Олимпиада в Сочи обещает региону всевозможные блага. Но экологи и рядовые жители задаются вопросом: не слишком ли дорогой ценой?

Самолет только готовится к посадке в аэропорту Адлера, а пассажирам уже напоминают о предстоящих в этих краях в 2014 году зимних Олимпийских играх: «В связи с подготовкой Сочи к Олимпиаде движение в городе крайне затруднено, во избежание опоздания на рейс рекомендуем выезжать в аэропорт заблаговременно».

Останется детям и внукам

Это правда – движение затруднено крайне. И Сочи, и особенно Адлер задыхаются в пробках. Строят новые дороги, транспортные узлы и развязки, и в связи с этим какие-то участки для движения перекрыты. Народ, конечно, ворчит. Но многие относятся к происходящему с пониманием.

«Ничего, потерпим, зато потом все построенное останется нашим детям и внукам», – сказал возивший меня по Сочи и окрестностям лихой водитель мэрии по имени Любар.

Вот и у госкорпорации «Олимпстрой» девиз – «Строим сейчас, смотрим в будущее». Кстати, строят и смотрят в будущее не только россияне. В частности, активны финны. Создан консорциум «Софи» (Сочи–Финляндия), в который вошли 30 финских фирм разных направлений, участвующих в осуществлении олимпийского проекта.

Дороги – это хорошо. Ну, а спортивные сооружения? Показать мне строительство взялся молодой сотрудник мэрии Эдуард. Мы миновали Адлер, свернули с шоссе на узкую дорогу, забирающую круто вверх. Дорога третьестепенная, однако с идеальным асфальтовым покрытием. «По ней членов МОК возили туда же, куда мы едем», – пояснил Эдуард. Наконец, прибыли.

Нашему взору открылся вид на Имеретинскую низменность. Дальний край ее упирается в море. «Вот в этой низине и будут построены олимпийские сооружения, – сказал Эдуард. – Посмотрели? Ну, поехали обратно». Между тем, все должно быть готово уже к началу 2013 года, то есть времени осталось три года, а у них еще конь не валялся.

Эдуард считает, что беспокоиться не стоит. «Я подрабатываю преподаванием английского языка, и один мой ученик, работник “Олимпстроя”, уверяет, что все будет готово в срок – деньги есть, люди есть», – пояснил он.

Олимпийское кладбище

На следующий день я съездил в Имеретинку своим ходом. И доехал до поселка, который называется Совхоз «Россия», что в паре километров от абхазской границы. На площади размещен большой стенд, на котором изображена схема расположения будущих олимпийских объектов в Имеретинской низменности: стадион, парк, ледовые дворцы, два грузовых терминала, порт, поселок Некрасовка для переселенцев из районов строительства.

Рядом административное здание с двумя вывесками у входа: на одной написано «Администрация Совхоза “Россия”». Самого совхоза уже не существует. На второй: «Общественная приемная регионального штаба по реализации полномочий Российской Федерации, переданных Краснодарскому краю при подготовке зимних Олимпийских игр 2014 года».

Не секрет, что идея проведения Олимпиады в Сочи вызвала немало протестов со стороны местных жителей. Еще до голосования в МОК поступило коллективное письмо (600 подписей), в котором указывалось на то, что, во-первых, здесь уникальная охраняемая природная зона, которой строительство олимпийских объектов может нанести непоправимый ущерб. А во-вторых, уже тогда были признаки того, что власти не станут церемониться с людьми, живущими в районе предполагаемого строительства. И все же выбор пал на Сочи.

Вероятно, сотрудники общественной приемной не страдают от безделья? Написано, что работает она каждый день, кроме воскресенья, с 9 до 19 часов. Но в этот момент почему-то была закрыта. Ответ на один из самых, очевидно, актуальных вопросов: о порядке посещения кладбища – висел на стене в подъезде. Дело в том, что местный погост оказался аккурат в центре огороженной территории строительной площадки.

Даже Сталин уступил

Разыскать дом председателя ТОС «Псоу» Натальи Калиновской оказалось нетрудно. «Вы журналист?» – первое, что спросила ее мама. Оказывается, Наталья не только председатель ТОС, но и лидер инициативной группы, защищающей природу родного края от губительного воздействия строительства, поэтому пресса часто к ней обращается.

Наталью дождаться не удалось (была на родительском собрании в школе), зато побеседовал с ее заместителем и соратницей Светланой Бересеньевой.

Светлана сказала, что строить олимпийские объекты и вообще что-либо в Имеретинской низменности – это безумие. Даже с технической точки зрения, как указывали специалисты. Но главное, низкая болотистая местность между реками Мзымта и Псоу веками служила местом обитания для перелетных птиц, тут всегда был орнитологический парк всемирного значения.

«В 30-е годы Сталин хотел построить здесь аэродром, но люди сказали ему: можете нас расстрелять, но этого мы не позволим, и Сталин отступил, построил аэродром в другом месте, – рассказала Светлана то ли легенду, то ли быль. – Даже Сталин! А господин Путин ради своих амбиций готов пойти на все».

Сразу за границей поселка построено два завода – железобетонных изделий и асфальтовый. Там, где еще недавно гнездились птицы. К тому же завод ЖБИ работает почему-то начиная с 11 вечера, своим гулом лишая жителей покоя. «На завтрашнем собрании ТОС мы поставим в очередной раз этот вопрос, поэтому пригласили представителей районной администрации», – заметила Светлана. Особенно местных жителей убивает то, что в уникальной низменности собираются сооружать грузовой порт. Вопреки закону, запрещающему строительство здесь подобных сооружений.

Минимизировать ущерб

По ее словам, их немногочисленная группа защищает природу, как может: пишет обращения в различные инстанции, проводятся и конкретные акции. Например, Татьяна Склярова десять дней держала голодовку, защищая старый уникальный тис, который якобы мешал строителям. И отстояла его! По крайне мере, временно. Это, кстати, в районе строящегося поселка Некрасовка, куда собираются переселять часть жителей, но никто в то унылое место переезжать не хочет: компенсация явно неравноценная.


Светлана сказала, что ее отец живет в Канаде, где предстоящей зимой тоже будет Олимпиада. «Отец рассказывал, что в окрестностях Ванкувера крайне бережно обращались с природой при строительстве олимпийских объектов, а люди, которых переселили, даже не взяли многое из личного имущества – такие выгодные условия переселения им предоставили. А у нас идут прямо по головам», – отметила Светлана.

Она посоветовала поговорить с координатором «Экологической вахты по Северному Кавказу» Андреем Рудомахой, который со своими соратниками ведет неравную борьбу за спасение лесов, через которые пробивают дорогу на Красную Поляну. «Они буквально ложились под ножи бульдозеров», – сказала Светлана.

«Дорога-дублер Адлер – Красная Поляна уже год строится незаконно – без экологической экспертизы и даже без проекта, – говорит Андрей Рудомаха. – Урон природе нанесен огромный – уничтожены обширные массивы самшитов и других ценных растений, занесенных в Красную книгу. Особенно много вреда приносит строительство железной дороги, сжирающее колоссальные средства, и которая, на наш взгляд, здесь не нужна».

По словам Рудомахи, «Экологическая вахта» изначально была против Олимпиады в этом регионе, но поскольку решение все же принято, то цель сейчас – по возможности минимизировать ущерб природе.

«МОК требует от устроителей вести диалог с общественностью, и нельзя сказать, что с нами не разговаривают», – признал Рудомаха, входящий в экологическую комиссию при «Олимпстрое». По его словам, мнение экологов даже иногда учитывают. Так, удалось добиться сохранения одного из лесных массивов за счет того, что дорога на этом участке пройдет по эстакаде. Два объекта – санно-бобслейная трасса и горная олимпийская деревня – перенесены в районы, где ущерб животному и растительному миру будет нанесен меньший.

Хотя руководство «Олимпстроя» не устает заявлять, что вопросам экологии придает приоритетное значение, реальность, по словам Рудомахи, все же во многом расходится со словами.