Москва. В августе прошлого года, после быстрой, убедительной победы над Грузией, которую поддерживали США, Кремль наслаждался обретенной силой на международной арене и престижем в стране: цены на нефть достигли пика. Антизападные нападки и пропаганда переполняли государственные СМИ. Громкое заявление о возрождении силы России было сделано.

Год спустя от эйфории не осталось и следа. О войне по-прежнему рассуждают с убежденностью в собственной правоте, но военная победа изолировала Россию, сделала прежде послушных соседей строптивыми и спровоцировала бегство иностранного капитала, совпавшее по времени с глобальным финансовым кризисом.

Что самое неприятное, война нанесла серьезный урон тому, что считается главным внешнеполитическим приоритетом России: воссозданию, пользуясь словами президента, 'привилегированной' сферы влияния на постсоветском пространстве.

Сегодня исполняется первая годовщина со дня начала войны, когда лавина российских танков и боевых самолетов пересекла границу и остановилась только в 30 милях от столицы Грузии Тбилиси. Точные обстоятельства начала боевых действий остаются невыясненными, но наиболее распространенная версия событий состоит в том, что Грузия начала военную операцию по восстановлению контроля над мятежной провинцией Южной Осетией, а Россия вторглась, поддержав сепаратистов.

На этой неделе звучат многочисленные зловещие угрозы и обвинения в возобновлении боев, и многие опасаются начала нового противостояния.

Некоторые аналитики считают, что изоляция, в которой Россия оказалась после войны, способствует нестабильности. В Москве, по их словам, недовольны тем, что война не привела к свержению президента Грузии Михаила Саакашвили, которого открыто ненавидят российские лидеры.

'Многие в Москве считают, что это результат нерешительности, что нам нужно было пройти маршем до Тбилиси и закончить начатое, - говорит Павел Фельгенгауэр, московский военный аналитик, работающий в фонде Jamestown. - Здесь твердо убеждены, что была сделана серьезная ошибка, и решение проблемы - смена режима. Ситуация очень опасная'.

Проамериканское руководство Грузии вынуждено привыкать к горькой реальности потерянной территории и разгромленной военной инфраструктуры. Политическая нестабильность интенсифицировалась в этом году, когда участники массовых демонстраций потребовали отставки Саакашвили, говоря, что война подтвердила его некомпетентность.

Но если Россия планировала показать свою силу, нанести сокрушительный удар, который напугал бы бывшие советские республики и вынудил их к подчинению, то это ей вышло боком. Вид российских танков, вступающих в соседнюю страну, вызвал мрачные воспоминания о советском прошлом и, по словам, аналитиков, привел к психологическим изменениям в регионе.

Вместо того, чтобы безмолвно покориться, соседние государства начали вести себя вызывающе и давать отпор Москве. Сопротивление было усилено глобальным финансовым кризисом и падением цен на нефть, которое привело к резкому сокращению доходов Москвы.

Стремительно появляются все новые признаки сокращения влияния Москвы в регионе.

В июле пять лидеров соседних государств - почти половина из приглашенных высокопоставленных лиц - не посетили скачки, проводившиеся под патронажем президента России Дмитрия Медведева на московском ипподроме. Скачки воспринимаются как неофициальный саммит Содружества Независимых Государств, региональной конфедерации постсоветских стран. Многие аналитики согласны в том, что год назад такая выходка была бы немыслима.

Усилия Кремля по созданию 'сил быстрого реагирования' среди бывших советских государств для противодействия военной силе Организации Североатлантического договора также столкнулись с неожиданно упорным сопротивлением. И Беларусь и Узбекистан отказались подписывать соглашения, необходимые для создания этих сил. На этой неделе Узбекистан предупредил Россию о том, что планируемое создание военной базы в соседнем Кыргызстане дестабилизирует Среднюю Азию.

Дистанцируется от России и Армения, бывшая некогда ее самым верным союзником на Кавказе. Этим летом Саакашвили, во время визита в столицу Армении Ереван, был награжден Орденом чести, что вызывало у Москвы огромное раздражение.

Даже нищий Таджикистан тихо борется за независимость. Там готовится запрет на использование русского языка в государственных учреждениях и документах.

Но ничто так не подчеркнуло изоляцию России, как вопрос об Абхазии и Южной Осетии, двух мятежных республиках в границах Грузии, признанных международным сообществом. Россия годами налаживала связи с двумя республиками, в том числе, выдавала их жителям российские паспорта и выплачивала пенсии.

После войны Москва быстро признала их независимыми государствами и разместила там крупные контингенты своих войск - как утверждается, для защиты от грузинских властей.

Однако даже Беларусь, страна, политика которой долго дублировала российскую, не пожелала признавать независимость Южной Осетии и Абхазии. Фактически, примеру России последовало только Никарагуа.

После войны в Грузии между Москвой и Беларусью не раз возникали перепалки по вопросам торговли и обстоятельств войны в Грузии. По словам аналитиков, тот факт, что Россия вторглась в соседнее государство, некогда бывшее ее союзником, омрачило отношения Беларуси с Москвой.

'Белорусское руководство не хочет оказаться на месте грузин, - говорит Леонид Злотников, аналитик минской газеты 'Белорусы и рынок'. Московская 'идея силового давления не встречает понимания'.

По мере роста сопротивления в регионе некоторые аналитики начинают ставить под сомнение расхожее мнение о том, что Россия под властью своего многолетнего лидера, премьер-министра Владимира Путина 'встала с колен'. Они говорят, что на фоне прозападных настроений на Украине и в Грузии, действий Китая по укреплению отношений с государствами Средней Азии и недавних признаков политических волнений на постсоветском пространстве, сила России заметно ослабевает.

'Мы всегда говорим, что в 1990-е Россия была слаба, а теперь она сильна, но, на самом деле, ее сфера влияния и интересов резко сократилась, - говорит Фельгенгауэр, получивший широкую известность после того, как предсказал прошлогоднюю войну. - Влияние России сокращается. При Путине Россия дуется и пыжится, но влияние сокращается'.

Сергей Марков, депутат парламента от правящей партии и политолог, имеющий, как считается, тесные связи с Кремлем, согласен, что позиция России в регионе пострадала из-за войны в Грузии'.

'Действительно, поведение России в августе было, знаете, я бы не сказал, агрессивным, я бы сказал, максималистским, - говорит Марков. - Думаю, что соседние государства опасаются как раз этого максимализма и непредсказуемости'.

Но он утверждает, что любые потери на международной арене компенсировала поддержка со стороны российских граждан.

Линия государственных СМИ заключается в том, что только Россия имела моральное право вмешаться и спасти жителей Южной Осетии от центральных властей Грузии. Зрителей российского телевидения потчевали сильно утрированной версией нападения Грузии на Южную Осетию, и многие россияне по-прежнему верят в давно опровергнутые заявления российских властей о том, что Москва вмешалась для прекращения 'геноцида', жертвами которого стали тысячи людей.

'Россия получила консолидацию общества и уверенность в том, что политическое руководство готово защищать интересы России, - заявил Марков. - И еще Россия получила уважение международного сообщества, которое понимает, что Россия готова идти на риск'.

________________________________________________________

Грузия заявляет, что война в Грузии началась с 'широкомасштабного' российского вторжения ("AFP", Франция)

Грузия: за что боролись, на то и напоролись ("The Guardian", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме