Прошло десять лет с тех пор, как к власти в России пришел Владимир Путин. Чего он добился, и что ждет Россию в будущем? Об это пишет Дэвид Стивенсон.

Что не так с российской экономикой?

Все. "Прошлый год безжалостно разоблачил слабости и недостатки Путиномики, показав ее зависимость от роста цен на сырье и дешевых иностранных кредитов", - написала Financial Times.

В конце прошлого года экономика страны начала давать усадку. В первые семь месяцев 2009 года ВВП страны сократился на 10,2 процента в годовом исчислении. Несмотря на сезонный июльский рост в 0,5 процента, перспективы выхода из кризиса вызывают сомнения. "Хотя рецессия закончилась, кризис пока не преодолен, - говорит заместитель министра экономического развития Андрей Клепач, - оживление пока идет не активно и не интенсивно".

Действительно, в этом году объем промышленного производства может сократиться на 10 процентов, что поставит Россию в ряд отстающих среди стран бывшего советского блока. Тем временем, "кремлевские запасы быстро исчезают, а дефицит бюджета в текущем году увеличится до 9,4 процента [ВВП]", говорит Амброуз Эванс-Причард (Ambrose Evans-Pritchard) из Daily Telegraph. "Картина может сложиться весьма неприятная, если будет второй этап мирового экономического спада".

Путин плохо действовал с самого начала?

Нет. Десять лет назад никому не известный бывший человек КГБ Владимир Путин взял в свои руки бразды правления российским правительством в качестве премьер-министра. К концу 1999 года после неожиданного ухода Бориса Ельцина он стал исполняющим обязанности президента. На президентском посту он оставался до прошлого года, когда вернулся в премьерский кабинет.

Среди примеров его реформ введение фиксированного 13-процентного подоходного налога и новое земельное законодательство. "Многие из экономических реформ Путина впечатляют", - пишет Майкл Макфол (Michael McFaul) в своей работе "Парадокс Путина" (The Putin Paradox). Снизилась инфляция и безработица, была выплачена основная часть внешнего долга, более чем наполовину сократилось количество бедных. Номинальный уровень ВВП (годовой объем производства) резко вырос с 200 миллиардов долларов до 1 с лишним триллиона, а средняя заработная плата увеличилась со 100 до 600 долларов в месяц, пишет Financial Times.

Насколько плохо было в России до Путина?

"Экономика на грани", - так Би-Би-Си описывала Россию в 1998-м, то есть за год до прихода Путина на пост премьер-министра. "По слабой финансовой системе страны нанесли мощный удар последствия азиатского финансового кризиса". Резко упали доходы от экспорта нефти. Государственный дефицит быстро увеличивался. Россия выплачивала долги по учетным ставкам до 150 процентов, и ей приходилось занимать деньги у Международного валютного фонда.

И что же пошло не так при Путине?

Хотя ситуация после 1998 года во многом улучшилась, многие достижения были утрачены из-за чрезмерной зависимости от экспорта нефти и газа. Такое "ресурсное проклятие" понизило рубль до неконкурентоспособного уровня, "задушив остатки российской промышленности", говорит Эванс-Причард.

Президент Дмитрий Медведев считает, что с мощной зависимостью от экспорта энергоресурсов и сырья надо кончать. "Ситуация вопиющая, и она остается таковой уже очень давно - все равно продолжаем гнать круглый лес на экспорт, переработка не развивается", - говорит он.

"Заявление Медведева это завуалированная атака на Путина, который давно уже считает энергетические ресурсы России главным инструментом для возврата стране статуса сверхдержавы", - говорит Эванс-Причард.

А другие проблемы есть?

"Одно из основных препятствий на пути ведения бизнеса в России это всепроникающая коррупция, - говорит профессор Гарвардского университета Ричард Пайпс (Richard Pipes), - а поскольку государство играет в экономике огромную роль, без подкупа чиновников ничего нельзя сделать".

В проведенном недавно исследовании российское министерство внутренних дел пришло к выводу - безо всякого стыда - что в этом году средний размер взятки почти утроился по сравнению с прошлым годом. Кроме того, предприятия не могут рассчитывать на то, что их споры можно урегулировать в суде. И наконец, в этом месяце МВФ выдвинул на передний план нестабильность российской финансовой системы.

"Есть опасность, что банки будут по-прежнему стремиться регулировать свои балансовые ведомости, сдерживая рост кредитования и затрудняя процесс восстановления. Центробанку следует : с большей готовностью закрывать банки и проводить их консолидацию, поскольку банковский капитал сокращается, а количество проблемных кредитов увеличивается".

Вице-президент США Джо Байден пошел еще дальше. Недавно он заявил: "Российский : банковский сектор вряд ли выдержит следующие 15 лет".

Что останавливает реформы?

Влиятельные деловые круги, обладающие особыми правами и интересами. Даже мелкие государственные чиновники "подражают своим начальникам, которые под руководством государства занимаются захватом собственности", пишет Financial Times. Вместо того, чтобы смело взяться за программу реформ, "максимум, что можно ожидать [от Медведева] - это своего рода путиномики-плюс, которая предусматривает строительство дополнительных нефтеперерабатывающих мощностей, сталеплавильных заводов и деревообрабатывающих предприятий. Не лучшее начало для Медведеномики".

На самом деле, "Россия изголодалась по иностранным технологиям и инвестициям, но Путину нет до этого дела", пишет Филип Стивенс в Financial Times. "Возможно, его бахвальство подсказывает ему также, что все будет хорошо, пока мир проявляет уважение по отношению к России. В таком случае, российская мощь будет увядать так же несомненно, как и физическая мощь Путина".

Так что, российские акции в катастрофическом состоянии?

Как это ни удивительно, нет. Российский индекс ММВБ в рублевом эквиваленте в этом году вырос на 82 процента. Это соответствует 71 проценту в долларовом выражении. Этому помогло растущее влечение инвесторов к неликвидным активам высокого риска, что вызвало рост на мировом фондовом рынке с середины марта.

Однако Россия остается "райским или адским" рынком без масштабного роста других крупных развивающихся стран, говорит Питер Лукас из RBC Wealth Management. Далее, в этом году Россия опустилась на 120-е место (со 112-го в 2008-м) в рейтинге Всемирного банка по показателям комфортности ведения бизнеса.

А это выдвигает на передний план "проблемы, с которыми сталкиваются инвесторы в рамках той системы, где изменчивая судебная власть не обеспечивает почти никакой защиты", говорит Патрик Шервен (Patrick Sherwen) из Citywire.

Нам следует избегать этих проблем, отдавая предпочтение другим развивающимся рынкам, где лучше перспективы и меньше рисков.

Новые ИноСМИ

________________________________________________________

Для русских нет никакой рецессии ("The Korea Times", Южная Корея)

Десять лет путинизма ("The Wall Street Journal", США)

Обсудить публикацию на форуме