Внешний наблюдатель имеет весьма пристрастное представление о ситуации в России вообще и о ситуации с российской оппозицией в частности.

Со стороны вообще трудно понять, как живет другое государство. Особенно трудно в ситуации, когда государство эффективно манипулирует информацией, распространяемой по официальным и даже неофициальным каналам.

В России особое значение имеет огромная территория и наличие разных пластов населения, далеко не всегда мыслящих одинаково. Поэтому сторонние наблюдатели вынуждены опираться на критически воспринимаемые официозные сообщения, сообщения оппозиционных источников и учитывать обширность пространств и разнообразие мнений.

Также важно отметить, что оппозиции выгодно преувеличить свое влияние и выдать свой московский актив, регулярно демонстрируемый на всевозможных митингах, за верхушку некоего невидимого миру айсберга, глубоко уходящего в толщу страны.

Будучи внутренним наблюдателем, при этом живущим не в Москве, а в четвертом по численности населения городе России, я хотел бы поделиться с читателями некоторыми мнениями и наблюдениями на этот счет.

Есть ли в России оппозиция Путину?

Оппозиция Путину и его команде в России есть, и если говорить о моральном, идеологическом и эмоциональном неприятии существующего режима, то следует признать, что в стране есть значительное количество людей, которые относятся к власти критично или резко отрицательно. Собственно, даже самые фальсифицированные выборы показывают, что поддержка власти не абсолютна.

Проблем две: во-первых, Путина критикуют со взаимоисключающих позиций: для либералов он фашист, для фашистов - либерал, кто-то считает его коммунистом¸ а коммунисты считают его агентом мирового капитализма и так далее. Естественно, при таком подходе говорить об объединении оппозиции сложно - слишком неприемлемы друг для друга сами оппозиционеры.

Во-вторых, критическое отношение к режиму вовсе не означает готовность безоговорочно поддержать тех, кто позиционирует себя как лидеры современной оппозиции. Должен сказать, что многие из них совершенно неизвестны за пределами Москвы либо не пользуются каким-либо серьезным авторитетом (в частности, Каспаров, при всем уважении к нему, фигура довольно спорная и отнюдь не такая популярная, как принято полагать).

Таким образом, в России существует как бы полуфабрикат оппозиции в виде разрозненных людей и групп, никак не структурированных в национальном масштабе. Но главная проблема в другом, об этом далее.

Возможна ли вообще в России организованная оппозиция?

Это самая сложная проблема, и тут надо четко понимать: если государство не хочет иметь организованную оппозицию и прилагает к этому определенные усилия, существование оппозиции становиться невозможным. Дело в том, что проблема России сегодня не в том, что невозможно критиковать курс правительства или правящую партию - все это вполне возможно и тот факт, что я пишу эту статью сидя дома, а не в казенном учреждении, прекрасное тому подтверждение. Проблемы начинаются там, где слова могут перейти в дела.

Пока речь идет о разговорах, статьях, дискуссиях в узком кругу интеллектуалов (или среди коллег по цеху, офису, свинарнику и т.д) - власть не имеет возможности помешать или как-то сильно повлиять на людей: на это нет ни ресурса, ни практической возможности. Все-таки экономика в России капиталистическая и, будучи частным лицом (предпринимателем или наемным работником), человек независим от государства.

Однако в вопросах политической активности государство уверенно держит руку на пульсе. И если какой-то предприниматель (достаточно крупный, чтоб его финансовые возможности позволяли видеть в нем потенциального спонсора оппозиции) пытается пойти в политику - ему весьма недвусмысленно намекают на судьбу Ходорковского. А без финансов заниматься политикой в России невозможно: это в Эстонии недовольные правительством люди могут на автомашинах съехаться в Таллинн, и высказать там неудовольствие. В России собрать людей с регионов даже для какой-то учредительной конференции - практически невозможно или сопряжено с невероятными усилиями и финансовыми затратами.

Не надо забывать и про информационную монополию власти. Даже устроив какое-то мероприятие в Москве (про провинциальные города и говорить смешно) оппозиция не может рассчитывать, что информация дойдет до людей. При всем развитии Интернета, основным источником информации для населения остаются федеральные каналы. Именно по этому не стоит сильно винить людей за высказываемую ими поддержку режиму: при отсутствии объективной информации и активно работающей пропагандистской машине, обычный человек, не искушенный в аналитике, не может да и не должен, наверное, все понимать правильно. Во всяком случае, пока лицом к лицу не столкнется с чем-то, что прямо противоречит официально озвучиваемой позиции.

Ну и главное: в существующей политической системе России, государство имеет разнообразные возможности блокировать идею создания общенациональной оппозиционной организации. При чем сделать это можно по-разному: не дать создать организацию (по действующему закону о политических партиях это итак практически невозможно), не допустить уже существующую организацию на выборы по каким-либо формальным причинам, инициировать раскол внутри организации или ее роспуск по формальным же причинам.

Может ли оппозиция прийти к власти?

Современная политическая система настолько сложна, что сломать ее можно только изнутри. Собственно говоря, беспристрастное изучение опыта всех революций начиная с конца 80-х годов и до самого последнего времени, учит только одному: только раскол внутри правящей элиты и готовность 'раскольников' взаимодействовать с оппозицией в самом широком смысле этого слова способен привести к смене режима.

Опыт 'Перестройки' учит - как только в правящей элите начинается брожение и железная хватка власти ослабевает, появление на сцене мощной оппозиционной силы становится вопросом времени. На уровне местного самоуправления и даже региональных политических элит претензий в центральной власти все больше, а бизнес, особенно мелкий и средний, несомненно, окажется главными донорами новой политической реальности - но, опять-таки, ни один разумный человек не будет финансировать оппозиционную деятельность до тех пор, пока репрессивные механизмы власти будут исправно функционировать.

Крах нынешнего режима неизбежен: исчерпанность правящей группировки очевидна и несомненна, весь вопрос только в сроках ее дальнейшей деградации. Учитывая промахи в экономике, процессы могут начаться в любое время и развиваться стремительно.

Главная опасность и для России и для Европы - это повторение 1917 года, когда после краха царского режима либералам не удалось удержать власть и она оказалась в руках радикалов. Но это уже отдельная большая тема.

Федор Крашенинников (Екатеринбург) - политолог и PR-консультант, автор романа-антиутопии "После России".