАТО к сотрудничеству с Россией нетрудно понять в связи с развитием событий на афганском и иранском направлениях. Однако сама эта проблема - отчасти дело рук Москвы. После категорического "Yankee Go Home", прозвучавшего из Кыргызстана, Кремль предложил использовать для снабжения войск в Афганистане российские транспортные самолеты и воздушное пространство. Что же касается иранского вопроса, то здесь Москва отказывается идти на компромисс. Таким образом, речь идет о геополитике в духе Тони Сопрано: 'Используете мои грузовики и мои свалки - иначе не моей территории вы дела вести не сможете'.

Эвакуация американских военных с авиабазы Манас затруднит задачу по усилению американского контингента в Афганистане на 30000 военнослужащих - а ведь это одна из первоочередных целей администрации Обамы. Тот факт, что Кремль оказывал давление на руководство Кыргызстана с целью ликвидации американской базы, порождает вопросы относительно долгосрочных стратегических планов Кремля и его возможной готовности поспособствовать поражению НАТО в Афганистане.

Возможно, Москва ошибочно полагает, что после этого она вместе с Ираном и Китаем сможет взять ситуацию в Афганистане под контроль, и не позволить талибам усилить свое влияние на российских союзников в Центральной Азии и на Кавказе. Однако в долгосрочном плане именно исламистский радикализм, а отнюдь не США, представляет собой угрозу системного порядка для 'мягкого подбрюшья' России на юге - угрозу, на которую у Москвы нет адекватных ответов.

Россия предпринимает шаги по усилению своего влияния на всем пространстве от Польши до Тихого океана. Она создает вместе с Беларусью единую систему ПВО (это предприятие может обойтись в миллиарды долларов), и выступила инициатором формирования в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) сил быстрого реагирования (СБР) наподобие аналогичного коллективного контингента в рамках НАТО. СБР ОДКБ могут быть задействованы не только для борьбы с внешними врагами, но, скорее всего, и для подавления 'бархатных революций' и акций народного недовольства в странах-участницах Организации. Россия также объявила о создании семью странами, входящими в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) стабилизационного фонда в размере 10 миллиардов долларов; 7,5 миллиардов из этой суммы выделит Москва. Причина подобной щедрости проста: деньги и оружие - надежное средство усиления контроля над союзниками.

Попытки России застолбить за собой зону 'привилегированных интересов' идут в русле концепции, сформулированной почти два десятка лет назад Евгением М. Примаковым - лидером 'евразийского' течения внешнеполитической мысли, занимавшим при Борисе Ельцине посты главы внешней разведке, министра иностранных дел, а затем и премьера. В 1994 г. Служба внешней разведки под руководством Примакова подготовила доклад, где рекомендовалось установить российскую гегемонию в 'ближнем зарубежье' - новых независимых государствах, возникших на развалинах распавшейся советской империи.

С начала иракской войны Кремль отстаивал концепцию 'многополярности', в рамках которой влияние США должно сдерживаться Россией, Китаем, Индией и рядом авторитарных государств. Сегодня Путин и Медведев призывают к созданию новой геополитической и экономической 'архитектуры' - не только в Европе, но и по всему миру - основанной на разделе сфер влияния.

Одна из таких сфер охватывает Иран. Интересы России в этой стране - как коммерческие, так и геополитические - не допускают ее существенного сотрудничества с международным сообществом по иранскому вопросу или какой-либо 'всеобъемлющей сделки'. Эта так называемая 'сделка' могла бы включать отсрочку или аннулирование американских планов по развертыванию ПРО в Европе, сокращение активности в отношениях с российским 'ближним зарубежьем' и игнорирование ситуации с правами человека в самой России в обмен на сотрудничество Москвы в обуздании иранских ядерных амбиций. На практике, однако, такой 'обмен' обречен на провал.

Коммерческие интересы России в Иране хорошо известны, и их диапазон весьма широк - от многомиллиардных сделок по поставке оружия и ядерных технологий до выгодных контрактов российских нефтегазовых компаний на разработку иранских месторождений, в том числе морских. Впрочем, при всей своей прибыльности, эти коммерческие контакты часто имеют и геополитический аспект. Если формально Кремль 'помогает' Западу в попытках приостановить иранскую программу по обогащению урана, то на деле он одновременно оказывает содействие ядерной программе Тегерана, отлично понимая, что международные санкции будут удерживать Иран в сфере экономического влияния России. Тем самым Москва убивает сразу двух зайцев: способствует тому, чтобы внимание США и их союзников было приковано к этой проблеме, и не позволяет западным компаниям наладить поставки иранского газа в Европу через планируемый трубопровод Nabucco.

Кроме того, Россия рассматривает Иран как один из важнейших 'плацдармов' для восстановления своего влияния в регионе и в мире при одновременном блокировании или противодействии влиянию США. Москва использует Иран, как геополитический 'таран', или 'клин', который она старается вбить между Вашингтоном и государствами Персидского залива. Таким образом, российские поставки оружия Тегерану обусловлены не только экономическими и экспортными соображениями, но и геополитическими мотивами. Необходимо осознавать, что Россия и Иран придерживаются стратегии 'многополярности', как выражаются их лидеры, - и на Ближнем Востоке, и на международной арене в целом. В результате, по мнению Кремля, наличие 'прозападно настроенного' Ирана в 'мягком подбрюшии' России не отвечает национальным интересам страны. Помимо перечисленных факторов, 'обмен' вроде того, о котором мы упоминали выше, обойдется Москве чересчур дорого (и эта цена к тому же со временем будет только возрастать), а также подорвет позиции друзей и союзников Америки. Все это необходимо принимать во внимание при рассмотрении любого варианта 'всеобъемлющей сделки'.

Попытки ревизии мироустройства в целом

Несмотря на экономический кризис, поумеривший возможности Москвы, Россия продолжает делать все возможное для осуществления масштабной, глобальной ревизионистской программы, цель которой - подрыв международной архитектуры безопасности, основанной, как считают в Кремле, на преобладании США. Правители России стремятся построить миропорядок, в рамках которого Россия, Китай, Иран, Сирия и Венесуэла должны составить 'противовес' Америке. Этой цели Москва добивается, несмотря на истощение золотовалютных резервов и резкий экономический спад, вызванный падением цен на энергоносители и другое сырье.

В декабре 2008 г. российский ВМФ провел совместные учения с Венесуэлой в Карибском море, а сверхзвуковые бомбардировщики Ту-160 "Blackjack" и старые, но надежные турбовинтовые Ту-95 "Bear" возобновили патрулирование вблизи воздушного пространства США на Тихом океане и в Арктике; перелет с аналогичными целями был осуществлен и в Венесуэлу.

Недавно представитель высшего командования российских ВВС объявил, что Кремль рассматривает предложение Каракаса о размещении стратегических бомбардировщиков на авиабазе, расположенной на принадлежащем Венесуэле острове Арчила. Российские власти также изучают вопрос о базировании бомбардировщиков на территории Кубы: там есть четыре-пять аэродромов с взлетно-посадочными полосами длиной в 4000 метров. 'Будет воля глав двух государств, воля политическая, мы готовы туда полететь', - отметил этот генерал.

Россия также занимается модернизацией сирийских портов Тартус и Латакия, намереваясь расширить свое военно-морское присутствие в Средиземном море; не исключено, что она также вновь начнет использовать якорные стоянки в Ливии и Йемене. Я привел лишь несколько примеров реализации глобальной программы Москвы. Хотя некоторые из этих шагов носят в основном символический характер, в сочетании с программой модернизации вооруженных сил ценой в 300 миллиардов долларов они свидетельствуют о том, что Россия сегодня проявляет на мировой арене большую агрессивность и амбициозность, чем прежде. Кроме того, Москва открыто поддерживает контакт с террористическими группировками "Хезболла" и ХАМАС.

В случае реализации концепции Кремля 'многополярность' - с учетом наличия на международной арене большого числа 'плохих' игроков - приведет к ухудшению и без того нестабильной и опасной ситуации в мире. Кроме того, сами попытки навязать подобные 'преобразования' чреваты риском дестабилизации существующей международной системы и ее институтов без их замены дееспособными альтернативами.

Российская стратегическая программа в энергетической сфере

На одном только энергетическом направлении администрации Обамы предстоит столкнуться с целым рядом вызовов, исходящих из Москвы. В мае 2008 г., еще до войны в Грузии, администрация Буша подписала с Россией так называемое 'соглашение 123' о сотрудничестве в развитии мирной атомной энергетики и борьбе с распространением ядерного оружия. Это соглашение - его название связано с тем, что оно подпадает под действие раздела 123 американского Закона об атомной энергии - необходимо для налаживания сотрудничества между двумя странами в ядерной сфере. Оно способствовало бы выходу России на международный рынок утилизации и переработки ядерных отходов, обеспечивая ей доступ к американским коммерческим технологиям в этой области.

В Конгрессе, однако, это соглашение встретило мощное противодействие - конгрессмен-демократ от штата Массачусетс Джон Динжделл (John Dingell), возглавлявший тогда Комитет по вопросам энергетики и торговли, в частности, заявил: 'Даже если бы Россия не вторглась в Грузию, одной ее поддержки иранской ядерной программы и работ по созданию баллистических ракет вполне достаточно, чтобы усомниться в целесообразности соглашения сроком на 30 лет, предусматривающего передачу этой стране чувствительных ядерных технологий и материалов'. Сегодня, когда администрация Обамы дает понять, что она настроена на новую 'оттепель' в двусторонних отношениях, российское руководство надеется, что Вашингтон вдохнет новую жизнь в этот документ, способный пополнить оскудевшую казну Москвы миллиардами долларов.

Зависимость Европы от российского газа: европейцев, особенно немцев, волнует вопрос о сокращении выбросов двуокиси углерода в атмосферу; при этом они недооценивают значение мирного атома и угля в качестве источников энергии, альтернативных природному газу. Главная причина 'привыкания' Европы к 'голубому топливу' связана с Россией. Таким образом, озабоченность экологическими проблемами превращается в серьезную геополитическую проблему. Болгария, Словакия и Финляндия импортируют из России до 100 % потребляемого газа, и не интересуются альтернативными возможностями поставок - например, в форме сжиженного природного газа. Германия получает от России 40% потребляемого 'голубого топлива', причем к 2020 г. эта доля должна увеличиться до 60%.

Россия добивается гегемонии на Континенте, особенно в Восточной и Центральной Европе, включая Германию, за счет своей 'квазимонополии' на газовые поставки и значительной доли на европейском рынке нефти и иного стратегического сырья. Она контролирует стратегически важную трубопроводную инфраструктуру, и пытается расширить ее за счет строительства трубопровода Nord Stream по дну Балтийского моря в Германию, и 'Южного потока' по дну Черного моря. Москва даже пытается взять под контроль трубопроводы, ведущие в Европу из Северной Африки.

Россия целенаправленно использует доходы от экспорта энергоносителей для реализации своей стратегической и внешнеполитической программы. Она предоставляет доступ к своим энергоресурсам 'избранным' европейским компаниям в обмен на сотрудничество политического характера и лоббирование интересов Кремля в государственных структурах соответствующих стран. Москва впрямую нанимает на работу некоторых видных европейских политиков, например бывшего германского канцлера Герхарда Шредера (Gerhard Schroeder) и бывшего премьер-министра Финляндии Пааво Липпонена (Paavo Lipponen), для продвижения интересов Москвы и энергетических сделок. Другим европейским 'политическим тяжеловесам', в частности, бывшему итальянскому премьеру Романо Проди (Romano Prodi) Кремль предлагал выгодные контракты и высокие должности в деловых структурах.

Российский газовый гигант 'Газпром' оптом и в розницу скупает энергетические активы в Европе. По прогнозам, к 2030 г. Европа будет закупать у России до 60% потребляемого газа; некоторые страны уже сегодня на 100% зависят от 'Газпрома'. Москва не раз наглядно демонстрировала готовность использовать эту зависимость и свое 'энергетическое влияние' в качестве внешнеполитического инструмента, перекрывая, или угрожая перекрыть, газовые поставки странам, противодействующим, по ее мнению, российским интересом - в частности, Украине, Грузии, и Азербайджану.

В настоящее время Россия создает газовый картель по образцу ОПЕК вместе с Ираном, Катаром и другими ведущими добывающими государствами; его штаб-квартиру планируется разместить в Москве. Этот картель позволит Кремлю и Тегерану диктовать ценовую политику, вмешиваться в вопросы о новых проектах, и не допускать строительства 'нежелательных' трубопроводов. Это позволит им еще больше укрепить свою гегемонию в сфере газовых поставок в Европу, а в конечном итоге и взять под контроль мировой рынок сжиженного газа. Зависимость ЕС от такого картеля ослабит его возможности по поддержке стран-экспортеров газа, чьи трубопроводные маршруты проложены в обход России, поставит под угрозу политику Брюсселя по либерализации энергетического сектора и дерегулированию газового рынка, а также может быть чревата и тяжелыми внешнеполитическими последствиями.

США несомненно следует испытать все возможные дипломатические пути обуздания антиамериканского курса России, однако новая администрация должна быть готова и к тому, что единственным выбором для США окажется противодействие ревизионизму Кремля за счет 'антистимулов'. Ей не следует ограничиваться лишь шагами, призванными убедить Кремль поддержать существующее международное устройство.

Верховенство закона: откат к 'правовому нигилизму'

Администрации Обамы не следует оставлять без внимания и ухудшение ситуации с законностью в России за последние шесть лет. Верховенство закона необходимо для зарубежных и внутренних инвестиций на российском рынке, защиты прав инвесторов, включая права собственности, а также развития гражданского общества и обеспечения прав человека. При коммунистическом режиме положение с законностью в России было ужасающим, да и раньше оно явно оставляло желать лучшего. Будем надеяться, что при президенте Медведеве, начавшем свою карьеру в качестве преподавателя права, дела здесь пойдут на лад.

В период пребывания у власти администрации Бориса Ельцина (1992-1999 гг.), российские суды, несмотря на коррупцию и слабую юридическую подготовку, медленно, но верно обретали большую независимость. Однако в 2002-2003 гг. начался обратный процесс. В частности, государство начало все чаще прибегать к так называемому 'телефонному праву' - практике, в рамках которой высокопоставленные представители исполнительной власти указывают судьям, в том числе членам Верховного суда, какое решение им следует принять по тому или иному делу. Власти также стали более решительно вмешиваться даже в сравнительно незначительные споры хозяйствующих субъектов под предлогом защиты 'приоритетных государственных интересов'. Российские судьи зависят от государства в плане продвижения по службе и социальных льгот - именно оно решает вопросы об их назначении на должность и повышении, предоставляет квартиры, машины, отпуска и др. Таким образом, государство восстановило контроль над судебной системой и подчинило ее исполнительной власти.

Государственные чиновники все чаще оказываются замешанными в недружественных поглощениях и присвоении активов - начиная от прав интеллектуальной собственности на фильмы (даже мультипликационные) и прибыльные товарные знаки (например, на 'Столичную' водку) до (и главным образом) компаний, занимающихся разработкой природных ресурсов.

Переломный момент: переломным моментом и символом ухудшения ситуации с верховенством закона в России стало первое дело против 'ЮКОСа' (2003-2004 гг.), в результате которого были конфискованы активы самой транспарентной и эффективной российской компании. 'ЮКОС' был демонтирован в связи со сфабрикованными обвинениями - даже многие государственные чиновники четко заявляли: одной из главных причин стал тот факт, что деятельность ее главы Михаила Ходорковского воспринималась как опасная с политической точки зрения, поскольку он поддерживал либеральные партии, интернет-проекты и институты гражданского общества.

Кампания против 'ЮКОСа' подорвала представление о беспристрастности правосудия, поскольку речь шла о выборочном преследовании одной корпорации, 'неудобной' с политической точки зрения. Других российских олигархов, зачастую замешанных в сомнительных методах ведения бизнеса, но политически лояльных режиму, никто не трогал.

Имущество 'ЮКОСа' было продано с аукциона государственной нефтяной компании 'Роснефть' по цене существенно ниже рыночной. 'Роснефть' контролируют личные друзья и политические союзники Владимира Путина. Вряд ли можно считать случайным тот факт, что после 'дела 'ЮКОСа'' отечественные и западные нефтяные компании стали подвергаться жесточайшему давлению со стороны российского государства, использовавшего бюрократический аппарат, в частности, налоговое ведомство и структуры экологического надзора, для присвоения их прав собственности. Жертвами этой политики стали Exxon, Shell, British Petroleum, фирма Уильяма Браудера (William Browder) Hermitage Capital, российские компании 'Русснефть' и 'Мечел' - и это лишь несколько примеров.

Добившись осуждения Ходорковского, - самого богатого и успешного бизнесмена в России - исполнительная власть продемонстрировала свою способность сделать что угодно с кем угодно; все олигархи и политики быстро осознали, что, как говорят борги из сериала 'Звездный путь' (Star Trek), 'сопротивление бесполезно'.

Сегодня Ходорковский ожидает нового судебного процесса: он должен начаться 1 апреля - примерно в то же время, когда Обама и Медведев впервые встретятся в Лондоне. Большинство наблюдателей считает предстоящий суд продолжением политической вендетты, не имеющим под собой правовых оснований. В связи с этим процессом российские эксперты надеются только на то, что президент Медведев, не раз говоривший, что Россия страдает от 'правового нигилизма', даст указание вести его беспристрастно, или помилует Ходорковского после вынесения приговора - что впрочем, маловероятно.

Убийства журналистов: к сожалению, президента Медведева не слишком заботит убийство в октябре 2006 г. журналистки и общественного деятеля Анны Политковской; не далее как в феврале лица, обвинявшиеся в этом преступлении, были оправданы судом присяжных. Более того, прокуратура так и не назвала суду имена заказчиков и непосредственного исполнителя преступления, а полковнику ФСБ, тесно связанному с его организацией, вообще не было предъявлено обвинение в убийстве.

Не требует Медведев и ускорить поиски убийц юриста-правозащитника Станислава Маркелова, застреленного в прошлом месяце в двух шагах от Кремля вместе с другой журналисткой - Анастасией Бабуровой.

Ничего не делается для расследования целого ряда дел об убийствах журналистов - военного корреспондента газеты 'Коммерсант' Ивана Сафронова (он был выброшен из окна), Юрия Щекочихина, заместителя главного редактора 'Новой газеты', где работали Политковская и Бабурова (он был отравлен), и американца русского происхождения Пола Хлебникова (Paul Klebnikov), главного редактора русскоязычной версии журнала Forbes (застрелен в 2004 г.). Только после вмешательства Михаила Горбачева прекратились, по крайней мере на время, угрозы в адрес Юлии Латыниной - смелой писательницы и публицистки, специализирующейся на журналистских расследованиях. Несмотря на все разговоры о восстановлении правовых норм в стране и борьбе с коррупцией, нарушения российского законодательства и конституции, увы, продолжаются. Нет сообщений и о каком-либо прогрессе в расследовании загадочного убийства Александра Литвиненко - бывшего офицера российских спецслужб, отравленного в Великобритании радиоактивным изотопом полонием. До сих пор неясно, кто заказал, санкционировал и организовал это преступление. Более того, человек, подозреваемый в убийстве Литвиненко, сегодня баллотируется на пост мэра будущей олимпийской столицы России - Сочи.

Однако без фундаментальной правовой реформы, противодействия коррупции и восстановления независимости судебной системы Россия так и останется среди стран, замыкающих список 'Индекса коррупции в мире', составляемого Transparency International, и 'Индекса экономической свободы' по версии аналитического центра Heritage Foundation. Если Россия не вернется к международно признанным правовым методам, приток инвестиций на ее рынок скорее всего замедлится, а 'бегство капиталов' продолжится. По данным одного недавнего исследования, доля оправдательных приговоров в деятельности российских судов составляет 1-2%; даже при Сталине оправдывались 10-12% обвиняемых, а в Европе этот показатель составляет 20-40%. В общем, о верховенстве закона в стране говорить не приходится.

Какой должна быть политика администрации Обамы по отношению к России

Чтобы справиться с вызовами сегодняшнего дня и сохранить безопасность в Европе и Евразии, администрации Обамы необходимо провести всесторонний анализ американо-российских отношений и разработать детальную внешнеполитическую программу, направленную на защиту интересов США, обуздание усиливающегося влияния России в Европе, на Ближнем Востоке, и в Евразии, сдерживание агрессивных акций против США, наших союзников и стратегических партнеров, поощрение соблюдения Россией законности во внешней и внутренней политике и ее превращения в ответственного игрока в рамках существующей международной системы.

В конкретном плане администрации следует задействовать свой политический капитал для поддержания и укрепления межатлантической солидарности, продемонстрировав лидерские качества в рамках НАТО. Россия стремится посеять раскол между США и их европейскими союзниками - не только за счет энергетической политики, но и обыгрывая существующие у них разногласия по проблеме ПРО, иракской войне и другим вопросам. В попытке подорвать позиции Америки и ее союзников на мировой арене, Кремль предлагает европейским державам стимулы, побуждая их дистанцироваться от Соединенных Штатов. Характерный пример в этом смысле - Германия, зависящая от российских энергоносителей и выступающая против дальнейшего расширения НАТО, а также размещения противоракетной системы в Центральной Европе. По сути, чтобы успешно реализовать свою внешнеполитическую программу, России необходимо не допустить или отсрочить разработку США и их союзниками ответных солидарных мер в сфере энергетической политики. Москва стремится усилить свое могущество и влияние, не встречая при этом серьезного противодействия. Совету национальной безопасности и Госдепартаменту США следует выработать механизм регулярных консультаций с союзниками в связи с действиями России, в целях согласования скоординированных инициатив в отношении региональных конфликтов, расширения многосторонних организаций Запада, контроля над обычными вооружениями, и энергетической политики.

Администрация Обамы не должна повторно вносить в Конгресс для ратификации Соглашение 123 о ядерном сотрудничестве, пока Россия не выполнит следующие три условия:

1) Россия прекращает поддержку иранской военной ядерной программы и сообщает всю имеющуюся у нее информацию на этот счет. На деле именно данные о поставках российского ядерного топлива ставят под сомнение утверждения Тегерана о том, что обогащение урана необходимо для его атомной энергетики. Россия должна прекратить любые действия, способствующие реализации иранской программы по созданию реакторов, работающих на тяжелой воде, работам по обогащению урана, переработке отработавшего топлива, отказаться от передачи ракетных технологий, а также подготовки иранских ученых и инженерно-технического персонала, связанного с ядерной и ракетной программами. Москве следует сообщить обо всех своих действиях по поддержке иранской ядерной программе в прошлом, а также раскрыть любую имеющуюся у нее информацию о помощи Ирану в этой области со стороны третьих лиц. Россия должна сотрудничать с США и другими государствами, чтобы вынудить Иран к прекращению любых работ по обогащению урана или переработке топлива, которые позволят Ирану получить материалы для начинки ядерной бомбы. Соединенным Штатам необходимо использовать вопрос о ратификации Соглашения 123 в качестве стимула, побуждающего Россию к прекращению взаимодействия с Ираном в ядерной сфере.

2) Через торгпредство США в Москве администрации Обамы следует также потребовать от российских властей, чтобы те обеспечили адекватную защиту от компенсации за причиненный ущерб американским атомно-энергетическим компаниям, ведущим деловые операции в стране. Даже после вступления в силу Соглашения 123 американские фирмы, скорее всего, будут избегать коммерческой деятельности в России из-за отсутствия такой защиты. Следует отметить, что многие страны отказывают в такой защите американским компаниям, чтобы уберечь отечественную ядерную отрасль от конкуренции с их стороны.

3) Через торгпредство в Москве Вашингтон должен потребовать от России (на основе взаимности) обеспечить американским компаниям доступ на российский рынок. Соглашение 123 должно не только стать инструментом для выхода российских товаров и услуг на американский рынок, но и дать возможность американским фирмам участвовать в конкурентной борьбе в самой России. С точки зрения самих ядерных технологий Россия не уступает никому, однако иностранная конкуренция гарантирует поддержание самых высоких стандартов качества по всей стране.

Через Совет национальной безопасности, Госдепартамент и Министерство энергетики США администрация Обамы должна наладить сотрудничество с нашими друзьями и союзниками в целях сокращения их зависимости от российских энергоносителей и расширения энергетического коридора между Востоком и Западом. Эти усилия - важнейший элемент любой стратегии, призванной обуздать стремление России к 'финляндизации' Европы за счет ослабления ее стратегического альянса с Соединенными Штатами. США под руководством президента Обамы необходимо побуждать европейских союзников к диверсификации энергопоставок, в частности за счет сжиженного газа и неподконтрольного Москве 'голубого топлива' из Каспийского бассейна, а также использования угля, атомной энергетики и рентабельных с экономической точки зрения возобновляемых источников энергии. Кроме того, Соединенным Штатам следует побуждать Россию к превращению в ответственного поставщика энергоносителей путем проведения открытых тендеров на разработку ее энергоресурсов с участием как российских, так и зарубежных, как государственных, так и частных корпораций. Поскольку США заинтересованы в утверждении одинаковых для всех правил игры на энергетическом и сырьевом 'поле', администрация Обамы должна обеспечить политическую поддержку такого развития событий, поощряя усилия европейских и американских компаний по обеспечению снабжения Европы газом из Каспийского бассейна. Вашингтону также следует побуждать Москву к исключению вопроса о доступе к российским сырьевым ресурсам из геополитических установок Кремля - в соответствии с Энергетической хартией, которую Москва подписала, но не ратифицировала.

Через Совет национальной безопасности и Госдепартамент администрация Обамы должна противодействовать поддержке Кремлем антиамерикански настроенных игроков, как государственного, так и негосударственного уровня (Венесуэлы, Кубы, Ирана, Сирии, 'Хезболлы', ХАМАСа). Ревизионистская внешнеполитическая программа России по сути предусматривает создание фактических альянсов и взаимодействие с целым рядом режимов и террористичес

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.