Публичное признание президента России Дмитрия Медведева в ходе визита в Монголию, что меры безопасности на Кавказе уже недостаточны, официально подтвердило общий страх перед тем, как плохо обстоят дела. Больше всего впечатляет то, что атмосфера в Чечне остается напряженной, как и века назад. Убежденность же, державшаяся до апреля этого года, в том, что черные дни терроризма и боевых действий остались в прошлом, оказалась иллюзорной. К сожалению, цепная реакция кровопролития, которая началась два с половиной месяца назад, в сложный с экономической точки зрения период, нагнетает страх перед будущим. Еще один фактор, о котором совсем мало говорят, заключается в том, что на сей раз действия террористов не ограничиваются территорией Чечни, они, фактически, начались и в сопредельной республике Ингушетии.

Карт-бланш

Эскалация насилия в Ингушетии началась в основном тогда, когда [президент Чечни Рамзан] Кадыров прогнал с территории Чечни боевиков, которые в результате нашли убежище и базу для операций в Ингушетии. Цепочка ошибок Москвы в сочетании с внешними факторами привели к ухудшению ситуации. Неконтролируемое финансирование Россией групп и отдельных людей с большими связями среди боевиков, с тем чтобы они сменили лагерь, представляется неуспешным. Идея была правильной, но в конечном счете эти деньги, которые многие посчитали дополнением к карт-бланшу местных лидеров, во многом использовались для их собственных незаконных действий. Многие также считают, что достаточное число из последних взрывов, которые представляются как акты отмщения России, на деле скрывают в себе битву между местными лидерами за то, кто получит ведущую роль в регионе, где процветает незаконная торговля оружием, наркотиками и людьми.

Неподконтрольная ситуация

Эскалация терактов на Кавказе, по нашему наблюдению, совпадает по времени с экономическим кризисом, который ударил по России. Следствие этого кризиса в том, что коррупция, которая так или иначе процветала в регионе, приняла неконтролируемые масштабы. Хотя официально никто об этом не говорит, Россия считает, что в последнее время Запад вновь открыл 'кубышку' для финансирования боевиков с целью дезорганизации страны. К этим причинам следует добавить и ослабление мер безопасности на Кавказе: местные жители ошибочно думали, что все уже позади.

Визит Путина

Размышляя об этой сложной ситуации, в прошлый понедельник Владимир Путин внезапно (по соображениям безопасности) посетил Грозный и президента Чечни Рамзана Кадырова. Эта поездка была истолкована как попытка поддержать Кадырова в тот период, когда на него беспрестанно обрушивается Запад, считающий его вдохновителем недавних похищений и убийств журналистов и поборников прав человека. Голоса протеста нисколько не заботят Кремль, который считает, что они происходят из того же центра, что и финансирование последних нападений.

Что же касается Кадырова, российское руководство хотя и знает о его недостатках, а именно: жесткий стиль управления, бережет его как зеницу ока по ряду очевидных причин. Чечня - не Швеция, и по необходимости в ней нужен лидер с крепким кулаком, вроде Кадырова. Следовательно, в его лице Москва имеет не только лучший выбор, но и свой последний козырь в регионе.

Редакция ИноСМИ выражает благодарность Богдановскому Алексею Сергеевичу за перевод данной статьи

Новые ИноСМИ

_________________________________________________________

Чечня и ее соседи страдают от рецидива ("The New York Times", США)

Кавказский терроризм - это не джихад ("Slate", США)

Обсудить публикацию на форуме