Недавняя российская неприримиримость по поводу санкций против Ирана, наверняка, имеет под собой какое-то простое объяснение. Владимир Путин всего лишь сказал, что разговоры о дополнительных санкциях "преждевременны" - и если верить сообщениям газеты The New York Times, Путин прав.

Но у русских там что-то все-таки происходит, что может указать на небольшую, но значительную ошибку, которую администрация Обамы допускает в своих делах с российским руководством.

Возникает вопрос: кто является настоящим лидером России? У Дмитрия Медведева есть титул, у Путина, похоже, есть власть. Придерживаются ли они единого мнения? Ну, возможно, что и нет - они могут столкнуться в президентской гонке 2012 года, когда у Путина вновь появится такая возможность. И в Госдепартаменте бытует мнение о том, что следует использовать соперничество между двумя руководителями. Если так, то, возможно, что мы ставим не на ту лошадь.

Медведев ведет себя мягче, чем Путин. Он сделал несколько обнадеживающих замечаний по поводу возможности санкций против Ирана (затем быстро отказался от них). И большая часть личных контактов администрации Обамы была с ним, а не с Путиным. В целом, этого сложно избежать - Обама и Медведев продолжают встречаться и проводить двусторонние переговоры на саммитах "большой двадцатки" и на заседаниях Генеральной ассамблеи ООН. Путину может не нравиться заднее сиденье, на которое его пересадили. И его отсутствие в Москве - и более жесткие замечания - во время визита Хиллари Клинтон в России, возможно, являются сигналом: вам следует разговаривать со мной.

Один опытный дипломат сказал мне вчера, что со стороны Обамы было бы мудро поскорее пригласить Путина в Вашингтон. Ему придется пригласить туда и Медведева, а то настоящий президент почувствует себя оскорбленным. Но если мы хотим добиться прогресса в отношениях с русскими, очевидно, что администрации придется ходить по краю пропасти и оставаться в хороших отношениях с обоими лидерами.