Идея равенства перед смертью (в данном случае, перед «свиным» гриппом) воспринимается немцами весьма примитивно. Весть о том, что Ангелу Меркель и ее министров привьют «привилегированной» вакциной, изготовленной в США, а для простых, извините, смертных закуплено более дешевое и, как уверяют германские СМИ, менее безопасное для организма лекарство, вызвала в стране негодование. Не знаю, что для нас тут более сенсационно – то, что этот факт стал достоянием общественности, или то, что это вызвало такую вспышку гнева, толерантно названного негодованием? Мы, скорее всего, так и не узнаем, как защищают наших высших чиновников от эпидемии, а если бы и узнали, то это вряд ли кого-нибудь удивило. Положено. И все тут.

 

Президент Сербии после победы своей сборной команды по футболу, после которой она получила путевку на Чемпионат мира в ЮАР, откупорил бутылку шампанского в VIP-ложе. На фотографии, попавшей в газеты, рядом с ним стоят с поднятыми бокалами спикер парламента, министр спорта и другие высокопоставленные лица. Эта радость президента и «обмыв» ее тоже вызвали негодование в стране – президент, возмущались граждане, нарушил закон: распивал спиртные напитки в общественном месте.

Ну, не наивные люди, докатившиеся до самого примитивного понимания законности? Причем можно было бы еще что-то понять, если бы это был гнев маргинальных слоев населения или каких-нибудь местных зюгановцев или лимоновцев. Так ведь и полиция, по сообщениям прессы, «подала в суд, и теперь всем нарушителям закона грозит штраф в 1000 евро»!

Я позвонил своему приятелю, проживающему в Праге, и спросил, а не было ли пиар-кампании, «доходчиво объясняющей» ситуацию, что согласно протоколу президент не мог покинуть ложу и ему пришлось принять участие в этом несанкционированном мероприятии. Ну, или, что все подняли бокалы, но никто не выпил, памятуя о законе? Нет, ничего такого не было, ответил приятель.

И тут мне пришла в голову дерзкая мысль: а что если и в Сербии власти удалось найти такого же гения, как Сурков? И что именно он позаботился о бутылке шампанского, похлопотал, чтобы снимки попали в прессу, и разжег огонь народного гнева. И вот страна на этом примере убедилась, что перед законом в демократической стране все равны – и президент, и водопроводчик! Но мне эта гипотеза показалась не очень убедительной. Ну откуда у сербов может быть свой Сурков, если у них не оказалось своего Ломоносова или Лобачевского?

Но в данном случае любопытно не поведение власти, а реакция на ее действие народа. И тут я вынужден был признать, что если по качеству власти Сербия уступает России, то по качеству народа, кажется, несколько превосходит. Тут достаточно вспомнить, что после отмены губернаторских выборов в России никто не думал возмущаться. Никто просто ни о чем не думал. Кроме председателя Конституционного суда г-на Зорькина. Бывшему бунтарю (в свое время он бросил вызов самому президенту страны Ельцину, назвав события октября 1993 года, по сути, государственным переворотом) удалось подчинить себе логику и доказать, что подобная отмена выборов не противоречит нашей Конституции. (Может быть, все обстоит именно так, поскольку наш Основной закон не противоречит никакому режиму).

Или взять ситуацию с выборами, прошедшими 11 октября нынешнего года. Ну сколько человек взволновалось, когда возникли небольшие сомнения в том, что свободное волеизъявление народа было не совсем точно подсчитано (не будем идти на поводу некоторых личностей, полагающих, что подобной фальсификации еще не было в истории, прошу прощения, свободной России)? Небольшая горстка людей. Поскольку абсолютное большинство мучилось над вовремя подброшенным вопросом – с кем следует жить внуку Аллы Пугачевой, с Кристиной Орбакайте или Русланом Байсаровым? Это нам показалось куда важнее, чем выборы…

Я думаю, что и в Сербии, и тем более в Германии, при малейших подозрениях о фальсификации итогов выборов, люди бы потребовали от власти объяснений – это вам не вакцина от «свиного» гриппа и не бокал шампанского. Руководители этих стран прервали бы все свои графики, отложили бы самые важные поездки и немедленно встретились с оппозицией, выступили бы в СМИ.

У нас все это выглядело несколько иначе. Когда закончился спор о внуке Пугачевой, то Орбакайте и Байсаров открыли один из выпусков главной информационной программы страны «Время»! А вот разбор итогов выборов (с руководителями парламентских фракций) был отложен на длительное время, за которое президент даже немного подзабыл, какого числа они проходили. Кстати, на встрече с главой ЦИК гарант Конституции Дмитрий Медведев заявил гаранту подсчета голосов Чурову: «Проблемы, которые были, шероховатости, которые были выявлены, должны быть учтены в дальнейшей деятельности ЦИК». Можно не сомневаться, что шероховатости будут учтены.

Идею некой шероховатости продолжил в своем интервью «Комсомольской правде» Вячеслав Володин, секретарь президиума Генерального совета партии «Единая Россия». На вопрос «Что стало главным предметом обсуждения лидеров парламентских партий на встрече с президентом?», он ответил, что это была очередная встреча – президент регулярно проводит их с руководителями парламентских партий. В ходе нее обсуждалась подготовка к посланию президента Федеральному Собранию.

 

Ни слова, что эту встречу потребовали «обиженные» на фальсификацию итогов выборов оппозиционные парламентские фракции. А на вопрос «А как же выборы, обсуждались ли их итоги?», Володин совершенно фантастически ответил: «Эта тема обсуждалась». То есть она была на повестке дня. Но не ради же шероховатостей все собрались у президента.

 

Нельзя же подрывать доверие людей к институту выборов.