Еще недавно Россия была горячо любима инвесторами развивающихся рынков, которые питались со стола бурного экономического роста, стоявшего на ножках высоких нефтяных цен, и получали значительные дивиденды. Сейчас же эта страна барахтается на самом дне бассейна для кризисных неудачников, а финансовый кризис раз за разом демонстрирует слабость ее экономики.

Россия стоит на грани рецессии, и министерство экономического развития прогнозирует на текущий год спад в экономике на уровне 2,2 процента. Над страной нависла угроза бюджетного дефицита в 8 процентов. Рубль подешевел по отношению к доллару на 34 процента, а правительство потратило треть своих огромных валютных резервов для сдерживания его падения. Кроме того, у страны 23 миллиарда фунтов стерлингов суверенного долга, что заставило рейтинговые агентства Standard & Poor's и Fitch понизить рейтинг России до предпоследнего инвестиционного класса.

Но у кризисов есть также свои потенциальные возможности. Это в полной мере относится и к России. Однако здесь, как и раньше, сохраняется одна общая опасность: хотя Кремль подобно Западу помогает проблемным банкам и предприятиям, покупая их активы, нет никакой уверенности в том, что после ослабления кризиса он отойдет в сторону.

"У России самые плохие показатели в финансовом кризисе, но вполне возможно, что на этапе восстановления у нее будут самые лучшие показатели", - говорит главный аналитик из российского инвестиционного банка "Ренессанс Капитал" Роланд Нэш (Roland Nash).

Но когда это произойдет, сказать не может никто. Кризис нанес свой удар по стране в сентябре, и его воздействие было быстрым и мощным. Все произошло вслед за войной в Грузии и ссорой акционеров в российской нефтяной компании "ТНК-ВР", которой наполовину владеет British Petroleum. Эта ссора еще раньше отпугнула от России многих западных инвесторов.

Реальная экономика пока еще не упала на самое дно. Массовая безработица еще только начинает наносить удары по розничной торговле и промышленности, отставая на несколько месяцев от резкого рыночного спада, уничтожившего осенью 75 процентов стоимости российских активов.

Как и ожидалось, аналитики не могут точно указать время восстановления и выздоровления. "Как только какие-нибудь ведущие показатели будут свидетельствовать о том, что мир уже не в таком ужасном состоянии - наступит время приезжать в Россию", - говорит Нэш.

Однако самым важным фактором здесь будет восстановление цен на нефть. Экономическое благосостояние страны по-прежнему тесно связано со стабильным поступлением нефтедолларов.

Правительство во главе с Владимиром Путиным - бывшим президентом и нынешним премьер-министром - в годы бурного экономического роста активно скупало акции основных энергосырьевых компаний страны. Теперь многие опасаются, что оно воспользуется кризисом и возьмет в свои руки контроль и над другими секторами.

Правительство пообещало выделить почти 216 миллиардов фунтов стерлингов на оказание финансовой помощи, причем эти средства пойдут главным образом через банки, связанные с государством. Оно также ввело членов правительства в состав советов директоров крупнейших компаний, таких как гигант металлургии "Норильский никель", который уже обратился за помощью к государству. "В итоге государство станет гораздо более влиятельным игроком в сфере экономики", - говорит Роланд Нэш.

Когда кредитные рынки истощились, а у компаний накопились многомиллиардные долги в иностранной валюте, государство стало едва ли не единственным кредитором. Это дает определенные преимущества, но одновременно вызывает опасения. У разных людей разные мнения на сей счет.

"Любые улучшения в корпоративном управлении и усиление прозрачности были связаны со стимулами, которые предлагали рынки западного капитала, - говорит Нэш, - чтобы получить доступ к деньгам, надо было играть по правилам Запада. А сейчас единственный, кто еще участвует в игре, это государство".

Не совсем так, утверждает Доминик Рид (Dominic Reed) из фонда UFG Private Equity.

"Традиционные источники финансирования иссякли. Сейчас осталось совсем немного фирм, предоставляющих частный капитал и действующих в истинно западном стиле. Это на руку таким компаниям как наша," - говорит он.

Однако диспропорции в ценовых прогнозах сохраняются, что заставляет Рида присоединиться к дружному хору инвесторов, советующих воздержаться от вложения средств до лета.

"У людей все еще слишком завышенные ожидания относительно того, куда можно вложить средства", - отмечает он.

Фонд Доминика Рида вкладывает деньги в основном в телекоммуникации и розничную торговлю. Что касается последней, то многие, по-прежнему, очень верят в нее.

"Русские обычно очень активные покупатели, и такая тенденция сохранится. Вопрос сейчас в том, во что они будут вкладывать свои деньги - а сейчас они тратят гораздо больше на продукты питания, - говорит Рид, - сегодня прогнозы уже не те, что были в прошлом году, но в конечном итоге этот сектор имеет очень мало заемных средств по сравнению с остальными странами, и это дает повод для оптимизма".

Когда же речь заходит об учете факторов риска, Рид не разделяет оптимизм остальных.

Риск всегда был важным моментом. "Всем, кто попадает на развивающиеся рынки, - говорит он, - и особенно на рынки Восточной Европы, следует вначале провести тщательный анализ надежности компаний, научиться понимать местные особенности, а в итоге выбрать хороших местных партнеров".

Мириам Элдер пишет для Financial Times.