В прошлом году российские адмиралы говорили о постройке полудюжины авианосцев плюс кораблей сопровождения. Нефть (основной предмет российского экспорта) стоила тогда больше ста долларов за баррель. Сейчас на фоне глобальной рецессии сырьевые цены упали. Более того, адмиралы осознали, что под угрозой оказалась будущее их подводного флота. До начала девяностых со стапелей заводов сходило ежегодно несколько подлодок, сейчас российская промышленность выпускает в строй меньше одной АПЛ в год. Это означает, что новые субмарины строятся недостаточно быстро, чтобы заменить выходящие из строя.

После того, как в 1991 году закончилась 'холодная война', российский флот не только сократился, но и резко снизил свою активность. За последние три года, каждый год в море на боевое патрулирование выходили только 10 АПЛ. В основном речь идет о многоцелевых подводных лодках, реже о подводных лодках-ракетоносцах. Разумеется, помимо этого, проводились краткосрочные учебные выходы на несколько дней или даже часов. Однако истинным показателем мощи флота служит 'боевое патрулирование' или 'походы'. Во флоте США они обычно продолжаются от 2 до 6 месяцев. В последние три года подлодки США выходили на патрулирование вдесятеро чаще, чем российские.

У России сейчас имеются 14 ракетоносцев, причем не все из них обладают полным комплектом ракет. У некоторых из них также недоукомплектованы экипажи, а у некоторых ключевые системы нуждаются в починке. В море способны выйти лишь восемь из них. Кроме того у России есть только 14 современных многоцелевых подводных лодок 'Щука-Б' водоизмещением 7 000 тонн. Их начали строить в конце восьмидесятых, по типу они примерно сравнимы с американскими 'Лос-анджелесами'. Все более старые российские многоцелевые АПЛ ни на что не годны, и в основном уже списаны. Следует также упомянуть о восьми атомных подводных лодках, оснащенных крылатыми ракетами, и двадцати дизельных подводных лодках. Россия планирует ввести в строй новый тип лодок с крылатыми ракетами, но этот проект продвигается медленно и слабо финансируется.

Пик активности русских приходится на 1984 год, когда их АПЛ провели 230 выходов на боевое патрулирование. После этого, она начала быстро спадать, и в 2002 году уже не было сделано ни одного выхода. С конца девяностых российские военные всеми силами пытался остановить этот спад, однако бюджет флота, несмотря на недавнее увеличение, по-прежнему недостаточно велик, чтобы в должном темпе заменять разваливающиеся советские корабли новыми. Стремительный упадок российского подводного флота привел к тому, что Россия не смогла утилизировать больше ста устаревших или пришедших в негодность атомных подлодок без международной помощи. Она добивалась ее больше десяти лет, и, в конце концов, начала угрожать просто утопить старые АПЛ в Северном Ледовитом океане. Если бы речь шла об обычных кораблях, в этом не было бы ничего страшного, однако международная общественность испугалась того, что может произойти с навеки захороненными на дне реакторами. В итоге Россия великодушно согласилась принять пожертвования на программу разоружения, включавшую в себя безопасную утилизацию ядерного топлива.

После окончания 'холодной войны', деньги, отпущенные на строительство кораблей, шли в основном на новые атомные подлодки. За это время были введены в строй шесть 'Щук-Б', однако все они закладывались еще до распада Советского Союза. С 1991 года была заложена и доведена до конца только одна субмарина. Строительство ракетоносцев нового поколения - серии 'Борей' - долгое время затягивалось из-за технических проблем, трудностей с новой баллистической ракетой и нехватки денег. Головной корабль серии после долгих проволочек, наконец, готов вступить в строй, но обошелся он, в конечном счете, в два миллиарда долларов.

Российские адмиралы допустили в начале девяностых серьезную ошибку. После распада Советского Союза Россия осталась со вторым по размерам в мире флотом, но лишь с малой частью флотского бюджета времен 'холодной войны'. Вместо того, чтобы немедленно списать девяносто процентов кораблей, она попыталась их сохранить. Такой подход пожирал большую часть отпущенных на флот средств, и не приводил ни к чему. Кораблей было слишком много, моряков - слишком мало, денег не хватало ни на поддержание флота в порядке, ни на морские учения. В итоге могучий советский флот в основном превратился в металлолом или в ржавеющие у причалов на отдаленных полуразрушенных базах остовы.

Если срок службы западных субмарин составляет около тридцати лет, то российские модели редко способны продержаться дольше двадцати. Это означает, что для того, чтобы поддерживать число подлодок на прежнем уровне сорока единиц, каждый год в строй должны вводиться две многоцелевые или оснащенные крылатыми ракетами АПЛ. Если годовой бюджет флота не будет увеличен на миллиарды долларов, этого не произойдет. В настоящий момент приоритетным направлением признана новая серия подводных ракетоносцев - в планах или на стадии строительства находятся еще 11 'Бореев'. Эти 'Бореи' для России особенно важны - ведь вооружены они будут баллистическими ракетами морского базирования, которые играют ключевую (их намного сложнее уничтожить первым ударом, чем ракеты наземного базирования) роль в ядерном сдерживании. Так как в остальном российские вооруженные силы, в том числе и флот, находятся в плохой форме и неспособны противостоять масштабному вторжению, безопасность государства гарантируют только баллистические ракеты. Таким образом, если все будет идти так, как оно идет, через десять-двадцать лет Россия останется с дюжиной многоцелевых подлодок и с дюжиной подводных ракетоносцев. А вот никаких авианосцев у нее не будет.

________________________________________________________

Адмирал Маллен говорит, что русские подводки - не повод для беспокойства ("The Washington Times", США)

Тени "холодной войны" возвращаются вместе с русскими подлодками, замеченными у побережья США ("The Times", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме