В разрушенном доме без крыши в центре Цхинвали развешены фотографии военных действий, разложены сломанные вещи, осколки мин... В субботу президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, в сопровождении Сергея Багапша, президента другой грузинской сепаратистской республики Абхазия, открыли "музей геноцида". Название это, по меньшей мере, странное, потому что даже российские власти теперь признают, что в результате конфликта августа 2008 года погибло 162 югоосетина, то есть число жертв меньше, чем с грузинской стороны. В тот же день российский президент Дмитрий Медведев заявил во Владикавказе (на границе между Россией и Южной Осетией), что "справедливое и суровое наказание, суровое возмездие постигнет и тех, кто давал преступные приказы", намекая на грузинского президента Михаила Саакашвили.

Подвал. Спустя год после конфликта информационная война по-прежнему продолжается. В центре Москвы в ночь с пятницы на субботу молодые активисты прокремлевского движения "Наши" зажгли 8 000 свечек перед храмом Христа Спасителя. В Тюмени (в Сибири) их товарищи из "Молодой гвардии" заявили, что закроются в подвале одного из зданий и проведут там двадцать четыре часа без еды и питья, чтобы пережить те же ощущения, что и жители Цхинвали год назад.

Невзирая на активную пропаганду, российские эксперты говорят о куда менее радужных для России результатах. С точки зрения военного эксперта Александра Гольца, Москва попала в ловушку: "В тот момент, когда Россия взяла на себя заботу о Южной Осетии, она де-факто стала заложницей авантюр осетинского режима. Никто никогда не поверит, что за этнические чистки или за что бы то ни было еще ответственен Кокойты, весь мир будет считать, что за все несет ответственность Москва, - объясняет он. - Не говоря уже о дипломатическом тупике, подобном тому, с которым связана проблема Северного Кипра [самопровозглашенная республика на севере острова, оккупированная турками и признанная только Анкарой, прим. ред.]". Тем не менее, молниеносная война оказалась полезна российским воскам. По мнению эксперта, в результате конфликта генералам пришлось признать, что "российская армия находится на уровне развития середины прошлого века, и хорошо уже то, что ей удалось победить маленькую грузинскую армию". С осени 2008 года военная реформа пошла более быстрыми темпами.

Дотации. Журналистка Юлия Латынина, со своей стороны, считает, что больше всего от этого выиграл режим Южной Осетии: "Южная Осетия получает российские деньги на реконструкцию, и они исчезают. В один прекрасный момент за них придется отчитаться перед Россией. Режим Кокойты похож на режим ХАМАС, для которого война является единственным средством к существованию". По утверждению экономического ежедневника "Ведомости", война и дотации, которые затем были предоставлены Южной Осетии, обошлись России в 27,7 миллиардов долларов (19,5 миллиардов евро), что составляет треть дефицита российского бюджета на 2010 год. Газета подсчитала, что на каждого осетина приходится более 13 600 долларов российской помощи, притом что большая часть населения по-прежнему живет в палатках.

Обсудить публикацию на форуме

____________________________________________________________

Россия принижает значение геноцида ("The New York Times", США)

Южная Осетия: социально-экономическая ситуация через год после конфликта ("Voice of America News", США)

Войну проиграли политики, и теперь стараются свалить это поражение на солдат ("Georgian Times", Грузия)