Во время своего пятидневного Европейского турне Госсекретарь США Хиллари Клинтон пообещала России увеличить степень сотрудничества в военной сфере. Однако, как говорится в поговорке, обещанного три года ждут.

В своем ураганном Европейском турне, в рамках которого были проведены встречи в Лондоне, Дублине, Белфасте, Москве, а так же визит в Казань - мусульманский город России, госпожа Клинтон затронула ряд важных вопросов. Но для российской аудитории самым главным стал вопрос: Что же будет дальше в отношениях между США и Россией?

Этот вопрос возник вслед за речью, которую госпожа Клинтон произнесла в Московском государственном университете.

Студентка второго курса МГУ Евгения спросила Госсекретаря США: 'Что касается аспектов Русско-Американского партнерства, какой из них, по вашему мнению, является более приоритетным в настоящий момент: экономический кризис или военное сотрудничество?'

'Два вопроса, которые вы затронули, - ответила Клинтон, - 'военный и экономический факторы - очень важны. Но это не единственные направления, в которых мы хотим развивать наше сотрудничество.


Полагаю, что в прошлом наше сотрудничество осуществлялось по весьма немногочисленному количеству аспектов. И я считаю, что это было огромной потерей для наших государств'.

Пока все нормально. Госпожа Клинтон продемонстрировала свое желание продвинуться в вопросе сотрудничества дальше традиционного блока Российско-Американских отношений, который обычно сводился к экономическому и военному аспектам.

Однако проблема в том, что госпожа Клинтон не следует своему же совету о том, что нужно расширить список 'немногочисленных аспектов' двустороннего сотрудничества, а предпочитает сконцентрировать внимание только на военной составляющей отношений между Россией и Америкой, в особенности на так часто обсуждаемом вопросе Американской программы ПРО.
 
'Как вы знаете,  мы обсуждали программу ПРО, - говорит госпожа Клинтон. - 'И сейчас я хочу дать некоторые пояснения, чтобы проиллюстрировать, как по-новому Администрация Обамы подходит к этому вопросу. Программа ПРО - это мера по защите людей от существующих в мире опасностей. Мы не видим угрозы между Россией и Соединенными Штатами. Между нами случаются разногласия время от времени, но мы не рассматриваем их как угрозу'.

Госпожа Клинтон, делая основной упор на военное сотрудничество между Россией и Америкой, звучит весьма иронично, особенно во второй части ответа, в которой говорится, что едва ли государственные служащие США и России виноваты в том, что называется 'жить прошлым'.

'В нашем правительстве есть служащие, и в вашем правительстве есть служащие, которые по-прежнему живут прошлым, - сказала Клинтон. - Они не верят в плотное сотрудничество России и США. Они не доверяют друг другу, а мы должны доказать им обратное'.

Нужно признать, что есть немало американцев и русских, многие из которых находятся на руководящих постах, которые не могут освободиться от преследующих их призраков дней Холодной войны. Это само собой разумеется. Но, тем не менее, вместо того, чтобы сместить акценты на другие вопросы кроме как сфера военных интересов (Америки), Хиллари Клинтон по-прежнему упрямо сидит в окопах со штыком риторики наголо.

'И, на мой взгляд, это будет хорошим результатом, - сказала Клинтон, - если однажды в будущем вы услышите заявление России и США о запуске совместного плана ПРО, о том, что у нас есть датчики и радары и все остальное необходимое оборудование для того, чтобы защитить то, что нам дорого:'

И вот тут-то и появляется самая вкусная часть. Америка верит, что рано или поздно они заключат договор с российскими партнерами:

'Что касается программы ПРО, мы готовы к прозрачности и сотрудничеству, - поясняет Клинтон. - Что касается договора о сокращении вооружений или ПРО - мы пригласили ваших ведущих военных экспертов и ученых в наши центры оперативного управления, чтобы они имели возможность задать любой интересующий их вопрос. И мы хотели бы сделать то же самое, так как нам важно взаимопонимание'.

Красивые слова. Но как США могут всерьез считать, что для России будет приемлемым свести  'сотрудничество по ПРО' к простому присутствию российских наблюдателей на их военных объектах с возможностью задавать вопросы об их крутой технологии?

Это она серьезно? Русские, как госпожа Клинтон это себе представляет, 'приедут в наши центры оперативного управления для того, чтобы задать любые вопросы', накарябать что-то в блокнотиках и почесать свои бороды. Но кроме этой дешевой показухи русским ничего не останется, кроме как вернуться домой и молиться, чтобы американцы не нарушили своих обещаний по ПРО в будущем.

Именно это обстоятельство может стать той самой ситуацией, когда 'прозрачность' и 'сотрудничество' не дают совершенно никакого спокойствия, особенно учитывая то, что на перенастройку таких ракет на другие функции и направления потребуются всего несколько минут.

Хиллари рассуждает с точки зрения в прошлом?


Другим ироничным аспектом речи госпожи Клинтон является то, что она перекликается практически слово в слово с речью Вице-президента Джо Байдена относительно Российской Федерации.

'Такова реальность: русские там, где они есть', - сказал Байден в интервью 'Уолл-Стрит Джорнал' всего через несколько недель, после того как Барак Обама встретился с Дмитрием Медведевым в Москве для переговоров. 'У них стремительно уменьшается население, вянет экономика, их банковские сектор и структура не переживут ближайшие 15 лет; они сейчас в ситуации, когда мир меняется прямо у них на глазах, а они цепляются за что-то неуловимое в прошлом'.

Итак, Хиллари Клинтон говорила это, повторяя то же самое, что уже говорилось в Москве, в своей попытке показать, что в действительности есть некоторое подобие баланса и скоординированности во внешней политике администрации Обамы или она просто 'цеплялась за что-то неуловимое в прошлом', в данном случае за необъяснимую логику Джо Байдена (который, между прочим, нанесет визит в Польшу и Чехию в период с 20-24 октября)?

Это может показаться слегка неуважительным, особенно когда мы рассуждаем о том, что Барак Обама только что получил Нобелевскую премию Мира (в то время, как он воюет аж на двух фронтах, что, надо признать, совершенно непростое дело) за то, что умело развеивал любые опасения или выпады недоверия относительно целей внешней политики США.
Но Россия знает лучше других, что ни одна страна в мире не могла толком защитить свои границы, слишком доверяя лепету, будь то друга или врага.

Более того, несмотря на то, что сейчас у руля в  США не 'супер-лидер' Джордж Буш Младший со своей разношерстной группкой нео-консерваторов, нет никакой гарантии, что они не появятся в Вашингтоне в ближайшее время. В таком случае следующая команда мечты в Белом Доме вполне может достать с пыльной полки старый план ПРО. В конце концов, наименее оскорбительное, что можно сказать в адрес американских нео-консерваторов - это то, что они кучка непредсказуемых политиков.

Американская политическая система - это не игрушки Американская политика, и Россия уже начала это понимать, напоминает профессиональный матч большого тенниса: в игре есть только 2 противника, ключевые игроки меняются редко, и всего несколько лиц, а зачастую корпорации, могут себе позволить билетик на игру.

Такова реальность американской политический игры, и это то зрелище, на котором Россия, уже не говоря об американских избирателях, застревает каждые 4 года: сегодня во главе вселенной демократы, а завтра - республиканцы.

Пока не появится третья легитимная партия для того, чтобы встряхнуть американскую застоявшуюся политическую жизнь, она продолжит быть обычной политикой в так называемой Стране провозглашенных свобод, а в России страхом и ненавистью относительно реальных намерений американской внешней политики.