Российские чиновники привычно обосновывают антирыночную экономику 'нелиберальными' ценностями российского общества. Политики часто указывают на тот факт, что большинство россиян предпочло бы отменить результаты приватизации 1990-х и вернуться к регулируемым ценам.

Действительно ли это так? Нужно ли что-то с этим делать? И можно ли?

Последние исследования свидетельствуют о том, что большинство россиян на самом деле разделяет антирыночные настроения. Более того, возможно, что это рациональный ответ на экономические и общественные реалии страны.

Вместе с тем, результаты исследований показывают, что для изменения такого отношения государство должно активнее бороться с коррупцией, реформировать экономику, допускать свободу общественных дебатов и улучшать систему образования.

Существует долгая традиция утверждения 'российской исключительности' - особенно, в плане 'ментальности' или 'духовности' или 'загадочной русской души' - которая якобы несовместима с рыночной экономикой и демократией. Однако многие страны переживали масштабную смену ценностей за относительно короткий временной отрезок. Восточная и Западная Германия, равно как Северная и Южная Корея сумели создать очень разные системы ценностей за время жизни всего одного поколения. И, по всей видимости, не более одного поколения уйдет у восточных немцев на возвращение к западноевропейским нормам.

Кроме того, многие европейские страны лишились колоний и преодолели постимперский синдром. Хотя этот процесс всегда протекает болезненно, важно не допустить рецидивов. Политики должны быть ответственными; им следует противостоять искушению воспользоваться имперской ностальгией ради достижения тактических целей.

Самое главное, что смена ценностей может быть продиктована рациональными интересами граждан. Современная литература по политической экономии показывает, что могут быть ситуации, при которых статус-кво выгоден большинству граждан, которые сопротивляются реформам, хотя после их проведения становятся большинством, поддерживающим реформы. Это всегда происходит до того, как начинаются реформы, если большинство уверено в том, что кому-то эти реформы непременно будут выгодны, но непонятно кому.

Это явление, известное, как 'отклонение в сторону статус-кво', было рассмотрено в известном труде американских экономистов Ракель Фернандес (Raquel Fernandez) и Дэни Родрика (Dani Rodrik). Считается, что оно описывает положение во многих европейских странах, где важнейшие рыночные реформы обсуждаются десятилетиями, но до их осуществления дело так и не доходит. Последние эмпирические работы показывают, что это относится и к России.

Всеобъемлющее исследование "Life in Transition", проведенное в 2006 г. Европейским банком реконструкции и развития во всех странах, переживающих экономическую трансформацию, показало, что россияне довольно уникальны в своем негативном отношении к демократии и рынкам. Пожалуй, самым тревожным результатом исследования является то, что негативное отношение к рынкам господствует не только среди старшего поколения, но и среди молодых россиян, которые выступали против рынков и частной собственности активнее, чем респонденты среднего возраста.

Это подтверждают и все другие опросы последнего времени. Например, данные ФОМ об отношении россиян к рынкам и западной модели общества показывают, что жители страны в возрасте от 20 до 30 лет стоят на более просоветских позициях, чем россияне в возрасте от 30 до 40.

Как разгадать эту загадку? В своей недавней работе мои коллеги Ирина Денисова и Екатерина Журавская совместно с Маркусом Эллером (Markus Eller) из Австрийского национального банка и Тимом Фраем (Tim Frye) из Колумбийского университета проливают свет на этот вопрос. Они обращаются к данным "Life in Transition" об отношении к приватизации в странах, переживающих экономическую трансформацию. Их главное открытие состоит в том, что негативное отношение объясняется конкретными результатами приватизации: за национализацию выступают бедные и менее образованные граждане.

Это абсолютно рационально, потому что эти граждане рассчитывают на то, что им поможет поддержка государства, а не рыночная экономика. Интереснее то, что поддержка приватизации предпринимателями тоже не является всеобщей, а зависит от качества институтов в каждой конкретной стране. Важно, что только в странах с хорошими институтами - высоким качеством управления - предприниматели поддерживают приватизацию. Если институты слабы, то предприниматели опасаются экспроприации и не поддерживают приватизацию.

Какие же мы сделаем выводы? Прежде всего, государство должно бороться с коррупцией. Во-вторых, должны идти свободные дебаты о преимуществах рыночной экономики, конкуренции и частной собственности. Нынешняя просоветская позиция государственных СМИ не только соответствует сохраняющимся взглядам российской общественности, но и укрепляет стереотипы о благах государственного вмешательства, давая ложные аргументы, касающиеся относительного благосостояния в Советском Союзе. Тезис о том, что Советский Союз исчез, потому что обанкротился - а не из-за заговора ЦРУ - очевиден каждому, кто взглянет на макроэкономические данные по концу 1980-х - началу 1990-х годов. Но этот тезис сознательно не допускается в общественные дебаты.

Еще одним важнейшим вызовом является реформа системы образования. Российские учащиеся должны получать навыки, адекватные рыночной экономике. Иначе они - совершенно рационально - будут поддерживать популистскую политику государственного вмешательства и полагаться на патерналистское государство.

Сергей Гуриев - ректор Российской экономической школы