Начало 2010 года с точки зрения расписания политических встреч на высшем уровне вселяет некоторую надежду, что положительная динамика прошлого года в переговорном процессе по вопросу Нагорного Карабаха не только сохранится, но и увенчается некоторым успехом.

 

Первой в череде встреч, которые могут как прямо, так и косвенно повлиять на подвижки в нагорно-карабахском вопросе будет встреча премьеров России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана 12 января в Москве. Повестка визита содержит в себе как вопросы двусторонних турецко-российских экономических отношений, так и политические вопросы регионального характера, одним из главных пунктов которых станет вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

 

Именно рассмотрение конфликта в Нагорном Карабахе с точки зрения энергетических проектов в регионе может сыграть роль той крупицы, которая перевесит чашу весов на сторону Азербайджана.

 

Сейчас как никогда важно, чтобы Россия, как традиционный партнер Армении на Южном Кавказе повлияла на армянских лидеров и добилась от армянского руководства решительных шагов, обеспечив Ереван на будущее политическими гарантиями и экономическими выгодами. И именно двусторонние отношения Москвы с Анкарой, заинтересованной в прогрессе переговоров по Нагорному Карабаху, могут стать важным аргументом для России в вопросе усиления влияния на Ереван.

 

Дело в том, что региональные проблемы и конфликты Южного Кавказа будут обсуждаться региональными лидерами в логической связке с вопросами газопроводов, нефтепроводов НПЗ и АЭС региона и именно это сможет сыграть свою положительную роль.

 

Очевидно, что такие крупные государственные холдинги России, как "Газпром", "Росатом", ИНТЕР-РАО и другие, обладают сильными лоббистскими возможностями. Желание этих игроков проникнуть на энергетическое поле Турции и получить крупные госконтракты может заставить их использовать свое влияние на Кремль в вопросе помощи Турции. Анкара не может не использовать такой важный козырь для достижения очень важного результата - помощи России в процессе нагорно-карабахского урегулирования.

 

Ярким примером этому явилось согласие Турции на использование своих территориальных вод для прокладки "Южного потока" - газопровода России, обеспечивающего доставку топлива в Европу в обход Украины и являющегося одним из конкурентов европейской "голубой мечты" - газопровода Набукко, выводящего Россию из игры за некий процент европейского потребителя газа.

 

Турция понимает, что обладает возможностями для увязки своих интересов в регионе с экономическими преференциями и экономическими интересами сверхдержав.

 

И может быть именно второй визит на высшем уровне, визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Армению 13-14 января и его встреча с Сержем Саргсяном расставит все точки над "i" в вопросе возможностей России надавить на Ереван и добиться первых шагов к разрешению затянувшегося территориального спора.

 

Москва может апеллировать к Еревану и тем, что волевое решение армянского руководства в долгосрочной перспективе будет выгодно и самой Армении.

 

Еревану необходимо осознать, что вопросы открытия армяно-турецкой границы, вовлечение Армении в региональные транзитные и энергетическое проекты, привлечение внешних инвестиций, неразрывно связаны с решением нагорно-карабахского конфликта. И Кремль, являясь важным ориентиром для официального Еревана, может помочь в принятии такого решения и оказать поддержку в случае непонимания такой позиции внутренними политическими кругами Армении.

 

Россия понимает, что и сама извлечет немалую выгоду от нормализации отношений Армении с соседями. Во-первых, это снимет финансовую зависимость Армении от России и даст возможность Москве окупить все те инвестиции, которые были вложены в страну за много лет. Ну а во-вторых, для Кремля немаловажное значение имеет доверие Азербайджана, сулящее Москве успех многих региональных энергетических проектов.

 

Остается надеяться, что в ходе указанных выше визитов и переговоров будет достигнута та точка взаимопонимания всех региональных игроков, которая приведет к подвижкам в столь затянувшемся нагорно-карабахском конфликте, стагнация которого является самым главным фактором нестабильности на Южном Кавказе.