Всего за три недели от рук российских ультранационалистов пострадали двое корейских студентов. Один из них лишился жизни, другой – едва не лишился. В среднем с 2005 года российские неонацисты и прочие головорезы убивали или ранили каждый год по одному корейцу. Это показывает, что уровень безопасности иностранцев в бывшем лидере социалистического блока нестерпимо низок.

Дипломатам, конечно, может показаться удобным решить, что шестеро корейцев – это лишь капля в море жертв, зарезанных, задушенных, забитых до смерти за последние годы скинхедами в социально и экономически нестабильной стране, в которой действуют около 20 ультраправых организаций, насчитывающих в своих рядах 70 000 человек.

Однако нападение, возможно, не было случайным. С учетом ряда косвенных доказательств может оказаться, что пара преступников тщательно планировала нападение. Отметим, например, что жертва - 29-летний студент-кинематографист и телеоператор, - незадолго до этого участвовала в съемках программы о скинхедах-неонацистах. Это также означает, что корейцы в России сейчас представляют собой достаточно заметную группу для того, чтобы становиться жертвами заранее обдуманных нападений.

Случившееся должно открыть глаза корейским и российским дипломатам. До 15 процентов молодежи в России симпатизируют ксенофобским и расистским группировкам, которые считают, что все дурное в стране идет от иноземцев, эксплуатирующих богатства и ресурсы России и отбирающих у местного населения работу.

Это прискорбно, но по некоторым сообщениям Москва не спешит бороться с этими антиобщественными и антигуманными элементами (впрочем, нужно признать, что эту проблему нельзя считать уникально российской или легко решаемой). Между тем, подобные ксенофобские тенденции создают порочный круг: они отпугивают иностранных инвесторов и туристов, что в свою очередь приводит к экономическим трудностям и увеличивает разрыв между богатыми и бедными.

Живущие в России корейцы по слухам испытывают не только шок и гнев, но и страх, и задаются вопросом о том, является ли Россия законопослушной и цивилизованной страной, в которой правоохранительные органы работают нормально. Причем эти этнические корейцы и без того уже достаточно настрадались от проблем с визами и консульской бюрократией.

Министерство иностранных дел думает предостеречь корейцев от посещения некоторых российских регионов, а также рекомендует им избегать злачных мест, особенно по ночам, и передвигаться группами. Подобные советы из серии «позаботься о себе сам» - это, возможно, лучше, чем ничего, однако живущих в России корейцев интересует, не рекомендует ли им министерство нанимать для себя телохранителей?

Сеул не должен этим ограничиваться. Ему следует призвать Москву расследовать случившееся, наказать преступников и сделать все возможное, чтобы подобное не повторилось, причем сделать не только на словах, но и на деле. Если эти требования не будут удовлетворены, ничто не мешает президенту Ли Мен Баку лично позвонить российскому президенту Дмитрию Медведеву или премьер-министру Владимиру Путину и показать им, что такое дипломатия на высшем уровне.

Страх перед дипломатической напряженностью должен отступить перед заботой о безопасности собственных граждан – главной обязанностью любого государства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.