В последние годы представители внешнеполитического истеблишмента России нередко подвергали западных наблюдателей резкой критике за действия, многими воспринимавшиеся как отчетливо контрпродуктивные. Нередко казалось и так, что Кремль сам то и дело ведет близорукую политику, невзирая ни на какие последствия. Это означает, что для умеренных внешнеполитических деятелей и комментаторов в России (в той мере, в какой они пользуются влиянием, конечно) крайне важно изо всех сил убеждать власть предержащих в Москве в том, что их задачи решаемы, но не такими способами, которыми их до сих пор пытались решать.

Учитывая особенности российской истории, вполне можно понять те механизмы, которые двигали руководством страны в некоторые моменты, какими бы устаревшими эти механизмы ни были. К сожалению, особенности поведения России на международной арене иностранными политиками и комментаторами воспринимаются как источник проблем, а не как сила, наделенная созидательным потенциалом: похоже, что Россия просто любит играть роль "хулигана".

Недавние события предоставляют России шанс продвинуться вперед на пути к достижению того самого положения, к которому она стремится, попутно выиграв и кое в чем другом. Вопрос в том, способен ли мозговой центр российского правительства мыслить нестандартно.

Согласно недавно появившимся сообщениям в прессе, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху вылетел в Москву на "тайную встречу" с российским премьер-министром Владимиром Путиным с целью обсуждения российской политики в отношении Ирана. Непосредственно сейчас премьера Нетаньяху волнует вопрос возможной продажи Россией Ирану систем противовоздушной обороны "С-300", а второй темой, неотделимой, впрочем, от первой, станет обсуждение вклада России в атомный проект Ирана и ее нежелание выступить в поддержку ужесточения экономических санкций в отношении этой страны.

Вооруженный ядерными ракетами Иран поставит под угрозу самое существование Израиля. Наличие систем ПРО осложнит (хотя и не сделает невозможным) уничтожение Израилем ядерных объектов в Иране (в 1981 году ВВС Израиля уже сделали это с ядерными объектами в иракском Осирике). Вдобавок к этому ядерный Иран станет дестабилизирующим фактором не только для Ближнего Востока, но и, возможно, для Кавказа и прочих частей России.

Иранская сторона заверяет всех в отсутствии у них каких-либо намерений завладеть ядерным оружием, но словам лидеров Ирана нельзя верить. Недавние выборы в Иране показали, что страна висит на волоске. В 2005 году "президент" Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что Израиль надо "стереть со страниц истории". Языковеды, конечно, спорят о том, как лучше перевести сказанные им слова, но как население, так и оборонное ведомство Израиля имеет полное право опасаться человека, отрицающего Холокост и призывающего исключить Израиль из Организации объединенных наций. Казалось бы, представители российской элиты, имеющие отношение к национальной безопасности, тоже могут разделить опасения израильтян - учитывая особенности истории обеих стран.

Российско-израильские отношения носят довольно сложный характер. Примерно для одного миллиона граждан Израиля родным языком является русский. Между Россией и Израилем действует торговое соглашение. В то же время связи Израиля с Грузией и некоторыми другими государствами противоречат определенным задачам внешнеполитического курса России.

В 2002 году было принято решение включить Россию в состав так называемого "мадридского квартета" - объединения, призванного найти решение спора между Израилем и Палестиной. Тем не менее, с тех пор ни США, ни Евросоюз, ни ООН не добились на этой ниве никаких успехов.

Теперь, семь лет спустя, Россия имеет шанс вырваться из замкнутого круга. В первую очередь Москва должна удовлетворить просьбу израильтян не продавать Ирану системы противовоздушной обороны. В обмен можно потребовать от Нетаньяху, чтобы он остановил строительство новых и расширение старых поселений на Западном берегу реки Иордан.

Чтобы подсластить пилюлю, Россия может провести через Совет безопасности ООН резолюцию, которая предостерегала бы Иран о "серьезных последствиях" в случае, если он немедленно не начнет действовать, что ясно означало бы, что в случае пересечения Ираном точки невозврата Израиль будет иметь право на упреждающий удар. Также это позволит израильскому премьеру отразить критику со стороны правого электората: разумный человек, скорее всего, согласится прекратить экспансию на Западный берег, если это нужно для предотвращения угрозы ядерного удара.

Для России этот шаг может иметь самые разнообразные приятные последствия. Во-первых, Россия докажет всем, что справилась там, где спасовала администрация Обамы, а заодно, возможно, даст "быстрый старт" мирным переговорам, что выведет нас на решение проблемы по "сценарию двух государств". Во-вторых - арабские страны ближневосточного региона не окажутся под угрозой вооруженного ядерными ракетами Ирана.

В такой атмосфере США наконец-то получат возможность отменить поправку Джексона-Вэника. Администрация Обамы может прийти к неформальному соглашению и начать двигать этот вопрос. В конечном итоге может случиться, что станет возможной активизация торговых связей между США и Россией.

Для этого от США потребуется последовать примеру Канады, то есть начать отдельно воспринимать торговые отношения с Россией, и отдельно - свое недовольство в связи с ее внутренней политикой (в отношении Китая такое состояние уже достигнуто). И хотя степень эффекта от подобной перемены не стоит преувеличивать, результат может оказаться благотворным как для экономики США, так и для российской экономики, так как в обеих странах снизится безработица и повысятся объемы двусторонней торговли.

США не должны поступаться своими принципами, отказываясь комментировать случаи нарушения гражданских прав и прав человека в России, но Россия, в отличие от Советского Союза, не представляет для Запада военной угрозы. Более того, Евросоюз и США не должны отказываться от попыток снизить свою зависимость от поставок энергоносителей из России и из тех стран, которые Россия или россияне могут держать под жестким контролем.

Этан Бергер работает старшим консультантом в юридической фирме Maxwell & Barke PC, а также - адъюнкт-профессором в юридическом центре Джорджтаунского университета

___________________________________________________________

Российский президент намекает, что Россия собирается пересмотреть позицию по Ирану ("The Times", Великобритания)

Медведев открыто критикует российскую систему ("The Wall Street Journal", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.