США

Развитие российско­американских отношений рассматривалось СМИ в контексте решения вопроса по иранскому ядерному досье и визита госсекретаря США Х.Клинтон в Москву. В начале месяца ободренные заявлением Д.А.Медведева о возможности введения Россией санкций против Ирана газеты повторяли тезисы об успешности «перезагрузки» отношений.

Однако уже в ходе визита Х.Клинтон газеты констатировали, что позиция России по иранскому вопросу существенно изменилась: глава МИД РФ С.Лавров назвал любые санкции и угрозы на данном этапе «контрпродуктивными» мерами. Важно в данном случае отметить, что критических комментариев в адрес России в связи с этим в прессе не последовало. Напротив, газеты были склонны высказывать скептические замечания скорее в адрес США.

Таким образом Москва «проучила» Х.Клинтон и американскую администрацию в целом, рассчитывавшую на поддержку Москвы по Ирану в обмен на отмену строительства ПРО в Восточной Европе, писали издания. Также в прессе появились предположения о том, что перемена российского подхода в иранском вопросе связана с появлением разногласий в правящем тандеме. Отмечалось, что Д.А.Медведев «не скупится на поддержку администрации США» и визит Х.Клинтон свидетельствует о наличии большого взаимного кредита доверия. Однако В.В.Путин, по-прежнему обладающий реальной властью в стране, не считает угрозы верным методом и настаивает на продолжении диалога с Ираном, указывали издания.В целом можно утверждать, что СМИ высказывали достаточно сбалансированные оценки в адрес Москвы, упоминая, что по таким вопросам, как Афганистан и новый договор по СНВ, стороны достигли консенсуса.

По данной теме публикаций в СМИ было немного, однако они носили ярко выраженный критический характер. Очередным информационным поводом стало положительное решение суда по иску Р.Кадырова против руководителя правозащитного центра «Мемориал» О.Орлова, обвинившего его в причастности к убийству правозащитницы Н.Эстемировой.

Как отмечалось, данный факт лишь подтвердил, что у властей существует весьма ограниченный лимит на критические замечания, которые они готовы стерпеть, а Р.Кадыров по-прежнему остается «правой рукой» Кремля в Чечне и в регионе в целом.
По мнению обозревателей, именно политика Москвы по передаче власти и предоставлении свободы действий местным клановым структурам и их вооруженным формированиям «развязала новый вид конфликта — порочный круг насилия между представителями властей и всеми, кого они считают врагами».

Многочисленные убийства, имевшие место в республиках Северного Кавказа в последние месяцы, и неспособность Кремля даже после десятилетия обеспеченности и стабильности восстановить мир в регионе «являются явным признаком кризиса российского правительства в масштабе всей страны».

Произошедшее в конце месяца убийство ингушского оппозиционера М.Аушева СМИ комментировали в схожем ключе. Назвав его политическим, газеты предсказывали возможность дальнейшей эскалации насилия в регионе Северного Кавказа.

Сам факт безоговорочной победы партии «Единая Россия» на региональных выборах в России не вызвал в СМИ ни удивления, ни критики. Отмечалось, что партия В.Путина укрепила свое влияние и власть и Россия, вероятно, возвращается к авторитарной советской однопартийной модели управления.

Однако протест оппозиционных партий против массовых фальсификаций на выборах обсуждался в прессе более подробно. Хотя надо признать, что одним из первых тезисов по этому поводу стало мнение о том, что это выступление оппозиции также являлось всего лишь «частью спектакля». Косвенным подтверждением этому является краткосрочность данного протеста, указывали газеты.

Обозреватели также обратили внимание на то, что выборы стали предметом активного обсуждения и анализа в различных интернет-сообществах и блогах. При этом массовых народных выступлений так и не состоялось, отметили издания, поскольку, по мнению СМИ, русские «разочаровались в политике при коммунизме» и «считают, что они не могут влиять на ход событий в России».

Публикация выводов доклада вызвала достаточно широкий резонанс в СМИ. Общей тональностью, в которой было написано большинство материалов по этой теме, стало разочарование.

Газеты прямо или косвенно выражали мысль о том, что вина России в инициировании российско­грузинского конфликта в августе 2008 года преуменьшена в докладе.

Одновременно СМИ неоднократно повторили тезис о том, что реакция Москвы на обстрел Южной Осетии была непропорционально жестокой, что привело к значительной эскалации напряженности. Москву вновь и вновь обвиняли в чрезмерных «империалистических амбициях», намеренном провоцировании Грузии и неправомерности признания независимости «взбунтовавшихся провинций — Южной Осетии и Абхазии».
Обозреватели также подчеркивали, что, хотя военные действия и прекращены, война продолжается, а агрессивные амбиции России распространяются не только на Грузию, но и Украину и другие страны постсоветского пространства.

Великобритания

СМИ обеспечили подробное и в целом объективное освещение выводов, к которым пришла миссия ЕС в докладе по российско­грузинскому конфликту. В день обнародования документа практически все ведущие издания вышли с заголовками, констатирующими, что августовскую войну 2008 г. начала Грузия. Россию же обвинили в провокациях, подстегнувших силовой исход событий, а также непропорциональной реакции на грузинскую агрессию.

Фактически доклад миссии ЕС был расценен прессой как моральная и информационная победа Москвы. Однако насколько эти выводы способны скорректировать тот ущерб, который нанесла имиджу РФ продолжительная информационная кампания, развернувшаяся в СМИ сразу после начала российско­грузинского конфликта, в ходе которой Кремль был представлен главным виновником конфликта, говорить трудно, поскольку выводы миссии пока не получили дальнейшего аналитического развития на страницах СМИ.

Ряд изданий отмечал, что сделанные заключения не являются последним словом в истории этой войны. По мнению некоторых экспертов, в докладе слишком много внимания уделяется 8 августа — тому дню, когда начались вооруженные столкновения, и слишком мало предшествующим событиям, в которых Россия играла определяющую роль.

И в то же время полученные ЕС данные рассматриваются прессой как очень важные, поскольку напоминают, что Кавказ представляет собой более сложную картину, чем это хотелось бы видеть отдельным членам Евросоюза, и заставляют быть более осторожными в своих оценках тех, кто выступил со скороспелым осуждением отношений России со своим ближним зарубежьем.

Прошедшие 11 октября в ряде регионов России выборы в муниципальные органы власти вызвали жесткую критику в СМИ. Последний раз подобный всплеск негативных комментариев в адрес избирательной системы РФ наблюдался после выборов мэра Сочи в апреле этого года, когда пресса обвинила российские власти в преследовании кандидатов от оппозиции и использовании административного ресурса для продвижения своего кандидата.

Обвинения, прозвучавшие после нынешних региональных выборов, были в целом схожие. Много говорилось о притеснении оппозиции, фальсификациях и нарушениях как накануне, так и в ходе голосования. Выборы в конечном итоге назвали имитацией избирательного процесса, проведенного под строгим контролем властей. Был сделан вывод, что, несмотря на многообещающую либеральную риторику Президента Д.Медведева, в российской политической системе не наблюдается никаких перемен к лучшему.

Активизации газетной критики способствовало интервью М.Горбачева «Новой газете», в котором экс-президент СССР назвал прошедшие выборы «насмешкой» над демократией и обвинил Кремль в нежелании уважать права и интересы граждан. СМИ подчеркивали, что М.Горбачев редко выступает с критикой в адрес российских властей, однако на этот раз выступил с жесткими формулировками.

Результаты поездки госсекретаря США в Россию вызвали сдержанную реакцию в прессе, а некоторые издания даже написали о «провале» ее миссии. Ожидалось, что Х.Клинтон сумеет развить успех Б.Обамы и заручиться российской поддержкой по вопросу санкций в отношении Ирана. Однако пресса не получила от Москвы тех сигналов, на которые рассчитывал Запад.

Хотя издания продолжали отмечать совпадение взглядов Москвы и Вашингтона по иранской проблеме, аналитики обращают внимание на противоречия в позициях министра иностранных дел и Президента РФ: в то время как С.Лавров в ходе встречи с Х.Клинтон еще раз подтвердил, что считает санкции контрпродуктивными, Д.А.Медведев позже сказал, что санкции будут неизбежны, если Тегеран в очередной раз не выполнит своих обещаний.

Двойственность сигналов, поступающих из Москвы, вынуждает прессу с некоторым разочарованием говорить о перспективах «перезагрузки» отношений США и России в целом. Подчеркивалось, что все уступки, которые предложила администрация Б.Обамы Кремлю, в том числе по ПРО, делались с расчетом на то, что Москва будет играть более конструктивную роль в решении иранской проблемы. Однако пока такая тактика не оправдывает себя, делают вывод издания.

СМИ также опасаются, что Вашингтон принесет в жертву «перезагрузке» проблему с правами человека в России, а также взаимоотношения со странами Восточной Европы. Обозреватели предупреждают, что в результате американская администрация может не только ничего не получить взамен от Москвы, но дать Кремлю почувствовать свою безнаказанность.

В СМИ на протяжении всего месяца нарастало недовольство условиями сделки по продаже активов Opel российско­канадскому консорциуму. Критика раздавалась как в адрес немецкого правительства, которое обвиняют в протекционизме и преференциях конкретному претенденту, так и в адрес российской стороны.

Сделку по Opel приводили в качестве классического примера, как Москва осуществляет политику «разделяй и властвуй» в Европе: вынуждает Германию предавать своих европейских партнеров, пообещав не увольнять рабочих немецких заводов.

Все чаще проводится мнение, что сделка по продаже активов Opel нарушает правила игры на европейском рынке и что немецкое правительство, поддерживая вариант Magna/Сбербанк, защищает собственные интересы в ущерб единой Европе.

Этот тезис еще больше усилил подозрения СМИ по поводу коммерческих и политических взаимоотношений между Москвой и Берлином, в которых видят угрозу общеевропейским интересам.

Германия

Ведущие издания прокомментировали опубликование доклада международной независимой комиссии по конфликту на Кавказе. Содержание документа не стало неожиданностью для журналистов: за несколько недель до обнародования доклада в прессе регулярно появлялись материалы о том, что комиссия обвиняет Тбилиси в развязывании войны, а Москву — в нарушении норм международного права.
Обозреватели подвергли критике и Москву, и Тбилиси. Доля критики досталась также Евросоюзу, который некоторые аналитики упрекнули в бездействии накануне конфликта, когда его еще можно было предотвратить. Отныне Грузии закрыт путь в НАТО, не говоря уже о вступлении в ЕС, писали некоторые газеты, подчеркнув, что Грузии «нечего делать в альянсе».

Большое внимание СМИ уделили визиту В.В.Путина в Пекин: подробно рассказывалось об энергетическом сотрудничестве двух стран, отмечалась масштабность подписанных соглашений.

В контексте события аналитики обсуждали отношения в формате Москва — Пекин — Вашингтон. Эксперты высказывали противоположные мнения: с одной стороны, отмечалось, что Россия и Китай заинтересованы в создании противовеса Америке, а с другой — Китай превосходит РФ с экономической, военной и политической точек зрения и приоритетными для Пекина являются отношения с США.

Касаясь визита Х.Клинтон в Москву, газеты писали, что, несмотря на дружелюбную атмосферу на встречах госсекретаря США с официальными лицами РФ, существенных результатов достигнуто не было. Отмечалось сближение позиций Москвы и Вашингтона по ядерной проблеме Ирана. Указывалось, что Америка придает большое значение налаживанию стабильного диалога с Россией.

В комментариях к визиту Д.А.Медведева в Сербию обращалось внимание на планы РФ превратить последнюю в платформу для поставок энергоресурсов в страны Балканского полуострова. Москва надеется на то, что Сербия в случае вступления в ЕС поможет России укрепить экономическое влияние на европейском рынке, говорилось в ряде материалов.

Непростая ситуация в российском автопроме оставалась главной темой материалов, посвященных экономической жизни России, а символом катастрофического состояния отрасли является АвтоВАЗ. Интерес к автопроизводителю заметно вырос после того, как В.В.Путин «пригрозил» «Рено» пересмотреть его долю в АвтоВАЗе, если французская сторона не согласится участвовать в финансировании российской компании.

В прессе появились статьи о политических рисках, грозящих в России иностранным инвесторам. Пример «Рено» приводился в комментариях к продаже активов Opel: некоторые эксперты подчеркивали, что в случае необходимости Москва добивается своего с помощью угроз.
В комментариях к продаже Opel преобладали скептические оценки перспектив компании на российском рынке отраслевых аналитиков. Неизменно указывалось на резкое падение продаж автомобилей в России и снижение покупательского спроса. В ряде материалов подчеркивалось, что автомобильный рынок РФ восстановится гораздо позже, чем рынки других стран БРИК.

Большинство изданий позитивно отреагировали на весть о новой волне приватизации в РФ: аналитики с оптимизмом писали о перспективах участия немецких инвесторов в этом процессе. Определенные надежды газеты возлагали на то, что В.В.Путин окажет поддержку инвесторам из ФРГ.

Регулярно появлялись материалы о состоянии российского банковского сектора. В целом обозреватели подчеркнули, что ситуация стабилизировалась, но в то же время некоторые аналитики не исключали осложнений в данной сфере к концу текущего года.
На протяжении трех последних недель месяца СМИ обсуждали муниципальные выборы в РФ: авторы не скупились на нелицеприятные отклики и утверждали, что победитель — «партия Путина» «Единая Россия» — был заранее известен. Некоторые авторы отмечали, что на этот раз фальсификации носили беспрецедентный характер.О многочисленных нарушениях накануне выборов и в ходе голосования газеты писали главным образом со ссылкой на представителей оппозиционных сил.

Журналисты по-разному отнеслись к демаршу оппозиционных партий в Госдуме: некоторые авторы иронизировали по поводу однодневного мятежа «послушных Кремлю» партий, а отдельные издания объяснили действия последних так: манипуляции на выборах были настолько масштабны, что даже у лояльных партий лопнуло терпение.

В целом ряде публикаций утверждалось, что надежды на демократические перемены, связанные приходом к власти Д.Медведева, не сбылись и все либеральные высказывания Президента остаются неуслышанными. В этой связи некоторые обозреватели написали, что Д.А.Медведев не обладает реальной властью в стране, где усиливается влияние кремлевских группировок.

В течение всего месяца появлялись негативные материалы о преследованиях активистами движения «Наши» А.Подрабинека и возбуждении уголовного дела против историка М.Супруна, работавшего над созданием книги памяти репрессированных российских немцев.
СМИ с одобрением написали о присуждении «Мемориалу» премии им. Сахарова. Издания рассказывали о деятельности организации, вызывающей недовольство властей, которые преследуют сотрудников «Мемориала». Наиболее часто упоминалось убийство Н.Эстемировой.

Франция

СМИ констатировали наличие определенного позитивного сдвига в позиции РФ по иранскому ядерному досье. «Мягкое давление» на Россию за счет уступок США по системе ПРО позволило сторонам разработать оптимальный сценарий нейтрализации ядерного потенциала Исламской республики.

Курс на открытость в отношении России, проводимый администрацией Обамы, преследовал вполне определенную цель — убедить Россию… отнестись серьезно к исходящей [от Ирана] ядерной угрозе.

Следует отметить, что достигнутый за последнее время в этой области прогресс пресса относила в основном на счет «политики протянутой руки Б.Обамы» и «упорства» Франции, добивавшейся одномоментного вывоза 80% накопленного Ираном низкообогащенного урана. Роль же России в инициативах по «демилитаризации» ядерного сектора Ирана освещалась СМИ в информационном ключе.Как полагали СМИ, «разменной картой» в московских переговорах госсекретаря США должен был стать объявленный ранее отказ от размещения элементов американского «антиракетного щита» в Польше и Чехии. Препятствием к развитию партнерского диалога между РФ и США могла стать негативная оценка Х.Клинтон расследования убийства А.Политковской и слухи о планах американской администрации включить Украину в альтернативный вариант ПРО.

По итогам визита комментаторы отметили отсутствие подписанных соглашений, официально озвученных договоренностей касательно заключения нового договора СНВ или компромисса между РФ и США по глобальной ПРО.

Журналисты акцентировали внимание на отсутствии «публичных уроков демократии» в исполнении Х.Клинтон, хотя и сообщили вкратце о её встрече с «представителями российского гражданского общества». Главным последствием визита, по мнению ряда аналитиков, стало более полное использование сторонами возможностей конструктивного диалога, которые были отвергнуты в эпоху Дж.Буша.

Журналисты, комментировавшие поездку Премьер-министра РФ в Китай, ставили под сомнение тезис о возможности «стратегического партнерства» между Москвой и Пекином ввиду явного несоответствия экономических потенциалов двух стран.

Красноречивее всего об этом свидетельствовал характер товаропотоков в обоих направлениях. Если Россия последовательно реализовала стратегию «энергетической сверхдержавы», то Китай стремился освоить значительную часть российского рынка высокотехнологичной продукции.

Ряд аналитиков настаивали на том, что инновационный рывок «восточного соседа» окончательно определил место России в мировом разделении труда как «сырьевого придатка».

СМИ, сообщавшие об убедительной победе на региональных и муниципальных выборах в РФ партии «Единая Россия», выразили сомнение в том, что процедура народного волеизъявления в данном случае имела статус плебисцита по вопросу о доверии к действующей власти.
Организаторам голосования ставились в вину изгнание наблюдателей с ряда избирательных участков, вбрасывание бюллетеней и другие нарушения.

Публикации, посвященные докладу комиссии по расследованию обстоятельств конфликта на Кавказе в августе 2008 г., отличались двойственностью. С одной стороны, СМИ были вынуждены согласиться с очевидным фактом и объявить истинного виновника развязывания боевых действий.

Однако «миротворческая роль» России на Кавказе также была поставлена под сомнение. Россию обвинили в создании в регионе атмосферы «напряженности и провокаций» и «непропорционально жестком ответе». Не способствовала мирному разрешению ситуации, с точки зрения обозревателей, и «ускоренная паспортизация» населения Южной Осетии и Абхазии.
В целом, как считали СМИ, едва ли можно было говорить о полноценном восстановлении статусных позиций РФ на Кавказе в рамках норм международного права, так как к моменту представления доклада независимость Южной Осетии признали, помимо России, лишь Венесуэла и Никарагуа.

Обозреватели указывали на активное использование административного ресурса для предотвращения банкротства АвтоВАЗа. В качестве примера приводились слова В.Путина о возможном «размытии» доли «Рено», если концерн откажется от участия в докапитализации российского предприятия. Руководство «Рено», по мнению изданий, должно было учитывать действие нескольких факторов: с одной стороны, агрессивную экономическую политику российского государства, а с другой — «стратегический характер рынка РФ», сулящего радужные перспективы в посткризисный период.