Никто не ожидал низкого поклона от российского премьер-министра Владимира Путина во время визита в Польшу по случаю семидесятилетия начала второй мировой войны. В том, что без России победа над фашистами была бы невозможна, нет никаких сомнений. Германия не уклоняется от своей ответственности как виновника начала войны: у ответственности за войну нет ни патентов, ни срока годности. Страна усвоила дискурс смирения, это воспринимается как само собой разумеющееся, так же как негатив ее собственной истории стал компонентом ее идентичности федеральной республики.

Совсем по-другому дело обстоит с историей у победителя России, которая взяла на себя и - перенесла - основной груз войны. Москва страстно защищает свое специфическое видение Великой отечественной войны и роль генералиссимуса Сталина. И поныне в российской истории изображается, что вторая мировая война началась с нападения Гитлера на Советский Союз в 1941 году.

Совместный раздел Восточной Европы Гитлером и Сталиным в официальной истории войны места не нашел. Кампании против Польши и Финляндии, захват Прибалтики трактуются как региональные конфликты без империальной окраски. Государство педантично следит за тем, чтобы эта максимально асептическая версия не изменялась. Недавние попытки российских спецслужб приписать Польше, за компанию с Гитлером, вину за начало войны стали печальным апогеем.

Людям нравится называть это бестактностью или глупостью. Каждый раз, когда об этом говорят, Россия настаивает: это умаление ее вклада в победу. Эта узколобость внушает страх мелким соседям. Новый образ России на такой почве произрасти не сможет.

По этой причине визит Путина и сдержанный тон в отношении поляков удивляют. Своим визитом в нелюбимую соседнюю страну в день памяти начала войны бывший глава Кремля волей-неволей привнес колебания в застывший образ истории. Отношения с Польшей по этой причине не станут менее напряженными. Однако он как минимум открыл окно для дискуссии о войне, ее начале и мотивах.

Новые ИноСМИ

Обсудить на форуме

___________________

Москва и Варшава нацелены на примирение ("Deutsche Welle", Германия)

Путинские заявления о 1939 годе не произвели впечатления на Польшу ("The Financial Times", Великобритания)