Россия сохраняет за собой право на нанесение превентивного ядерного удара. Возможные случаи применения атомного оружия – в условиях глобальной войны, а также «в зависимости от складывающейся ситуации и намерений вероятного противника, в том числе и в ходе локальных конфликтов» - будут включены, судя по имеющимся данным, в новую военную доктрину. Ее проект, как сообщает близкая к правительству газета «Известия», в настоящее время уточняется, после чего она будет утверждена президентом Дмитрием Медведевым и вступит в силу еще до конца этого года. Так, по крайней мере, заявил об этом координатор (так в тексте – прим. переводчика) Совета Безопасности Николай Патрушев в интервью этой газете.


Действующая военная доктрина, принятая вскоре после того, как Владимир Путин был избран президентом России в 2000 году, санкционирует применение атомного оружия только при непосредственной и явной угрозе со стороны агрессора. Предусмотренные изменения Патрушев обосновал расширением НАТО на восток и приближением этой организации к границам России, а также возрастающей военной активностью Альянса – интенсивные учения стратегических сил США включают в себя использование стратегического ядерного оружия».


Патрушев видит угрозу национальной безопасности также в «дальнейшем распространении ядерных, химических и биологических технологий», которые могут быть использованы в военных целях. Помимо этого, угрозу представляют международный терроризм и борьба за природные ресурсы. Защита от агрессии против России и ее союзников, по словам Патрушева, будет иметь «самый высокий приоритет».


Патрушев, возглавлявший до смены караула в Кремле в мае 2008 года службу внутренней контрразведки ФСБ и входящий в узкий круг друзей Путина, продолжает оставаться одним из наиболее влиятельных людей в России. В действительности угрозы Москвы относительно применения превентивного ядерного удара не являются чем-то новым, как это иногда теперь пытаются представить западные средства массовой информации. Такой вариант использования ядерного оружия вполне допускал еще в январе 2008 года теперь уже бывший глава Генерального штаба Юрий Балуевский в случае возникновения угрозы интересам России. В завуалированной форме такого рода угроза прозвучала из уст президента Дмитрия Медведева в самом разгаре споров по поводу размещения элементов американской ПРО в Восточной Европе. Нельзя не заметить, что Патрушев публично объявил об этих планах как раз в среду – в последний день визита в Россию государственного секретаря США Хилари Клинтон (Hilary Clinton). Наблюдатели связывают это с разногласиями, возникшими в ходе российско-американских переговоров о новом договоре об ограничении стратегических наступательных вооружений. Речь идет об оснащенных ядерными боеголовками ракетах большой дальности.


Россия считает, что ее потенциал устрашения может быть поставлен под угрозу в случае принятия предлагаемых верхних ограничений -  максимально до тысячи боеголовок для каждой из сторон, - если США в какой бы то ни было форме преступят к реализации своего плана по размещению систем ПРО в Восточной Европе. Москва поэтому хочет, чтобы в договоре был решен вопрос как о наступательном, так и об оборонительном оружии  – ракетах и противоракетных установках. Но Вашингтон в настоящее время не готов на это пойти.


Вместе с тем, официальный представитель Пентагона, чьи эксперты в настоящее время ведут переговоры с российскими коллегами о деталях этого соглашения, признал в четверг, что между этими двумя системами оружия существует связь. Однако, с точки зрения Вашингтона, не имеет смысла включать этот вопрос в договор. Но без заключения договора о стратегическом оружии Россия не хочет вести переговоры о важном для Европы сокращении тактического ядерного оружия, то есть о ракетах ближнего радиуса действия, оснащенных ядерными боеголовками.