Почти два десятка лет спустя после падения коммунистической партии российские власти, наконец, нашли модель будущего успеха – в лице коммунистической партии.

Правда, не своей, а соседской.

Подобно завистливому троечнику, партия Владимира Путина «Единая Россия» усердно пытается понять, как ей повторить успех Коммунистической партии Китая, особенно в деле борьбы с финансовым кризисом, который КПК удается относительно удачно преодолевать.

Лидеры «Единой России» даже провели в этом месяце специальную встречу с высокопоставленными китайскими партийцами, чтобы услышать из первых уст, как они осуществляют свои полномочия.

В действительности, русские совершенно не намерены возвращаться к коммунизму и марксистско-ленинской идеологии ни в советском, ни в пекинском - заметно смягченном - изводе. Их восхищает другое – способность китайцев использовать однопартийную систему, чтобы жестко контролировать страну, способствуя при этом экономическому росту.

Занятно видеть, как история поменяла страны местами – ведь именно успехи СССР вдохновляли китайских коммунистов до того, как пути России и Китая надолго разошлись.

Впрочем, русских больше интересует, то, как разошлись пути стран в последние десятилетия. Они прекрасно понимают, что если России пришлось по мере перехода к рыночной экономике пережить немало черных дней, Китай, по-видимому, проделал подобный же переход намного удачнее.

Кроме того, русские, судя по всему, стыдятся того, что их экономика в большой степени держится на нефти, газе и прочих природных ресурсах, как если бы Россия была страной третьего мира, в то время как Китаю удается производить востребованную в мире продукцию.

«Достижения Коммунистической партии Китая в вопросах государственного строительства заслуживают самых высоких оценок, - подчеркнул 9 октября вице-премьер и приближенный Путина Александр Жуков в ходе встречи с китайскими официальными лицами в приграничном городе Суйфэньхэ к северо-западу от Владивостока, - а полученный в результате проделанной работы практический опыт должен стать предметом самого пристального изучения».

Г-н Жуков пригласил президента Ху Цзиньтао (Hu Jintao), генерального секретаря Коммунистической партии Китая, на съезд «Единой России», который должен состояться в ноябре в Санкт-Петербурге.

Встреча в Суйфэньхэ стала венцом нескольких месяцев интенсивных контактов между двумя политическими партиями. Весной делегация высокопоставленных представителей «Единой России» провела в Берлине несколько дней. По итогам переговоров «Единая Россия» объявила, что она собирается открыть в Пекине филиал своего аналитического центра.

Такое восхищение китайской коммунистической партией показывает, что у «Единой России» отсутствует собственная философия. Партия в основном служила г-ну Путину инструментом власти. Даже в предвыборную кампанию она выступала под лозунгом «плана Путина». Позднее было заявлено, что она исповедует идеи некоего «российского консерватизма», но что конкретно это значит, не уточнялось.
Вопрос о том, не являются ли попытки «Единой России» учиться у Коммунистической партии Китая сугубо интеллектуальными управлениями, остается пока открытым.

Однако, как бы то ни было, в последние годы Россия и в политике, и в экономике движется к китайской модели. После того, как в 1991 году рухнул Советский Союз, Россия наобум бросилась в капитализм, распродавая предприятия и ослабляя регулирование. При г-не Путине, правительство дало задний ход и вернуло себе контроль над многими секторами промышленности.

Сегодня в обеих странах установилась мощная централизованная власть, контролирующая экономику, в которой присутствуют как государственные, так и частные предприятия, хотя у русских эта система долгое время была не столь упорядочена.

По данным глобальных индексов, в России положение с коррупцией хуже, чем в Китае. Иностранные компании в целом считают российский инвестиционный климат также менее благоприятным, что во многом связано с меньшим уважением к правам собственности.

Отстает Россия от Китая и в области модернизации дорог, аэропортов, электростанций и прочих элементов инфраструктуры. Кроме того, ее одолевает множество проблем в области здравоохранения и социальной сферы, которые сокращают среднюю продолжительность жизни российских мужчин до 60 лет. Одним из последствий этого стал демографический кризис, который, как ожидается, должен негативно сказаться на экономическом росте.

Мировой финансовый кризис также заставляет провести невыгодное для Москвы сравнение между странами. В июне Всемирный банк спрогнозировал, что экономика Китая за 2009 год вырастет на 7,2 процента, а экономика России сократится на 7,9 процента.

В области политики Россия остается более открытой страной, чем Китай. В ней действуют независимые (хотя зачастую карманные) оппозиционные партии, свободы слова в ней также больше. Наиболее очевидный контраст представляет собой Интернет, который в Китае цензурируется, а в России - нет.

По мнению ряда политологов, политические советники г-на Путина давно ищут способы перехода к политической системе, аналогичной той, которая на много десятилетий укоренилась в таких странах, как Мексика и Япония – то есть к фактически однопартийному режиму при видимости демократии. Русские склонны обходить молчанием тот факт, что во многих из этих стран подобные правящие партии потерпели крах.

Стратегия Кремля проявилась в ходе прошедших на прошлой неделе региональных выборов, на которых, по данным независимых наблюдательных организаций, чиновники и представители «Единой России» c помощью силовой тактики оказывали давление на оппозицию. В итоге в подавляющем большинстве мест победила «Единая Россия». На втором месте с большим отрывом оказалась российская компартия, называющая себе наследницей советской и обладающая определенной популярностью среди пожилых избирателей. Российские коммунисты тоже стремились наладить контакты с китайскими братьями, но те предпочли иметь дело с партией Владимира Путина.

Региональные выборы показали, насколько «Единая Россия» переплелась с правительством. Государственные телеканалы крайне положительно освещают ее деятельность, суды практически никогда не выносят против нее решений. Руководство «Единой России» открыто признает, что хочет понять, как китайцы поддерживают баланс между партией и правительством.

«Нам в «Единой России» интересны опыт партийного и государственного строительства в Китае, существующие в этой стране модели взаимодействия правящей партии со структурами судебной, законодательной и исполнительной власти», - заявил на встрече в Суйфэньхэ депутат российского парламента Владимир Матханов.

Восхваляя китайскую систему, «Единая Россия» предпочитает не упоминать о ее репрессивных аспектах. Позиция партии также вступает в противоречие с постоянными заявлениями бывшего президента и действующего премьер-министра г-на Путина и президента Дмитрия Медведева о том, что России необходима полноценная многопартийная система.

С другой стороны, и президент и премьер подтвердили результаты выборов, несмотря на многочисленные сообщения о фальсификациях, что заставляет оппозиционеров считать их заявления пустыми.

Лидер проигравшей выборы либеральной прозападной партии «Яблоко» Сергей Митрохин полагает, что случившееся разоблачает истинные намерения Кремля. Переговоры с Китаем, по словам г-на Митрохина, делают их еще более очевидными.
«На мой взгляд, встреча в Китае означает, что «Единая Россия» хочет навеки установить в России однопартийную диктатуру», - считает он.

В последние столетия Россия заигрывала как с Востоком, так и с Западом, но ее идентичность так и не определилась. По мнению аналитиков, при г-не Путине политическое руководство страны стало с пренебрежением относиться к идее о том, что страна должна воспринять западную демократию и западный стиль управления.

Это частично проистекает из неприятностей, пережитых страной в девяностые, после краха Советского Союза, когда Россия столкнулась с экономическими трудностями и политическим хаосом, в чем, многие сторонники Путина, видят, в том числе, вину Запада.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель российского государственного информационного агентства и автор детективных романов, действие которых происходит в Азии, считает вполне естественным, что Кремль обратил взор на восток.

«Когда они поняли, что существует способ провести реформы в бывшей социалистической стране, превратив ее в нечто лучшее и более эффективное, разумеется, они заинтересовались этим, - говорит г-н Косырев. – Все здесь считают Китай образцом, потому что Россия – совсем не образец».