Великая трубопроводная опера, часть 1

В некоторых других странах, через которые пройдет трубопровод 'Набукко', настроение имеет мало общего с любовью, а больше похоже на страх, так как Россия агрессивно активизировала свои попытки заблокировать строительство газопровода. По соседству с Турцией, в Болгарии - беднейшем члене ЕС и транзитном государстве как для 'Набукко', так и для 'Южного потока' - глава Института региональных и международных исследований Огнян Минчев рассказал мне, как Москва угрожала болгарам в 2006 году. Им было сказано: разорвите соглашение с 'Газпромом' и подпишите новый контракт, с более высокими ценами на газ и более низкими тарифами на транзит, или мы перекроем газ. 'Болгарское правительство подчиняется России, - сказал Минчев. - Болгария передала всю свою энергетическую систему в российские руки.'

Дальше по ходу 'Набукко', в Венгрии, Лазло Варро (Laszlo Varro) испытывает похожий страх. Как-то на рассвете, в апреле, этот высокий венгр гулял со мной по парку на холме, с которого открывается вид на Будапешт, и рассказывал о том, как российский энергетический гигант 'Сургутнефтегаз' недавно приобрел решающую долю в венгерской энергетической фирме MOL, где Варро работает главой отдела стратегии. 'Сургутнефтегаз' является одной из наименее прозрачных энергетических компаний - в России,' - сказал он. Варро объяснил, что его беспокоит тот факт, что никто на самом деле не знает, кто стоит за 'Сургутнефтегазом' - или, скорее, как он быстро добавил, что 'все знают, кто стоит за компанией, так как никто не знает'. Другие люди в Венгрии подозревают то же самое, и одна из крупнейших газет недавно вышла с заголовком: 'Г-н Путин, покажите свое лицо'.

'Сургутнефтегаз' управляется Владимиром Богдановым, олигархом, проводившим президентскую кампанию Путина 2000 года в Западной Сибири. Скрытный 'Сургутнефтегаз' предложил за долю в венгерской компании почти вдвое больше, чем рыночная цена акций. Варро и другие считают, что у этого на вид нелогичного поведения есть зловещая причина: MOL является членом консорциума 'Набукко', и, купив долю в компании, 'Сургутнефтегаз' может перекрыть финансирование для трубопровода и парализовать проект в Венгрии.

Российские фирмы делают схожие приобретения в Австрии, которая является конечным пунктом и для 'Набукко' и для 'Южного потока'. Centrex Europe Energy & Gas, непрозрачная, торгующая газом фирма, имеющая связи с 'Газпромом', зарабатывает деньги, покупая дешевый газ у России и продавая его с прибылью в Австрии. Немецкий журнал Stern недавно проследил доходы Centrex к компании, зарегистрированной по фальшивому адресу в однообразном жилом квартале в России. И тем не менее, Centrex недавно вступила в партнерские отношения с компанией Gazprom Germania, чтобы приобрести 20-процентную долю в австрийской торговой площадке Baumgarten, совмещенной с хранилищами, где будут обрываться конкурирующие трубопроводы. Учитывая тот факт, что 'Газпрому' уже принадлежит 30-процентая доля в Baumgarten, эта сделка означает, что государственная энергетическая компания России сегодня контролирует половину самой важной системы хранения и распределения газа в Центральной Европе - и будущие терминалы для конкурирующих евразийских трубопроводов.

Однако не все страны Европы так обеспокоены Россией. В Сербии меня усадили на дальнем конце стола переговоров, напротив государственного секретаря страны по энергетике и горным разработкам Мракича Душана (Mrakic Dusan). После первоначального обмена вопросами и ответами, Душан перебил меня. 'Где сложные вопросы?' - потребовал он. На это я спросил его, не рискует ли Сербия, подписывая партнерское соглашение с 'Газпромом'. 'У нас отличные связи с Россией,' - заявил Душан. Я спросил его, не беспокоит ли его ненадежное финансовое и стратегическое положение 'Газпрома'. 'После 2030 года, газ останется только в России, Катаре, Иране и Туркменистане. С Россией у руля, этот газовый ОПЕК будет контролировать мировые поставки,' - ответил он. Разговаривая со мной, Душан потер свой подбородок, и из-под обшлага пиджака показались большие, шикарные часы. Я спросил, где он взял их. Самодовольно улыбаясь, он ответил прежде, чем переводчик закончил переводить вопрос.

"От Путина."

Последние несколько лет опытный американский дипломат Стивен Манн (Steven Mann), координатор Госдепартамента по евразийской энергетической дипломатии, наблюдал за тем, как американцы и европейцы пытались превратить 'Набукко' из грандиозной идеи в реальность, способную гарантировать поставки газа. Но когда он, наконец, покинул свое место в начале этого года, он предупредил журналиста и писателя Стива Ливайна (Steve LeVine) об опасности 'навязывания Набукко' - по его словам, подобное состояние возникает, когда политический энтузиазм по поводу энергетической сделки чрезмерно превышает ее коммерческую жизнеспособность. 'Есть немало чиновников, почти ничего не знающих об энергетике, которые вмешиваются в обсуждение трубопровода, - сказал Манн в разговоре с Ливайном. - Не поймите меня неправильно, 'Набукко' - это очень желанный проект. Но существуют и другие очень желанные проекты, помимо 'Набукко', и важнейший вопрос для всех этих проектов заключается в следующем: Где газ?'

Большинство экспертов по энергетике согласны с тем, что для того, чтобы газопровод 'Набукко' с самого начала оказался жизнеспособным, он должен получать газ из бывшей советской республики Азербайджан. Объем необходимых поставок газа составляет более 8 миллиардов кубометров, или около 25 процентов пропускной способности трубопровода. И в самом деле, без Азербайджана и его крупных запасов газа, 'Набукко' обречен на неудачу.

Россия тоже знает это, поэтому делает все, что в ее силах, чтобы не дать 'Набукко' получить газ из Азербайджана, покупая его сама, чтобы компенсировать падение объемов внутреннего производства. В апреле президент России Дмитрий Медведев пригласил президента Азербайджана Ильхама Алиева в Москву, чтобы обсудить российскую покупку азербайджанского газа. В июне они подписали соглашение, в рамках которого Азербайджан пообещал продать России до 14 миллиардов кубометров газа - по цене гораздо выше рыночной - со своего оффшорного месторождения Шах-Дениз.

Если у кого-то еще существуют сомнения по поводу того, насколько далеко Россия готова зайти для защиты своих интересов на Кавказе, Азербайджану достаточно посмотреть на Грузию, которая до сих пор приходит в себя после прошлогоднего российского вторжения. Грузия является ключевым транзитным государством, расположенным между Азербайджаном и Турцией, по территории которого проходят два трубопровода, несущих нефть и газ Каспийского региона в Турцию. Атаковав своего маленького соседа, Россия по сути дела предупредила не только Грузию, но и весь регион.

Но за последние месяцы европейские сторонники 'Набукко' начали приводить свои дела в порядок, и Азербайджан заметил это. В мае ЕС подписал свой собственный договор с Азербайджаном, который связал себя обязательствами по развитию прямых энергетических и торговых связей с Европой. Можно поспорить, что это соглашение более ценно, чем то, что Азербайджан позже подписал с 'Газпромом', предложившим не деньги, а лишь туманные обещания, которые могут быть или не быть выполнены.

Затем, 13 июля, под хрустальными люстрами бального зала отеля в Анкаре, премьер-министры Турции, Болгарии, Румынии, Венгрии и Австрии подписали соглашение по 'Набукко', в котором точно описано, как будет работать трубопровод и рассчитываться тарифы за транзит. Спустя несколько дней после объявления о том, что проект 'Набукко' принял на работу Йошку Фишера, которого в Турции многие любят за его страстную поддержку турецкой заявки на членство в ЕС, Турция отказалась от одного из основных требований, на котором она настаивала в течение многих месяцев, и дорога к заключению сделки была расчищена. Это был крупный прорыв, который заставил министра энергетики Азербайджана Натига Алиева заметить: 'Уверен, что проект будет успешно реализован.' Когда этот день придет, Азербайджан получит и более высокие цены на свой газ, и линию коммуникаций и поддержки с Западом.

На церемонии в Анкаре также присутствовал премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, чья страна со все большей вероятностью будет играть крупную роль в поставках газа для 'Набукко' - возможно, даже крупнее, чем Азербайджан. По некоторым оценкам, к 2014 году, когда ожидается запуск 'Набукко', Ирак сможет поставлять более 14 миллиардов кубометров газа в год. Все основные игроки - арабские иракцы, курды и турки, живущие по соседству, - хотят, чтобы иракский газ шел на север, через Турцию и в Европу. Недавно венгерская и австрийская компании, являющиеся членами консорциума 'Набукко', заключили сделки на приобретение 10-процентных долей в газовом проекте Pearl Petroleum, расположенном в иракском Курдистане. Общая стоимость проекта составляет 8 миллиардов долларов. Сегодня вполне вероятно, что трубопровод, названный в честь древнего правителя Вавилона Навуходоносора, будет обязан своим успехом Ираку.

Когда Герхард Шредер подписал контракт с 'Газпромом' в 2005 году, в газовой войне было выгодно ставить деньги на Москву. Сегодня эта картина меняется, хотя и незначительно. Существует ощущение, что Кремль переоценил свои возможности, перекрывая газ Украине и проведя войну с Грузией прошлым летом. И в самом деле, вице-президент США Джо Байден недавно подтвердил этот взгляд на энергетические игры России. 'Действия России, которые практически стали шантажом страны и целого континента с помощью природного газа, к чему они привели? - заметил он. - Теперь у нас есть соглашение ['Набукко'], которое раньше все считали невозможным.' Одновременно, мировой экономический спад особенно сильно ударил по России, и прибыль 'Газпрома' в четвертом квартале 2008 года упала на 84 процента, превратив его в крупнейшего должника России, а не в крупнейшую компанию мира, стать которой он собирался.

И, похоже, что европейские сторонники 'Набукко', наконец, переходят на свою собственную сторону в этой борьбе. Теперь у них есть свой собственный авторитетный человек со связями в высших кругах, который выступает против своего бывшего босса Шредера в борьбе за влияние над трубопроводами. Недавнее европейское соглашение с Азербайджаном и широко разрекламированное подписание соглашения в Турции усиливают ощущение, что Европа выравнивает условия игры с Россией. 'Мы начали приводить в смущение скептиков и неверующих, - заявил в июне президент Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу. - Теперь, когда у нас есть соглашение, мне кажется, что этот трубопровод скорее неизбежен, чем просто вероятен.'

И, тем не менее, если недавний опыт учит нас чему-то, так это тому, что Россию нельзя сбрасывать со счетов, особенно, когда на кону стоит так много. Когда я поднял этот вопрос в разговоре с российским министром энергетики Сергеем Шматко, которого я встретил в Болгарии в апреле, он бросил на меня угрожающий взгляд и предупредил, что планировать энергетическое будущее без России не стоит, если только европейцы не готовы провести это в жизнь. 'У нас, в России, есть выражение, - сказал мне Шматко. - Не надо делить шкуру неубитого медведя.'

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

Волшебный трубопровод, существующий лишь на бумаге ("The Moscow Times", Россия)

Проект "Набукко" обходит "Южный поток" в региональной энергетической гонке ("EurasiaNet", США)