В прошлую среду в Москве Россия швырнула в лицо госсекретарю США остаток тех иллюзий, которые сохранялись у администрации Обамы на сотрудничество с Россией по ядерной программе Ирана. Более жесткие санкции против Ирана были бы "контрпродуктивны", заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступив с таким заявлением спустя всего несколько  дней после того, как президент Дмитрий Медведев сказал, что санкции могут оказаться неизбежными. Подобная неувязка должна напомнить нам, что Медведев это не более чем почетный зритель, и что в действительности главное значение имеет голос премьер-министра Владимира Путина, который выступил из Пекина против введения санкций.

Такая пощечина была нанесена после целого ряда уступок. Белый Дом отказался от развертывания системы противоракетной обороны в Восточной Европе и приглушил критику по поводу скандала с региональными выборами в России. Направленные на примирение шаги Вашингтона усилили уверенность кремлевских правителей в том, что им незачем бояться Обаму в сколь-либо значимых вопросах.

А для Путина и его олигархов самый значимый вопрос это цены на нефть. Даже сегодня, когда она стоит 70 долларов за баррель, российская экономика находится в весьма плачевном состоянии. А напряженность на Ближнем Востоке, даже начало войны, подтолкнули бы вверх цены на энергоносители. Конечно, появление ядерного оружия у Ирана нанесло бы ущерб российской национальной безопасности, однако продолжение кризиса выгодно правящей элите, которая заинтересована в наживе и сохранении власти.

Администрация Обамы в своей внешней политике демонстрирует по отношению к друзьям и противникам мощный заряд оптимизма и доброй воли. Такие бодрые и жизнерадостные взгляды достойны одобрения, пока не сталкиваются с жестокой реальностью. К сожалению, за прошлую неделю было уже несколько подобных столкновений.

В среду высокопоставленный руководитель из сферы российской национальной безопасности Николай Патрушев заявил в интервью одной из пропагандистских газет Кремля "Известия", что Россия планирует трансформировать свою политику в области применения ядерных сил, чтобы они имели возможность для нанесения превентивных ударов и могли использоваться в региональных конфликтах. Такие сообщения отнюдь не случайно появились во время пребывания Клинтон в Москве. Их можно расценивать как ответ на заявления Обамы о мире без ядерного оружия и на аннулирование плана ПРО.

Кроме того, на прошлой неделе были сняты все обвинения с генерал-лейтенанта Владимира Шаманова, направившего подразделение своих десантников для вмешательства в уголовное расследование по делу принадлежащей его зятю фирмы. В "Новой газете", являющейся последним печатным оплотом критики Кремля, опубликовали распечатки телефонных разговоров генерала, которые доказывают его причастность к этим действиям. Но их оказалось недостаточно, чтобы доставить неприятности этому идолу второй чеченской войны, во время которой правозащитная организация Human Rights Watch и прочие группы неоднократно обвиняли его войска в зверствах против мирного населения.

А потом состоялся спектакль с региональными выборами. Они были такими же жульническими и такими же ненужными, как любые выборы во время правления Путина, когда настоящих кандидатов от оппозиции к ним не допускали, а правящая партия "Единая Россия", получала на них заранее определенное большинство голосов. На сей раз фальсификации оказались слишком явными даже для лидеров разрешенных Кремлем оппозиционных партий Александра (так в тексте - прим. перев.) Жириновского и Геннадия Зюганова, которые громко опротестовали результаты голосования, поднявшие Россию на самую вершину диктатуры. А Медведев утверждал, что выборы прошли вполне нормально. Тем временем, в заявлении США прозвучала обычная обеспокоенность и были приведены слова самого президента Медведева о важности свободных и честных выборов - как будто этим его можно пристыдить.

Ожидать стыда от бесстыжего не стоит. А от коррумпированного и криминального режима не следует ждать перемен, пока ему не пригрозят реальными последствиями. В отношении России это означает, что надо начать преследование узкого круга путинских олигархов и бить их там, где больнее, нанося удары по их привилегиям и чековым книжкам. Если Евросоюз и Соединенные Штаты начнут отказывать этим людям в предоставлении виз и примутся за расследование их финансовых дел, то они быстро обнаружат, насколько сильно Кремль заинтересован в санкциях против Ирана. Путин использует права человека и демократию в качестве козырных карт и преимуществ для торга с Западом, понимая, что эти вещи важны для западных стран, но не для него. А пока в игре отсутствуют важные для Кремля ставки, это будет игра в одни ворота.

Если США серьезно намерены не допустить появления у Ирана ядерного оружия, то Обама должен говорить конкретно, и недвусмысленно заявить о тех наказаниях и карательных санкциях, которые ожидают Тегеран. Неоднократное повторение мысли о том, что это "неприемлемо", превратилось в анекдот. Появление ядерного оружия у Северной Кореи тоже было "неприемлемо" более десяти лет. Если Обама говорит о том, что США пойдут на все, лишь бы не допустить превращения Ирана в ядерную державу, то мы скоро увидим, испугается этого Тегеран или нет. Как минимум, Белый Дом должен публично пообещать, что нападение на Израиль с применением оружия массового уничтожения будет расценено как нападение на американскую территорию, а также добиться таких же обещаний от НАТО.

Меня, как и многих россиян, воодушевила вдохновенная речь Обамы в Москве в июле этого года. Но он должен знать, что у государственного деятеля есть задачи поважнее печатания денег и произнесения речей. Обесцененная риторика, как и обесцененные деньги, могут привести к катастрофе. Тот пузырь доброй воли и расположения, который создает Обама, просто лопнет, если в ближайшее время не появятся реальные результаты.

Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров является  внештатным редактором Wall Street Journal.