Когда на этой неделе российский премьер-министр Владимир Путин встретится со своей украинской коллегой Юлией Тимошенко, у него может возникнуть соблазн напомнить ей о том, что у нее в стране сегодня творится кавардак. Ее якобы начальник, в свое время обожаемый толпами президент Виктор Ющенко - да-да, тот самый человек, ставший несколько лет назад героем 'оранжевой революции' - сегодня превратился в политический эквивалент радиоактивных отходов. Выборы президента на Украине пройдут уже через четыре месяца, а его рейтинг одобрения - менее десяти процентов. В стране широко распространена коррупция, а экономика находится в провале.

Теперь, просто представьте себе, что вы - тот человек, который однажды назвал развал Советского Союза 'величайшей геополитической катастрофой 20-го века'. Для Путина и его друзей на верхушке российской политической элиты это должно выглядеть как блестящая возможность - идеальный момент для нанесения окончательного удара по неустойчивому сопернику. Возможно, именно поэтому якобы начальник Путина, российский президент Дмитрий Медведев, недавно выстрелил по украинскому правительству обличительным посланием, которое ошеломило наблюдателей в Киеве и по всему бывшему СССР. Список жалоб в письме российского президента был длинным: украинцы завязывают теплые отношения с европейцами за спиной России. Они ограничивают изучение русского языка в государственных школах и 'искажают' исторические факты в учебниках. Они закрывают доступ к базе российского Черноморского флота, расположенной на территории украинского Крыма. Они выслали невинных российских дипломатов под скандальным предлогом того, что они занимались шпионажем. Ну, и для ровного счета он обвинил их в поставках оружия грузинам во время прошлогодней войны.

На одном уровне такая тактика, похоже, работает. Виктор Янукович, которого на президентских выборах 2004 года обычно описывали как 'пророссийского' кандидата, сегодня значительно обгоняет в опросах общественного мнения и Ющенко и Тимошенко. (По результатам последних опросов, за Януковича готовы проголосовать 22 процента опрощенных, а за Тимошенко - 11 процентов.) Когда патриарх Кирилл I прибыл на Украину с визитом в конце июля, по всей стране его встречали восторженные верующие - и Кирилл проследил за тем, чтобы у Януковича была возможность насладиться отблесками этой славы. Тем временем, уровень одобрения планов по вступлению Украины в НАТО по-прежнему остается в стране очень низким. Большинство украинцев неизменно высказывают большее недоверие к Соединенным Штатам, чем к России.

Так почему же это не история успеха России? Потому, что идея украинской независимости очень сильна в умах украинцев. Те же самые опросы общественного мнения показывают, что все эти обнадеживающие чувства по поводу России также подчеркивают тот факт, что украинцы - даже те, кто живут в областях, этнически и географических близких к России, - менее, чем когда-либо, готовы отказаться от своего собственного государства или своей собственной политики. Например, один недавний опрос показал, что 70.2 процента украинцев симпатизируют россиянам, но лишь один из десяти хочет более тесных отношений с Москвой. Лишь 13.7 процента опрошенных поддержали идею общей внешней политики с Россией, и только 9,3 процента с одобрением отнеслись к идее общей валюты. В результате, как говорят некоторые аналитики, если предпочтительный для Москвы кандидат Янукович выиграет президентские выборы в январе 2010 года, его политика может оказаться гораздо менее пророссийской, чем могло бы показаться, так как, попав в офис, он будет защитником украинского суверенитета.

'Янукович вовсе не такой прихвостень [России], каким его изображают оппоненты, - говорит эксперт по Украине из Университета Ратгерс (Rutgers University) Александр Мотыль. - Готов поспорить, что, как и любой другой украинский президент и премьер-министр с 1991 года, он займет умеренно проукраинскую и полупророссийскую позицию.' Если целью политики Кремля является привлечь Украину обратно в объятия матери-России, то пока что это не работает.

С тех самых пор, как Советский Союз развалился в конце 1991 года, Россия пытается восстановить свое влияние на другие бывшие советские республики - страны, которые россияне часто называют 'ближним зарубежьем'. За годы эти усилия стали особенно разочаровывающими для Москвы, которая глубоко обеспокоена усилением влияния (и настоящего и придуманного) таких региональных соперников, как Соединенные Штаты, Западная Европа и Китай. Однако до сих пор, несмотря на массу преимуществ, у Кремля крайне мало результатов своих усилий. Так или иначе, русские по-прежнему с трудом продвигаются в своем собственном заднем дворе.

Совершенно необязательно, чтобы все было именно так. Существует устойчивый миф о том, что республики бывшего Советского Союза по определению и фанатично настроены против России, и всегда готовы выбрать дорогу, на которой нет Москвы. Это утверждение максимально далеко от истины. Опросы общественного мнения неизменно показывают, что люди даже в странах, где напряженность с Россией находится на высоком уровне, - как, например, Украина и Грузия, - на самом деле хотят больше сотрудничества с Россией, а не меньше. Большинство опросов также показывает, что эти страны и их жители хотят сохранять и поддерживать языковые, культурные и религиозные связи с Россией при любой возможности. Вооруженные силы в этих странах по-прежнему используют то же вооружение, методики обучения и военную доктрину, что и Россия. И, конечно, остается густая паутина экономических и торговых связей - особенно в том, что касается энергетики. Несколько стран (включая Грузию) очень сильно зависят от денег, которые переводят домой их граждане, работающие в России. (Например, одно недавнее исследование, проведенное Европейским банком для реконструкции и развития, показало, что в некоторых постсоветских государствах потоки денежных переводов превышают по объему банковские депозиты внутри страны или прямые иностранные инвестиции - и большинство этих денег течет из России.) Однако, каким-то образом, все попытки Москвы трансформировать эти потенциальные преимущества в хорошие отношения с соседями оказываются безуспешными - настолько безуспешными, что об этом пишут даже российские ученые.

Напряженность в отношениях Москвы с прибалтийскими республиками, Грузией и теперь еще и Украиной уже превратилась в основную тему заголовков. Но, возможно, что некоторые из историй, не получающие столь громкого освещения в СМИ, являются наиболее поучительными. Возьмем, к примеру, Беларусь - страну с населением в 10 миллионов человек, зажатую между Россией и Польшей и управляемую доблестным диктатором Александром Лукашенко. Лукашенко является президентом страны с 1994 года, и почти все это время близость его страны к России была непревзойденной со стороны других стран региона; годами Россия и Беларусь всерьез обсуждали возможность создания законодательного и экономического 'союза'. Однако, за последний год Беларусь поменяла свое направление. Лукашенко демонстративно отправил в отставку ряд высокопоставленных чиновников, отождествляемых с многолетними нарушениями прав человека в стране, и сделал волнующие шаги в сторону Европейского союза.

Причины для перемен вполне ясны. 'После почти двух десятилетий формальной независимости Беларусь постепенно становится по-настоящему независимой, - говорит Аркадий Мошес из Финского института международных отношений. - Она отходит от России.' Энергетика является большой частью этого уравнения. Долгое время поставки нефти и природного газа в Беларусь щедро субсидировались Москвой, но Минск не мог не заметить, что Россия усердно работает, чтобы заключить с другими странами сделки по строительству новых транзитных трубопроводов, которые пойдут в обход Беларуси. 'Лукашенко видит, что времена дешевой энергии закончились,' - замечает Мошес. Учитывая это, перспектива более тесных экономических и культурных связей с Европой внезапно становится гораздо более привлекательной. Как показывает практика, того факта, что Беларусь почти полностью населена русскоговорящими, недостаточно, чтобы перевесить сравнительную привлекательность Запада.

Конечно, есть еще одно недавнее событие, которое, скорее всего, помогло всем сконцентрироваться - речь идет о маленькой, но победоносной войне, которую Россия провела год назад против Грузии. В течение последнего года Кремль был занят тем, что лоббировал среди членов Союза Независимых Государств, чтобы те признали независимость Абхазии и Южной Осетии, двух поддержанных Москвой мини-государств, расположенных внутри Грузии. Однако до сих пор никто не откликнулся на призыв - даже авторитарные государства Средней Азии, которые традиционно были самыми непоколебимыми сторонниками Москвы. (Единственная страна в мире, помимо России, которая оказалась готова признать независимость двух республик? Никарагуа.)

Пример еще одного из ближайших союзников России на постсоветском пространстве не менее поучителен. Недавно Ислам Каримов, диктатор Узбекистана, поразил Москву, объявив, что его страна не примет участие в военных учения Организации договора о коллективной безопасности. Каримов также вывел свою страну из недавно созданного экономического блока, отказался принимать участие в учениях Шанхайской организации сотрудничество, в которую входят Россия, Китай и среднеазиатские республики, и даже позволил вооруженным силам США использовать узбекские объекты для транспортировки припасов в Афганистан (и это после того, как несколько назад он выгнал США со всех ключевых баз в своей стране). Россия также недавно подписала сделку с прилегающим Кыргызстаном, которая позволит ей разместить военные силы в стратегически важной Ферганской долине - но это произошло без предварительных консультаций с вечно параноидальными узбеками, и Каримов вряд ли в ближайшее время простит этот типично неуклюжий жест со стороны Москвы.

Умение России мешаться у себя под ногами заставляет многих в регионе с недоумением чесать в затылке. 'Когда они попытались остановить расширение НАТО, с кем они это обсуждали? С Соединенными Штатами и с Германией, - замечает директор Международного центра оборонных исследований в Таллинне Кадри Лиик (Kadri Liik). - Но на самом деле основной движущей силой расширения НАТО были сами страны. Россия попыталась обсуждать эти страны за их спиной, и это обернулось против нее.'

Нечто сравнимое происходит и сегодня - на этот раз с энергетикой. Видимая готовность Москвы использовать поставки энергоресурсов в политических спорах с некоторыми из ее соседей, подталкивает Европейский союз к поискам способов диверсификации поставок и строительству альтернативных трубопроводов. 'Россия использует принуждение больше, чем привлечение,' - говорит финский аналитик Мошес.

Итак, является ли это лишь симптомом неправильного политического курса - или выражением более глубоких проблем? Некоторые беспокоятся, что эта тенденция глубоко укоренилась в существующем авторитарном правительстве, чей чрезмерный национализм требует постоянного поиска внутренних и внешних врагов для узаконивания своих собственных действий. 'Подобный режим по определению не может иметь 'нормальные' отношения с соседями,' - замечает профессор Университета Ратгерса Мотыль. Какой бы не была причина, остается только надеяться, что Россия сможет найти путь к процветающим отношениям со своими бывшими сателлитами - не только ради них, но и ради самой себя.

Новые ИноСМИ

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

В сфере особого внимания снова Украина ("Грузия online", Грузия)

Между Россией и Украиной нарастает напряженность ("The New York Times", США)

Встреча с претензией ("Radio Free Europe / Radio Liberty", США)