В одной из смертниц, взорвавших себя в московском метро 29 марта, опознана 17-летняя Дженнет Абдурахманова, вдова лидера дагестанских боевиков Умалата Магомедова по прозвищу Аль-Бара, уничтоженного в ходе спецоперации 31 декабря прошлого года. Оперативники нашли у нее любовное письмо: на обгоревшем клочке бумаги арабской вязью было написано послание, которое заканчивалось словами «встретимся на небесах».

Неофициальная информация о причастности Абдурахмановой к взрывам в столичном метро появилась еще 1 апреля. Как стало известно журналистам, девушка жила в Хасавюртовском районе Дагестана. В селении, где жила девушка, сообщили, что в детстве Дженнет хорошо училась и прекрасно читала стихи.

«Она проживала у нас до 2005 года, училась в школе с первого по шестой класс, а потом вместе с матерью переехала в Хасавюрт, — рассказала замглавы администрации селения Костек Хасавюртовского района Республики Дагестан Аида Алиева. — Здесь, у нас, ее бабушка живет, к ней иногда приезжает мать этой девочки».

По словам Алиевой, Абдурахмановы были «нормальными людьми».

«Мать нигде не работала, болела очень часто. В город ездила — торговлей занималась там. Сама, без мужа, вырастила двух девочек. Старшая сестра замужем уже давно», — рассказала она.

По слухам, обе сестры после 2005 года переехали в Москву «на заработки».

«Рассказывают, что в школе Дженнет была спокойная, тихая. Мне рассказывали, что она отлично читала стихи», — отметила замглавы.

Из тех же краев был родом и боевик Умалат Магомедов. Отличившись в нескольких кровавых вылазках против сотрудников дагестанских правоохранительных органов, за пару лет он сумел стать одним из ближайших соратников главного террористов на Северном Кавказе — Доку Умарова. С апреля 2009 года Магомедов стал отвечать за организационную и финансовую составляющую деятельности боевиков на территории Дагестана.

С маленькой девочкой Дженнет Магомедов познакомился через интернет, когда той было 16 лет. Через несколько недель после знакомства девочка сбежала из дома. Ее долго искали, объявляли в розыск, однако безрезультатно. Спустя несколько недель Дженнет вернулась домой и сообщила родным, что... счастлива в браке.

Говорят, что юная смертница души не чаяла в своем 30-летнем возлюбленном-террористе. Супруги много фотографировались на фоне оружия. «В семье она — не своя, а почти своя. Ничем не отмечена: ни красотой, ни родством, ни умом, ни особыми умениями, — такой не похвастаешь. Что для такой может быть страшнее, чем если прогонят еще дальше, когда она и так без места, на подхвате? И повзрослеть нет шанса, и в детство больше не спрячешься…», — такой психологический портрет девушек, попадающих в группы шахидов, дает Леонид Кроль в своей статье «Профессия — шахидка».

Тихое семейное счастье закончилось для Дженнет 31 декабря — за несколько часов до Нового, 2009, года. Умалата Магомедова вместе еще с тремя бандитами остановили для проверки документов сотрудники ФСБ и МВД. Боевики попытались открыть огонь, однако были убиты ответными выстрелами на месте.

Следствию еще предстоит выяснить, когда и как Дженнет связалась с организаторами терактов в московской подземке. Возможно, узнав о смерти мужа, юная вдова поклялась отомстить за него. Или же она попала под влияние ваххабитских идеологов вроде Саида Бурятского, которые убедили ее в том, что надо пожертвовать собой, чтобы отомстить за убитого мужа.

По мнению экспертов, время подготовки смертниц к терактам, подобным взрывам в столичной подземке, составляет порядка трех месяцев.

Оперативники нашли у Дженнет любовное письмо. На обгоревшем клочке бумаги арабской вязью было написано послание, которое заканчивалось словами «встретимся на небесах». Письмо подписано не было; в нем также не было указано и имя человека, которому оно предназначалось. Сейчас идет почерковедческая экспертиза.

«Арабский язык на Кавказе сейчас употребляется крайне редко. Это может говорить о том, что террористка была подготовлена в одной из школ на Ближнем Востоке», — пояснил эксперт.

Тем временем организаторы терактов в московском метро и дагестанском Кизляре уже известны. В интересах следствия их имена пока не называются.

Личность второй террористки, взорвавшейся на станции метро «Лубянка», еще предстоит установить.