Разрушая надежды президента Обамы на обретение влиятельного союзника в его кампании против ядерной программы Ирана, российский министр иностранных дел заявил во вторник, что угрожать сейчас Тегерану новыми жесткими санкциями было бы "контрпродуктивно".

 

После встречи с находящимся в Москве госсекретарем США Хиллари Родэм Клинтон министр Сергей Лавров  сказал, что необходимо дать шанс дипломатии, особенно после состоявшейся в этом месяце встречи в Женеве, на которой иранское правительство заявило, что разрешит инспекторам ООН посетить свое секретное предприятие по обогащению урана, находящееся возле священного города Кум.

 

"На данном этапе все силы должны быть брошены на поддержку переговорного процесса, - заявил он, - угрозы, санкции, угрозы давления в нынешней ситуации, по-нашему убеждению, контрпродуктивны".

 

Противодействие Лаврова вызывает удивление, особенно в связи с тем, что всего три недели назад президент Дмитрий Медведев говорил, что "в некоторых случаях санкции неизбежны". Американские официальные лица приветствовали данное заявление как признак того, что Россия, наконец, согласилась с мнением администрации Обамы, считающей, что в отношениях с Ираном лучше всего сочетать дипломатию и убедительные угрозы введения санкций.

 

Такое противодействие оказывается также несмотря на заявления администрации Обамы о переналадке европейской системы противоракетной обороны, против которой очень резко выступает Россия. Считалось, что благодаря такому шагу Белый Дом получит определенные дивиденды, когда Медведев, казалось, поддержал позицию Обамы по Ирану, хотя американские официальные лица в этой связи заявляют, что российский президент, скорее всего, отреагировал таким образом на обнаружение секретного ядерного объекта возле Кума.

 

После переговоров с Лавровым во вторник Клинтон встретилась с Медведевым. Два представителя администрации заявили, что он не отказался от своей поддержки во время закрытых переговоров с госсекретарем. Однако ни до, ни после этой встречи Медведев ничего не сказал про Иран публично. В это время весьма скептически относящийся к санкциям премьер-министр Владимир Путин находился с торговой делегацией в Китае.

 

По словам Лаврова, переговоры в Женеве между Ираном и другими странами породили надежду на дипломатическое решение, а в этих условиях нет смысла обсуждать санкции, пока продолжается переговорный процесс. "Сегодня у нас есть пусть не стопроцентные, но неплохие шансы добиться прогресса", - сказал он.

 

Его позиция не совпадает с позицией администрации Обамы, которая заявляет, что угроза введения санкций крайне важна для обеспечения дипломатического урегулирования. По словам американских представителей, если Россия и Китая не объединятся с Соединенными Штатами и Европой, и не подадут сигнал о том, что в случае неудачи дипломатии санкции могут оказаться необходимыми, то у Ирана не будет особых побудительных причин для согласия на уступки.

 

Отказ России поддержать санкции может вызвать критику в адрес администрации Обамы внутри США, где республиканцы уже заявляют, что президент поддался Кремлю в вопросе ПРО, не получив почти ничего взамен.

 

Поддержка России имеет решающее значение для любой кампании по введению санкций, что объясняется ее геополитическими связями с Ираном. Отказ России от решительных шагов может оказать воздействие на Китай, который вкладывает огромные инвестиции в иранские нефтегазовые месторождения и также с большой настороженностью относится к санкциям. Российские аналитики отметили тот факт, что Путин находился в Пекине, заключая соглашения с Китаем, когда Клинтон была в Москве и выступала с предостережениями по поводу Ирана.

 

Хотя Клинтон и подчеркнула важность дипломатии, она вновь отметила точку зрения администрации, которая считает, что должен существовать параллельный трек санкций, не позволяющий Ирану тормозить переговорный процесс.

 

"При отсутствии значительного прогресса мы будем пытаться сплотить мировое общественное мнение и добиваться введения дополнительных санкций", - заявила госсекретарь на совместной пресс-конференции с Лавровым.

 

Клинтон отметила, что во время встречи Соединенные Штаты не выдвигали никаких конкретных просьб и требований в адрес России. Однако днем ранее находящийся в составе делегации высокопоставленный представитель говорил, что Соединенные Штаты  будут искать "конкретные формы давления", которые Россия могла бы поддержать.

 

Следующий важный момент в дипломатическом переговорном процессе наступит в понедельник, когда представители Ирана, Франции и России встретятся в Вене, чтобы обсудить детали плана отправки большей части запасов иранского слабо обогащенного урана в Россию для его дальнейшего обогащения. Затем этот уран планирует отправить обратно в Иран, где он будет использоваться в качестве  топлива для исследовательского реактора.

 

Данное соглашение стало самым ощутимым практическим результатом переговоров в Женеве между Ираном и группой государств в составе США, Британии, Франции, Германии, России и Китая. По словам высокопоставленного американского представителя, Лавров во время встречи с Клинтон сказал ей, что Россия твердо намерена добиваться выполнения Ираном достигнутого соглашения, а если Тегеран не выполнит свои обязательства, то она рассмотрит вопрос о применении санкций.

 

Хотя во время первого визита Клинтон в Москву в качестве  государственного секретаря США главное внимание было уделено Ирану, она вместе с Лавровым обсудила широкий круг вопросов, включая решение о переработке проекта противоракетной обороны.

 

Несмотря на очевидные тенденции потепления после прихода к власти Обамы, прежняя напряженность сохраняется, особенно в вопросе роли и места Запада в бывших советских республиках. По словам официальных представителей, во время встреч Медведев и Лавров указали на недавнее заявление высокопоставленного руководителя из американского оборонного ведомства, который сказал, что США могут включить в будущую систему ПРО Украину.

 

В последние годы в отношениях между Россией и Украиной появилась серьезная напряженность, поскольку Киев начал склоняться в сторону Запада. Заявления представителя военного ведомства США Александра Вершбоу (Alexander Vershbow) совершенно очевидно вызвали у Кремля раздражение.

 

Другой американский представитель заявил, что Соединенные Штаты не планируют развертывать на Украине оборудование ПРО, но могут использовать данные радиолокационных станций этой страны.

 

Местные аналитики не выразили особого удивления в связи с отказом Лаврова пригрозить Ирану. Как сказал главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов, американская администрация  заблуждается, если считает, что в последние недели в позициях России произошли фундаментальные изменения.

 

По его словам, заявления Медведева во время визита в Соединенные Штаты в прошлом месяце в большей степени представляют собой политический жест, связанный с решением по ПРО, а не уступку со стороны  России.

 

"Они не были основаны на новой оценке иранской угрозы, - сказал Лукьянов, - это было простое понимание того, что России необходимо проявить вежливость и отреагировать на поступок Обамы".

 

Лукьянов отметил, что Соединенные Штаты Америки и Россия подходят к Ирану с совершенно разных позиций. Россия и Иран соседи, и Кремль долгие годы весьма позитивно взаимодействует с Тегераном по региональным вопросам, включая волнения в Чечне и в Средней Азии.

 

"Если сравнивать отношение к Ирану России, США и Израиля, то Россия считает его гораздо более рациональным и надежным государством", - сказал он.