Зародившееся в огне Второй Мировой войны ядерное оружие стало в ходе холодной войны инструментом взаимного устрашения двух противоборствующих сверхдержав, к которым присоединились впоследствии Великобритания, Франция и Китай. Основанное на стратегическом превосходстве двух сильнейших стран того времени ядерное сдерживание тормозило развитие вооруженных конфликтов эпохи холодной войны. Эту функцию оно частично сохраняет и сейчас. Тем не менее, произошедшие на мировой арене изменения вынуждают нас пересмотреть роль ядерного оружия в будущем.


С одной стороны, окончание противостояния блоков принесло значительное увеличение типов конфликтов, которые больше не требуют использования механизмов ядерного сдерживания. Замешанные в них стороны в большинстве случаев пытаются достичь своих локальных целей, не участвуют в операциях мировых держав и не затрагивают интересов стран ядерного клуба. Сами же ядерные державы уже давно сделали выбор в пользу сотрудничества. Единственным источником опасности остаются негосударственные объединения, нацеленные на распространение своих фундаменталистских идей. Таким образом, в стратегической системе ядерного устрашения появляется все больше "мертвых зон".


С другой стороны, основывающийся на договорах о нераспространении начиная с 1968 года регулятивный механизм становится все менее и менее эффективным. 20 или 30 лет назад он еще мог побудить ряд государств отказаться от ядерного оружия. Но поддерживающие равновесие системы обязательства ядерных держав так и не были выполнены. Израиль, Индия и Пакистан вошли в "клуб" без всякого видимого сопротивления, так и не было найдено решение острейших региональных кризисов, а обладающие оружием страны достигли лишь очень скромных результатов в объявленном ими процессе разоружения.


Провал политики нераспространения, который лишь подтверждают и подчеркивают действия Ирана и Северной Кореи, влечет за собой целый ряд последствий: отсутствие противодействия распространению оружия в прошлом подрывает легитимность нынешних договоров, а эффективность системы, основанной на стратегическом равновесии противников, разрушается приходом новых игроков. В такой ситуации существует риск неуправляемого развития событий в связи с увеличением числа ядерных стран и внутренней нестабильностью, которая волне может затронуть одну из них. Все это создает более чем реальную угрозу международной безопасности. Следует также добавить, что относительные успехи в области нераспространения других типов вооружений могут сойти на нет с учетом распространением ядерного оружия, мощнейшего инструмента массового уничтожения.


Вывод из этих умозаключений можно сделать следующий: успех системы нераспространения ядерного оружия является жизненно важным для мира. А достичь нужных результатов невозможно без немедленных и радикальных действий пяти ядерных держав, признанных по договору 1968 года. Они должны начать ведущий к полному разоружению политический процесс, охватить им три оставшиеся ядерные страны, а также проявлять больше инициативы и идти на большие риски для преодоления крупнейших региональных кризисов.


Президент США Барак Обама занял в этом смысле кране многообещающую позицию, если судить по его речи в Праге 6 апреля и встрече с президентом России Дмитрием Медведевым. Возможно, это приведет к возникновению мощного стратегического течения. Но на пути у подобных инициатив все еще остается немало препятствий: привязанность к силовым методам американского политического и военного истеблишмента, недоверие к новым российским и китайским лидерам, региональные стратегии Индии, Пакистана и Израиля, трудности в переговорах с Северной Кореей и Ираном.


У Франции в этом вопросе особое место. Она всегда отличалась своей традиционной независимостью и чувством ответственности, которая подтверждается минимально достаточным уровнем ее арсенала и неизменностью ее оборонительной системы, а также постоянным и конструктивным участием во всех инициативах по ограничению и эффективному контролю над вооружениями. Она также заинтересована в том, чтобы другие ядерные державы участвовали в восстановлении надежной системы нераспространения. В своем стремлении к миру и справедливости она играет динамичную и созидательную роль в строительстве эффективного и взвешенного процесса разоружения, на который рассчитывают огромное большинство народов планеты и все наши европейские партнеры.


Обладая немалым опытом в этом вопросе, подписавшие настоящее заявление выражают свое желание того, чтобы Франция четко сказала о своей решимости добиться успеха в процессе разоружения и о намерении сделать выводы относительно своих собственных возможностей путем организации дебатов в демократических институтах и подготовки новых этапов переговоров, в первую очередь конференции 2010 года по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия.

Ален Жюппе (Alain Juppé), бывший премьер-министр; Бернар Норлен (Bernard Norlain), генерал, бывший командующий ВВС; Ален Ришар (Alain Richard), бывший министр обороны; Мишель Рокар (Michel Rocard), бывший премьер-министр.