Российский историк, собиравший сведения о судьбах немцев, оказавшихся в советском плену во время Второй мировой войны, арестован в очередной попытке российских властей пресечь исторические исследования сталинской эпохи.

В прошлом месяце Михаил Супрун был задержан служащими российской Федеральной службы безопасности. Они обыскали его квартиру и вынесли весь его личный архив. К настоящему моменту ему предъявлены обвинения в нарушении закона о неприкосновенности частной жизни, и, если его признают виновным, ему грозят четыре года тюремного заключения.

В ходе исследования Супрун собирал сведения о судьбах немцев, отправленных в российские арктические лагеря ГУЛАГа. В своих изысканиях профессор Поморского государственного университета города Архангельска собирал информацию и о военнопленных немцев, захваченных солдатами Красной Армии, и об обрусевших этнических немцев, депортированных Сталиным - преимущественно из южной части России. И те, и другие оказались в архангельских исправительно-трудовых лагерях.

«Я планировал написать две книги. Мне необходимо еще два-три года, чтобы их закончить», - сообщил Супрун газете The Guardian в сегодняшнем интервью. Историк назвал свой арест «абсурдным» и сообщил, что подписал обязательство не разглашать информацию о своем деле.

В то же время арест вызвал возмущение как в Германии, так и среди ведущих историков. Арест пришелся на разгар кремлевской кампании по реабилитации образа Сталина и был произведен целью пресечь попытку независимого исторического исследования, поскольку в эти дни политические репрессии советской эпохи и жертвы системы лагерей ГУЛАГа стали запретными темами.

Историк и писатель Орландо Файгс (Orlando Figes) назвал арест Супрана беспрецедентным, охарактеризовав его как часть «путинской кампании против свободы выражения и свободы исторических исследований».

«Если это означает, что нынешний режим намерен поставить под контроль сбор биографических сведений о жертвах сталинского террора, то это может стать довольно тревожным знаком», - добавил Файгс, занимающий должность профессора истории Бирбекского колледжа при Лондонском университете (Birkbeck college, University of London).

Супрун осуществлял свои изыскания совместно с Немецким Красным Крестом. Данная организация все еще пытается выяснить судьбу тысяч немцев, перевезенных во время войны на территорию Советской России в качестве военнопленных. Многие из них никогда не вернулись. Сегодня представители Немецкого Красного Креста заявили, что арест историка приводит их в недоумение. Депутат правого крыла немецкого парламента Эрика Штейнбах (Erica Steinbach) назвала арест «совершенно неприемлемым».

Российская разведывательная служба ФСБ также арестовала сотрудника управления внутренних дел, передавшего Супруну материалы из местного архива МВД. Среди них был и список 40 тысяч немцев, депортированных в Архангельск в период с 1945 по 1956 годы, который содержал информацию о том, в какие лагеря они были отправлены и выжили ли они. Сотруднику УВД полковнику Александру Дудареву предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением.

«Мы видим возрождение контроля над историей», - заявил Рауф Габидулин, активист архангельского правозащитного движения. – «Большинство россиян не имеют представления о масштабах сталинских репрессий. Те, кто у власти, пришли из КГБ. Они не хотят, чтобы люди знали, что творили их предшественники, или же размах происходившего».

Отвечая на вопрос, какой была жизнь в холодных исправительных лагерях Архангельска на побережье Белого моря, он сообщил: «Ужасной. Зима была очень долгой. Условия в бараках были ужасающими. Немецкие заключенные, которые сумели выжить, заготавливали лес. В других частях Советского Союза они занимались строительством - например, здания Московского Государственного Университета».

В архангельских лагерях содержались также поляки, греки, татары и представители других этнических групп, за исключением русских. К концу войны 11 миллионов немцев находилось в союзнических лагерях военнопленных. Более миллиона погибло. Советским военнопленным пришлось куда хуже. Из 5,7 миллионов военнопленных, захваченных в Германии, умерло 3,3 миллиона – более половины.

Вторая мировая война остается источником значительной напряженности между Россией ее пост-советскими соседями. Президент России Дмитрий Медведев неоднократно обвинял Украину, Польшу и другие восточноевропейские государства в искажении истории в политических целях. В мае он создал новую государственную комиссию по противодействию, как он выразился, «фальсификации истории».

Когда этим летом парламентская ассамблея Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе приняла инициированную Балтийскими странами резолюцию, приравнявшую сталинизм к нацизму, это вызвало у Москвы резко негативную реакцию. Кремль также высказался в защиту пакта Молотова-Риббентропа, - в котором Сталин и Гитлер поделили Восточную Европу, - назвав его тактическим соглашением, ничем не отличающимся от других западных договоренностей с нацистами.

Сегодня директор московского отделения организации Human Rights Watch Эллисон Гилл (Allison Gill) охарактеризовала дело Суприна как «вызывающее большое беспокойство».

«Это составная часть попыток представить единый взгляд на прошлое России, а также его роль в настоящем. Это отрицает всю сложность российской истории, равно как и тот факт, что у разных людей был совершенно разный исторический опыт. Мне это совсем не нравится», - заявила она.

Последние двадцать лет российская правозащитная организация «Мемориал» осуществляет несколько проектов, имеющих тот же характер, что и исследования Суприна. Общество «Мемориал» собрало имена десяти тысяч жертв ГУЛАГа и издало общедоступные «книги памяти», содержащие информацию об этих людях. В прошлом году милиция провела обыск в санкт-петербургском офисе «Мемориала» и конфисковала материалы, использовавшиеся Файгсом в написании его книги «Шепчущие» (The Whisperers), в которой повествуются о семейной жизни в сталинской России. Позже они их вернули.