Выйти 31 декабря в костюме Снегурочки на одну из московских площадей - казалось бы, что может создать более праздничное настроение! Но для правозащитницы Людмилы Алексеевой такое "празднование" завершилось за решеткой.

 

82-летнюю лауреатку премии им. Андрея Сахарова вместе с еще несколькими десятками людей, которые около 18-ти вечера собрались на Триумфальной площади российской столицы, милиция отправила встречать Новый год в участок. "Сами виноваты" – вместо того, чтобы мирно орать пьяные песни, задержанные не скрывали, что проводят акцию в защиту свободы мирных собраний, гарантированной 31-й статьей Конституции РФ.

Как сообщают свидетели событий в своих интернет-блогах, первыми "Снегурочку"-Алексееву "взяли" даже не правоохранители, а активисты прокремлевской организации "Россия молодая", наряженные... в костюмы Дедов Морозов. А уже потом передали бойцам милицейского спецотряда. Среди задержанных оказался и один из лидеров "внесистемной оппозиции" Эдуард Лимонов. Попали под горячую руку и несколько непричастных к оппозиции прохожих.

Арест правозащитников накануне Нового года вызвал значительный резонанс в международном сообществе. Президент Европарламента Ежи Бузек призвал российские власти освободить задержанных, назвав мероприятие милиции "абсолютно ненедостойным". "Я глубоко поражен тем, что уважительная 82-летняя женщина провела новогоднюю ночь под арестом, - подчеркнул в обращении к руководству России президент Европейского парламента. - В демократическом государстве люди имеют право организовывать протесты, даже против правительств и власти. Свобода слова и высказывание собственной мысли является основой прав человека".

Свое беспокойство по поводу задержания оппозиционных активистов в Москве высказала и Администрация США.

В скором времени сама Людмила Алексеева в своем блоге сообщила, что вместо милицейского участка ее после задержания доставили в кабинет начальника московской милиции Владимира Колокольцева, который при ней дал по телефону распоряжения отпустить всех задержанных. Их в скором времени ждет суд.

 

Перевод: Антон Ефремов