Во вторник шесть человек добровольно запрутся в комплексе из нескольких тесных, герметичных модулей, занимающем площадь размером со школьный гимнастический зал на территории московского научно-исследовательского центра. Они будут есть обезвоженную пищу, дышать рециркулированным воздухом и практически не смогут общаться ни с кем кроме друг друга.

В рамках эксперимента, который станет новым шажком по направлению к Марсу, международный экипаж будет моделировать полет на эту планету, испытывая пределы человеческой способности переносить изоляцию и однообразие межпланетного путешествия.

'Это, в самом деле, как настоящий полет, только без невесомости и опасности для жизни, - считает Сергей Рязанский, космонавт-стажер, который возглавит 'экипаж'. - Находясь в комплексе, мы практически не будем получать информацию извне, так что это эксперимент в области сенсорной депривации'.

Проект, получивший название 'Марс-500', осуществляется под патронажем России на базе Института медико-биологических проблем. Его кульминацией станет 520-дневная имитация пилотируемого полета на планету (как раз столько времени нужно, чтобы долететь на Марс, осуществить высадку и вернуться на Землю). Как надеются ученые, этот эксперимент поможет человечеству еще немного приблизить к следующему космическому скачку.

Ждать пилотируемого полета на Марс, возможно, придется еще больше 20 лет, однако российские исследователи при поддержке руководства страны намерены сыграть ведущую роль в закладке его оснований. Проект 'Марс-500' продолжает продвигаться вперед, несмотря на невеселую экономическую ситуацию в России, а премьер-министр Владимир Путин пообещал не срезать финансирование космической отрасли.

Дополнительную важность российские исследования в области пилотируемого космического полета приобретают благодаря намерению Национального управления по аэронавтике и космонавтике в Соединенных штатах (НАСА) закрыть программу 'Шаттл'. В результате, пока НАСА не запустит новые ракеты 'Арес', Россия будет обладать монополию на пилотируемые полеты.

Однако для причастных к проекту ученых и космонавтов характерные для времен 'холодной войны' конкуренция в космосе и 'лунная гонка' уступили место новому духу международного сотрудничества. Помимо российских космических агентств, в проекте участвуют представители таких организаций, как Европейское космическое агентство и Национальный НИИ космической медицины, расположенный в Хьюстоне.

'Мы гордимся тем, что наш проект получил международный резонанс и что к участию в нем привлечены ведущие ученые из других стран, - заявил заместитель руководителя проекта Марк Белаковский. - Мы работаем не только для себя, но и для будущего человечества'.

По мнению г-на Белаковского и других участников проекта, только международные усилия способны преодолеть трудные препятствия, стоящие на пути будущего пилотируемого полета на Марс. Космонавтов следует защитить от опасного излучения, необходимо будет также предотвращать атрофию мышечной и костной ткани, возникающую из-за долгого пребывания в невесомости, не говоря о множестве неожиданных трудностей, которые будут неизбежно возникать во время первой экспедиции.

Отдельную трудность представляет защита членов экипажа от самих себя.

Межпланетный полет будет заметно отличаться от долговременного пребывания на орбите Земли. При последнем экипаж находится в контакте с ЦУПом, получая с Земли помощь специалистов и поддержку друзей и семьи. Во время экспедиции на Марс космонавтам предстоит смириться с перерывами в связи, которые будут доходить до 20 минут.

'Работа в таких условиях будет требовать умения сдерживать себя, оценивать собственные отношения с другими членами экипажа и руководством полета и самостоятельно себя поправлять, - считает руководитель проекта Борис Моруков, бывший член экипажа Международной космической станции. - Космонавтам придется быть самим себе психотерапевтами'.

Многие ученые полагают, что потенциальные научные результаты, которые может дать пилотируемый полет на Марс, несмотря на связанный с ним риск и издержки, перевешивают преимущества исследования планеты с помощью роботов.

'Если не произойдет глобального прорыва в области искусственного интеллекта, ничто не сможет заменить присутствие на месте живого человека, способного принимать решения 'на лету', в реальном времени',- убежден Джим Логан (Jim Logan), бывший директор медицинского отдела хьюстонского Космического центра им. Джонсона.

Рекорд пребывания человека в космосе - 438 суток - был поставлен Валерием Поляковым, вернувшимся с российской космической станции 'Мир' в 1995 году. Как он заявил в своем интервью, его состояние по возвращении показало, 'что сохранить физическое и психологическое здоровье за время экспедиции, сравнимой по длительности с полетом на Марс и обратно, возможно'.

Добровольцы, участвующие в первом этапе 'Марса-500'- четверо из России, один из Германии и один из Франции- проведут более 70 экспериментов. Изучаться будут изменения метаболизма, цикла сна-бодрствования, сердечнососудистой и иммунной систем в условиях продолжительной изоляции. Важной частью программы экспериментов станет изучение проблем межкультурной совместимости, так как ожидается, что настоящая экспедиция на Марс потребует международного экипажа.

Модель космического корабля состоит из четырех герметичных модулей, построенных в 1970-ых для подготовки к пребыванию на борту советских космических станций, а позднее МКС. Недавно был выстроен модуль, в котором участники 520-дневного эксперимента будут моделировать высадку на Марс.

Комплекс обит деревянными панелями и выдержан в специфически советской эстетике, но зато оснащен новыми системами жизнеобеспечения - они должны быть испытаны в ходе проекта. Добровольцам предстоит ухаживать за растениями в специальной оранжерее, которая, по плану ученых, должна снабжать космонавтов свежими овощами и заодно напоминать о земных видах и запахах.

Специалисты в контрольном центре Института медико-биологических проблем будут наблюдать за деятельностью 'экипажа' с помощью размещенных в модулях видеокамер, отслеживая напряженность и трения между участниками. По большей части они будут держаться в стороне от дел участников эксперимента, а в последние 35 дней эксперимента будут выдерживать 20-минутные паузы в общении, аналогичные тем, которые будут возникать во время реальной экспедиции.

Также для 'экипажа' будет смоделирован ряд чрезвычайных ситуаций, включая неизбежные разногласия между участниками, и добровольцам предстоит всеми силами сохранять эмоциональный контроль.

Прошлые эксперименты по долговременной изоляции показали, что конфликты внутри группы способны поставить всю экспедицию под угрозу. Например, в 1999 году в ходе имитации 9-месячного пребывания на орбите Земли, проводившейся в этом же институте, попытка российского участника-мужчины поцеловать коллегу-канадку привела к обвинениям в сексуальных домогательствах. В результате женщина запретила русским заходить в свой модуль.

Г-н Рязанский, принимающий участие в эксперименте, с оптимизмом утверждает, что прогресс космической психологии заметно снизил вероятность подобных конфликтов. И хотя он не считает, что сможет полететь на Марс сам, он уверен, что его работа над проектом 'Марс-500' позволит ему когда-нибудь увидеть настоящую экспедицию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.