"Сегодня я пытаюсь понять, что же такое Россия, откуда она пошла, каковы ее ценности", сказал Павел Лунгин на Каннском кинофестивале, в официальной программе которого был представлен его новый фильм "Царь". Двадцать лет спустя после международного признания, что принес ему фильм "Такси блюз", в котором он рассказывал о посткоммунистической России, режиссер снял в 2008 году картину "Остров", обозначившую новый этап в его творчестве. Оставив позади критику общества и уверовав в то, что эпоха больших потрясений в его стране подошла к концу, Лунгин посвятил себя раскрытию тайн той самой загадочной "русской души", что так восхищает западный мир.

В "Острове" актер Петр Мамонов изобразил старого монаха, несущего на себе всю тяжесть ошибок прошлого. Этот наполовину целитель, наполовину пророк является воплощением столь уважаемых в православии юродивых. В "Царе" все тот же Мамонов становится Иваном IV (1530-1584), первым российским монархом, принявшим титул царя. Мало по малу юный государь-реформатор скатился в параноидальную тиранию, которая и принесла ему вполне оправданное прозвище Грозный.

Итак, 66 лет спустя после шедевра Эйзенштейна, на экраны выходит фильм Лунгина. Отказавшись от создания биографической картины, режиссер ограничивается событиями 1565 года и акцентирует внимание зрителя на двойственности характера Ивана, его религиозном мистицизме и склонности к насилию, всепоглощающем раскаянии и беспощадной жестокости, попытке реформ и проигрыше в борьбе с соблазном абсолютной власти. "Иван сломал русское Возрождение, которое так и не произошло, хотя страна была к этому готова", уверен Лунгин.

Одна из самых сильных сцен в фильме изображает царя в простой рубашке из грубой ткани, который не решается покинуть кажущуюся ему убежищем темную часовню. Затем режиссер показывает, как вытащенный на свет своим окружением жалкий отшельник вновь превращается в величественную и внушающую трепет фигуру.

В фильме мы видим, как царь-грешник, который искренне считает себя помазанником Божьим, устанавливает свое самодержавное правление, угнетая как простой народ, так и российское дворянство. Митрополитом Иван назначает своего друга детства Филиппа, которого он считает надежным союзником. Тем не менее, Филипп не разделяет взглядов царя на религию и власть и пытается противостоять ему. Даже если главное уже потеряно: "После Ивана и убийства крупнейших иерархов православная церковь была полностью подчинена государству", говорит Павел Лунгин.

После успеха "Острова" у режиссера появились средства на то, чтобы снять более масштабную картину. Приличный бюджет, популярные актеры, серьезная работа над костюмами и декорациями – сегодня мы получили почти что голливудского Лунгина. Более того, в создании фильма принимал участие Том Стерн (Tom Stern), оператор, работавший с Клинтом Иствудом! Если не принимать во внимание излишней напыщенности диалогов и некоторой жестокости, фильм выглядит как целостное и успешное произведение. Сильное впечатление от картины в немалой степени объясняется прекрасной игрой двух главных актеров. Петр Мамонов необычайно достоверно изобразил перед зрителем охваченного религиозно-деспотическим безумием царя, которому противостоит митрополит Филипп в исполнении Олега Янковского ("Зеркало", "Ностальгия") с его спокойным лицом и полным внутренней силы взглядом.

В своем фильме (в котором все-таки не обошлось без некоторых исторических неточностей) Павел Лунгин хотел развеять миф об Иване Грозном, выступить против идеи авторитарной власти. Неизвестно, поняла ли публика это послание, но вышедший 3 ноября в России фильм собрал в кинотеатрах немалую аудиторию. И год спустя после "Острова" режиссер крепко встал на ноги как в своей стране, так и в мире кино.