Во время второй чеченской войны многие французские эксперты утверждали, что Россия там сражалась с нашим общим врагом - исламским терроризмом. Кремль не раз ссылался на этот аргумент, чтобы оправдать свои действия и бесчинства в Чечне. Попробуем, понять, насколько он обоснован.

В одном мы можем быть уверены: терроризм в России есть. В последние месяцы резко ухудшилась обстановка в автономных республиках - Чечне, Ингушетии и Дагестане. В апреле Москва заявила о том, что ситуация в Чечне урегулирована, и это после многочисленных попыток уничтожить там все мужское население в возрасте от 15 до 45 лет. На этой неделе в результате теракта-самоубийства в Грозном погибло четыре милиционера, а 17 августа в Ингушетии жертвами теракта стали, по меньшей мере, 27 человек.

По данным российского Министерства внутренних дел в 2008 году в России было совершено 948 терактов с применением взрывчатки, при этом более половины - на юге страны, то есть на Северном Кавказе. В этом регионе в разы увеличилось число убийств милиционеров, чиновников, министров и всех, кого можно заподозрить в поддержке Москвы, а также журналистов и правозащитников.

В ответ Москва отправляет в регион все новые вооруженные формирования, а также предоставляет еще больше власти назначенным главам республик. Такую позицию оправдывают борьбой с мировым джихадом.

Во время второй чеченской войны на первый план вышли религиозные, а не сепаратистские требования. Некоторые тенденции предсказывали выход чеченского терроризма на международный уровень. В 2005 году 'президент' подпольного правительства Чечни Абдул-Халим Сайдулаев, убитый русскими в 2006, основал 'Кавказский фронт'. Что до 'бригадного генерала' Шамиля Басаева, то он в случае победы, обещал установить фундаменталистский режим халифата и распространять его за пределы Чечни.

Следует также отметить, что к чеченцам присоединялись исламские боевики не-кавказского происхождения, однако исследователи Эмиль Сулейманов (Emil Souleimanov) и Ондрей Дитрих (Ondrej Ditrych) считают, что их было не более 300. И, наконец, Аль-Каида не раз заявляла, что в борьбе против Запада очень рассчитывает на Северный Кавказ. И тем не менее этих фактов не достаточно, чтобы отнести северо-кавказский терроризм к мировому джихаду.

Уничтожение лидеров типа Басаева весьма поспособствовало оттеснению 'всемирного джихада' на второй план. Но тогда стало очевидно, что причина нестабильности на Кавказе не исламисты, а разрушенная экономика. Число безработных среди молодых дагестанцев составляет 41%, а среди ингушской молодежи 71%. Из-за чеченской войны и коррупции в регионе развилась контрабанда. В результате стала стираться граница между преступностью и терроризмом. Кровная вражда кланов, столкновения страдающей от безделья вооруженной молодежи с российской армией и настоящие теракты - все это делает ситуацию в регионе крайне опасной.

В заключении обратим внимание на противоречия в российской внешней политике. Россия утверждает, что борется с международным терроризмом, однако развивает отношения с Ираном, Сирией и палестинским движением ХАМАС. И в тоже время она поддерживает отношения и с Израилем -страны обмениваются опытом борьбы с террористами. Такая позиция объясняется тем, что Россия традиционно предпочитает роль посредника.

Обсудить публикацию на форуме

____________________________________________________________

Убийства крупных чиновников стали нормой на Северном Кавказе ("Voice of America News", США)

Террористические окраины: Исламизм угрожает не только Западу ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Андре Глюксман: Месяц в чеченском гетто ("Le Monde", Франция)