22-25 сентября 2009 года участники форума ЕврАзЭС, состоявшегося в Алма-Ате, приняли кодекс Таможенного союза, который вступит в силу с 1 июля следующего года. Единый таможенный тариф начнет действовать с 1 января следующего года. Эксперты считают, что создание  Таможенного союза осложнит перспективы членства в ВТО для России, а также для Беларуси и Казахстана.

Три упомянутые страны идут к формированию общего экономического пространства с общей валютой, рынком товаров, услуг, капитала и рабочей силы, системой правового регулирования хозяйственной деятельности и стратегического планирования. Интеграционный эффект, по расчетам российской Академии наук, в единицах добавочного ВВП составил бы в 2015 г. порядка 400 млрд. долларов (для России – 16,8 проц., для Беларуси – 16,1 проц., для Казахстана – 14,7 проц.). Координирование действий, как ожидается, помогло бы более эффективно бороться с последствиями экономического кризиса, особенно с падением экспорта.

Требования кодекса Таможенного союза вносят свои коррективы. Практический пример: белорусское сельское хозяйство  получает крупные дотации, поэтому белорусское молоко конкурентоспособно в России и вытесняет с рынка тамошних производителей. Создание единой таможенной территории означает применение единых ставок ввозного таможенного тарифа и перенос всех видов госконтроля (за исключением пограничного) на таможенную границу союза.

В Европе вопросы субсидирования производства и споры на национальном уровне регулирует арбитраж. Таможенный союз еще не определился с тем, какие полномочия делегировать отдельным странам.

Другой вопрос – единая валюта. Пока планируется использовать российский рубль. А в условиях образования Таможенного союза Казахстан и Беларусь требуют от России выделения колоссальных сумм. Так, Беларусь хотела бы получить 100 млрд. руб. Кроме того, необходимо согласовать фитосанитарные требования (в Казахстане и Беларуси они более либеральны, чем в России).

В июне многих удивил российский премьер В. Путин, заявив, что вступать в ВТО Россия будет только таможенной «тройкой». Многие эксперты заговорили о том, что теперь переговорный процесс, который должен был увенчаться вступлением России в торговую организацию до конца этого года, затянется еще как минимум на несколько лет, поскольку Белоруссия и Казахстан не продвинулись так же далеко.

Объемы внешней торговли довольно широки, а вот  создание новых структур региональной экономики идет медленно. Поэтому стремление Москвы со товарищи одним выстрелом убить двух зайцев может не увенчаться успехом.

В июле, после саммита «восьмерки», президент Д. Медведев отметил, что Россия может пересмотреть спорное заявление о вступлении в ВТО в союзе с Беларусью и Казахстаном, и не исключено, что, согласовав это решение с Минском и Астаной, будет вступать самостоятельно.  «Коней на переправе не меняют», – заявил один российский обозреватель.

Заседание Интеграционной комиссии ЕврАзЭС в Алма-Ате по времени совпало с встречей лидеров стран «большой двадцатки» в Питтсбурге, на которой обсуждался ход процесса, начатого в Дохе. Идет подписание договоров между странами ВТО. Чем быстрее завершится процесс, тем меньше шансов у России, которая уже согласовала примерно 90 проц. требований по членству (Казахстан – 60 проц., Беларусь – 50 проц.). А если процесс, начатый в Дохе, затянется, то времени для согласований будет больше.