Когда осенью 2007 года Герман Греф был избран председателем правления российского "Сбербанка", он сказал: "Я научу слона танцевать". Сравнение с этим толстокожим животным вполне оправданно. "Сбербанк", биржевая стоимость которого составляет 90 миллиардов долларов, и который насчитывает 19 000 филиалов и 225 000 сотрудников, обслуживающих 250 миллионов частных и более миллиона коммерческих клиентов, является крупнейшим кредитором Восточной Европы. Некоторые даже говорят, что этот банк — трудноуправляемый колосс. К "партнерам по танцу" "Сбербанка" с конца прошлой недели прибавился и Opel.

Чтобы банк, совместно с компанией Magna, смог получить мажоритарный пакет акций автопроизводителя, он должен открыть новую кредитную линию в размере трех миллиардов евро. Председатель правления Греф, видимо, уже получил соответствующее согласие от премьер-министра Владимира Путина, поскольку в этом кредитном учреждении окончательные решения принимает российское государство.

Греф и Путин хорошо знают друг друга. Председатель банка, россиянин немецкого происхождения, с 2000 по 2007 год был министром экономического развития России. До этого он входил в предвыборный штаб Путина и был ответственным за разработку экономической программы для главы Кремля. Ему принадлежит идея о том, чтобы поступления от экспорта энергоресурсов направлялись в Стабилизационный фонд и откладывались там "на черный день".

Греф, который бегло говорит по-немецки и которого на самом деле зовут Херманн Греф (Hermann Graf), родился в 1964 году в семье российских немцев в Казахстане, куда были высланы его родители. Его карьера началась в Санкт-Петербурге, где он в 1991 году защитил кандидатскую диссертацию, проучившись несколько семестров во Франкфурте-на-Майне. Его научным руководителем был Анатолий Собчак, тогда уже мэр Санкт-Петербурга и один из ведущих реформаторов в постсоветской России.

Через Собчака Греф познакомился с Владимиром Путиным. Во время первой предвыборной кампании Путина о нем даже говорили как о будущем российском премьер-министре. Однако его отношения с Путиным быстро стали прохладными, поскольку тот не переносит идей, которые не он сам высказал. А у Грефа они были, да к тому же либерального толка. К примеру, он пошел против правительства, когда разрушался нефтяной концерн "ЮКОС", потому что опасался негативных последствий, которые мог иметь этот шаг для инвестиционного климата. А, будучи министром, он начал борьбу с препятствиями в торговле, которые до сих пор мешают России вступить во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.