Многие на Западе считают, что российское нефтяное богатство формирует пагубную зависимость этой страны от нефти, которая создает дисбаланс в ее экономике. Но российский энергетический царь Игорь Сечин полагает, что это глупости, звучащие из уст завистников.

Российские ресурсы это "богоданное благо, которое надо эффективно использовать,' заявил он в своем первом большом интервью иностранным СМИ. "И кто-то всегда хочет отнять это богатство".

Сечин - один из самых влиятельных российских руководителей, которого многие считают главнокомандующим "ястребов". Он с давних пор является помощником и доверенным лицом Владимира Путина, став им еще до того, как Путин в 2000 году занял президентский пост.

В прошлом году, когда Путин стал премьером, Сечин был назначен на пост заместителя премьер-министра, отвечающего за обширный энергетический сектор. До последнего времени он редко давал интервью средствам массовой информации, создавая атмосферу злонамеренной интриги, которую подпитывали его соперники, называвшие Сечина, среди прочего, главным стратегом наступления Кремля на нефтяную компанию "ЮКОС". В последние месяцы он стал более публичной фигурой.

Во время продолжительной беседы по широкому кругу вопросов Сечин попытался принизить значение разногласий, существующих в Кремле между сторонниками жесткого курса и либералами. Но его взгляды на энергетическую политику, на государственную собственность и на другие вопросы зачастую существенно расходятся со взглядами коллег, занимающих более прозападные позиции и выступающих в защиту свободного рынка. Это показывает, что напряженность в кабинете министров все же существует.

"Надо быть объективным и судить по эффективности, - заявил он накануне поездки вместе с Путиным на автозавод, расположенный на юге России, - пусть оценки дают старшие товарищи. У меня есть собственное руководство, и оно регулярно меня поправляет".

Он не согласен с западными экономистами и некоторыми либералами в российском правительстве, такими как первый заместитель премьер-министра Игорь Шувалов, который говорит, что для России будет лучше, если цены на нефть не станут подниматься слишком высоко, поскольку рост доходов в последние годы осложнил реализацию столь необходимых усилий по диверсификации экономики. По словам Сечина, именно нефтяной бум позволил России накопить те резервы, которые она сегодня тратит на поддержание экономики.

Он также с готовностью отмечает, что Россия стала крупным нефтяным экспортером в 70-е годы, отреагировав на запросы Запада, оказавшегося в условиях арабского нефтяного эмбарго. "Сейчас они говорят нам - у вас голландская болезнь, вы ресурсная экономика. Но вы сами просили нас, чтобы именно так все и было", - заявляет он.

Сечин назначен Москвой головным дозорным, отвечающим за улучшение отношений с Организацией стран-экспортеров нефти. Но он говорит, что, несмотря на увещевания ОПЕК, Россия, являющаяся самым крупным нефтедобывающим государством за рамками картеля, не готова пока стать членом этой организации.

"Со стороны России это было бы безответственным шагом - вступать в ОПЕК, потому что мы не можем напрямую регулировать деятельность наших компаний", - заявляет он, имея в виду тот факт, что почти все они находятся в частном владении.

Вместе с тем, он за "координацию действий" с картелем, поскольку это соответствует общим интересам, направленным на повышение цен. По его словам, Москва не может требовать сокращения добычи, но российские компании в текущем году сами сократят производство, поскольку снижение цен ограничит их возможности в области нефтедобычи.

Сечин считает, что если цены на нефть упадут ниже 40 долларов за баррель, объемы добычи в России в этом году снизятся вдвое по сравнению с сегодняшними прогнозами правительства, составив примерно 300000 баррелей в день.

Россия, добавляет он, хотела бы, чтобы цены на нефть составляли от 60 до 100 долларов за баррель. Чтобы обеспечить это, Москва думает о создании резерва нефти-сырца, дабы иметь возможность оперативно реагировать на изменения на рынке. Кроме того, Сечин говорит о том, что Россия отменила аукционы по предоставлению прав на разработку ряда крупных, ориентированных на экспорт новых месторождений.

При нынешних ценах, отмечает он, нефтяные компании испытывают острый денежный голод, для них жизненно важно получить капитал для инвестирования его в новые проекты. "Если компании не имеют долгосрочного и стабильного доступа к финансовым ресурсам, то это может привести к возникновению дефицита и к резкому увеличению цен на нефть и нефтепродукты, - говорит Сечин, - сейчас это, видимо, не очень сильно волнует потребителей, поскольку спрос падает, но когда начнется экономический подъем : такая ситуация вполне может возникнуть".

Сечин призывает к проведению постепенной, и вместе с тем кардинальной перестройки в мировой торговле нефтью. Он говорит о необходимости более жесткого регулирования и заключения более долгосрочных контрактов, об отказе от экономически неоправданных услуг "посредников" и о снижении спекуляции. Россия занимает второе место в мире по экспорту сырой нефти.

Сечин высоко оценил работу совместного предприятия "ТНК-ВР" в России, сказав, что это показатель открытости страны для иностранных инвесторов в данном секторе. Вместе с тем, он особо выделил таинственную сибирскую нефтяную компанию ОАО "Сургутнефтегаз", назвав ее "лучшей в России частной нефтяной компанией".

Инвесторы критикуют "Сургутнефтегаз" за то, что эта компания отказывается представлять финансовую отчетность в соответствии с международными стандартами, а также раскрывать свою структуру собственности.

Говоря о российской экономике в целом, Сечин отметил, что государство не планирует выкупать близкие к банкротству компании. "Задача национализации не стоит, - отмечает он, - напомню вам, что на Западе данный процесс идет, и идет намного более жестко. Но здесь такого нет".

По словам Сечина, государство оказывает поддержку компаниям, но вопрос о национализации рассматривает только "в исключительных случаях, когда об этом просят акционеры, или когда это может оказать влияние на системно важные компании".

В начале текущего года правительство ответило отказом на просьбы ряда крупно задолжавших магнатов о конвертации кредитов государственных банков в миноритарные пакеты акций их компаний.

"Никто ничего ни у кого не отбирает, - говорит Сечин, - они должны до конца испить свою чашу ответственности".