Россия вместе с Австралией, Исландией и Норвегией принадлежит к числу тех странам, которые подписали Договор к Энергетической Хартии (ДЭХ) (англ.: Energy Charter Treaty, ECT), но не ратифицировали его. Со вчерашнего дня Россия также отказалась и от его временного применения. Каких-то обоснованных преимуществ этого шага я не вижу. ДЭХ – эти единственный многосторонний инструмент для защиты и поддержки инвестиций в энергетическую отрасль. С его помощью были бы не только в большей степени защищены иностранные инвестиции в России, но  – при условии ратификации договора Россией – и российские инвестиции за границей, и прежде всего от «рисков либерализации» на рынке ЕС.


Договору ДЭХ, конечно, не хватает механизмом эффективного применения в кризисных ситуациях для их быстрого разрешения. Однако именно это, а также бездействие политического руководства Секретариата Энергетической Хартии во время российско-украинского газового кризиса в прошлом году могли бы послужить поводом для Москвы начать процесс обновления договора и управлять им путем включения соответствующих договоренностей.


Выход России тем более неприятен, что российские эксперты и представители Евросоюза после продолжавшихся несколько лет переговоров разработали взаимоприемлемые и согласованные на многосторонней основе положения об энергетическом транзите. Теперь Москва остановила завершающую работу над Протоколом о транзите. При этом могли бы быть разрешены все остающиеся спорными вопросы, за исключением одного. Брюссель все еще настаивает на том, чтобы не классифицировать поставки энергоносителей в зону ЕС как транзит (Статья 20). Россия видит в этом дополнительные риски для поставок российского природного газа в Европу.


Кроме того, создавалось впечатление, что переговорщикам удалось проложить путь к достижению радикального решения. Они изучали возможность того, чтобы автоматически исключить Статью 20 в том случае, если России ратифицирует Договор к Энергетической Хартии, поскольку и Договор и Протокол о транзите могут быть ратифицированы одновременно.


Ошибаются те российские политики, которые полагают, что при заключении прямых договоров о поставках центральноазиатского газа в Европу Россия была бы обязана по Договору к Энергетической Хартии обеспечить транзит дешевого газа по российским трубопроводам по низким внутренним тарифам. В результате, по их мнению, иностранный газ получил бы ценовые преимущества в сравнении и российским. Однако Статья 7 ДЭХ предоставляет транзитной стране сразу пять доказательных и международно признанных уровней защиты, если она не хочет предоставлять транзитные пути третьим странам. Кроме того, газ из Центральной Азии уже совсем не такой дешевый. С 2009 года при ценообразовании как в ЕС, так и на постсоветском пространстве действует принцип чистой экспортной цены (net back price).


Безосновательны также утверждения о том, что Энергетическая Хартия предоставит возможность акционерам ЮКОСа на основании договора ДЭХ предъявить иски России. Сторонники этой точки зрения считают, что достаточно отказаться от договора ДЭХ, чтобы исключить такую возможность, а также сходные с этим варианты развития событий в будущем. Это не будет работать. Временный отказ от применения Договора к Энергетической Хартии не имеет обратного действия. Россия будет обязана на основании статьи 45 (3b) договора ДЭХ в течение следующих 20 лет выполнять положения об инвестициях договора и следовать указанной процедуре разрешения споров.


Однако некоторые претензии Москвы действительно обоснованы. Так, например, в Договоре к Энергетической Хартии отсутствуют механизмы принуждения для государств, подписавших и ратифицировавших договор, в отношении выполнения ими взятых на себя обязательств. Не прописаны также быстрые и эффективные многосторонние меры для предотвращения и урегулирования критических ситуаций. Не предусмотрены также быстрые и действенные варианты наказания в случае нарушения положений договора.


Вместе с тем, идея отказа от Энергетической Хартии и разработка вместо нее нового документа представляется не такой уж действенной, если ее вообще можно реализовать на практике. Представленный Россией шесть месяцев назад новый вариант договора в энергетической сфере нельзя всерьез рассматривать как альтернативу ДЭХ. Международное сообщество может принять его только как начальное предложение для дальнейшего совершенствования процесса Энергетической Хартии.


Выход из временного применения Договора к Энергетической Хартии не мешает России вместе с другими странами работать и дальше над «Энергетической Хартией Плюс». Однако мало вероятно, что Россия в ближайшем будущем изменит свое отношение к Энергетической Хартии.


Андрей Конопляник являлся до 2008 года заместителем генерального секретаря Секретариата Энергетической Хартии в Брюсселе.