По всей вероятности, роль и вес России в Североатлантическом альянсе возрастут, прогнозирует российский эксперт Татьяна Пархалина, директор Европейского центра безопасности в Москве. Центр существует 12 лет, и его цель предоставлять российскому обществу всестороннюю информацию о НАТО.

- От правящих политиков и должностных лиц России мы привыкли слышать, что НАТО это угроза для России, что расширение альянса недопустимо. Насколько верят этому жители России, и действительно ли они чувствуют себя, как в окружении врагов?

- К сожалению, большинство жителей России действительно так думают, потому что политики манипулируют мнением общества. Советское поколение воспитано с мыслью, что НАТО агрессивный, империалистический блок, который направлен против СССР, сегодня – против интересов России. Другой информации по вопросам безопасности эти люди не ищут. Но российские политики поступают безответственно, потому что даже в тех случаях, когда Россия сотрудничает с НАТО, они не хотят разъяснять обществу, почему России это сотрудничество необходимо. К примеру, не разъясняется, почему Россия сотрудничает с НАТО в Афганистане; совсем наоборот - это даже пытаются скрыть! Не прозвучало также комментариев о возобновлении сотрудничества России с НАТО (после вторжения России в Грузию оно было прервано – И.М.). Правда, прозвучали комментарии в связи с визитом генерального секретаря НАТО господина Расмуссена в Москву, но потом – снова тишина...

Российские политики живут с иллюзией, что на основе таких антизападных стереотипов и фобий можно объединить нацию, и антинатовские козыри разыгрываются в предвыборной борьбе. И, к сожалению, это срабатывает. Чтобы объединить нацию на другой основе, надо произвести переоценку ценностей, переоценить также роль и место России в мире. Но это сложно. К тому же, военное ведомство тоже требует денег, в связи с чем нужен образ врага. Многие российские политики так и говорят: Россия находится в окружении врагов. Тогда мне хочется спросить: почему, к примеру, маленькую Латвию не окружают враги, а большая Россия, вооружившись до зубов ядерным оружием, находится в «окружении врагов»?

В действительности, российская бюрократия больше всего боится сферы ценностей НАТО, а не расширения сферы военного влияния. Под термином «сфера ценностей» я подразумеваю эффективно работающие институты, разделение различных властей, а не раздел власти, формирование гражданского общества и его контроль над государственными структурами, военными и специальными службами. Именно этого определенные круги в России очень не хотят.

- В связи с новой российской военной доктриной, в которой расширение НАТО расценивается, как угроза для России, недоумение выразил также генеральный секретарь НАТО Расмуссен.

- Это недоразумение с обеих сторон. В российской военной доктрине НАТО помещено в число не угроз, а вызовов. Более того, не НАТО как таковое, а претензии НАТО на глобальную роль, расширение альянса и увеличение его военного потенциала.

Однако генеральный секретарь НАТО Расмуссен также сказал в Мюнхене, что НАТО должно стать центром для обсуждения проблем глобальной безопасности. Это не означает, что НАТО претендует на роль глобального альянса. Но Россия именно так это воспринимает, а именно: НАТО якобы хочет заменить ООН. Это классический пример, когда обе стороны неверно понимают друг друга

- Мы, как соседнее с Россией государство, читаем между строк этой доктрины, так что «недоразумения» не так однозначны.

- Документ действительно не однозначный – если читать между строк.

Между прочим, в нем никак не упоминается Китай. Я считаю, что России сегодня нужно считаться с вызовами со стороны Китая и с юга, но впервые в истории России нет абсолютно никакой угрозы с Запада. Однако Россия старается не противостоять реальным угрозам, а создать виртуальные угрозы и бороться против них. Это не идет на пользу национальным интересам России.

- В настоящее время создается стратегическая концепция НАТО, и государства Восточной и Центральной Европы очень внимательно наблюдают, что в ней будет сказано о России и о принципе коллективной безопасности  НАТО.

- У Латвии, как у члена НАТО, есть  возможность повлиять на это, по меньшей мере, - на уровне документа. Набросок стратегической концепции НАТО, возможно, будет готов в мае, и надо думать, латвийское государство примет участие в его обсуждении.

- Однако вокруг стратегической концепции НАТО создается ореол секретности, и эксперты, принимающие участие в ее написании, очень неразговорчивы.

- Да, существует такая странная ситуация... Знаете, мне в Москву звонят дипломаты посольств многих стран НАТО и просят дать брифинг о готовящейся концепции. Я эту информацию собирала буквально по крупицам. Во-первых, с достаточной уверенностью можно сказать, что 5-й параграф останется. Останется обещание НАТО о продолжении политики открытых дверей. В то же время руководство альянса очень хорошо понимает, что сейчас небезопасно продолжать политику открытых дверей на постсоветском пространстве. По-моему, в документе будет сказано, что политика открытых дверей будет продолжена, но фактически НАТО не будет расширяться на постсоветском пространстве – на Украине, в Грузии. НАТО будет расширяться в направлении Западных Балкан.

В новой стратегической концепции может быть предложен новый взгляд на угрозы и вызовы для альянса, также будет речь о структурном преобразовании НАТО, о том, как формировать сотрудничество с международными институтами. По моему мнению, будет подчеркнуто тесное сотрудничество и координация деятельности с ООН, и, если НАТО будет планировать операции военного характера, то перед этим постарается заручиться резолюцией Совета безопасности ООН. Аналогично тому, как перед началом операции в Афганистане. Потому что НАТО понимает, к каким последствиям несогласованные действия могут привести в отношениях с Россией. (Россия - член Совета безопасности ООН – И.М.).

И не забывайте растущий Китай: сейчас начались только первые контакты между НАТО и Китаем. Без союзников и партнеров в современном мире уже не обойтись, и у России три возможности формирования будущего: во-первых, партнерство с НАТО; во-вторых, - с Китаем, в-третьих, - с арабско-мусульманским миром. Мне две последние возможности не кажутся приемлемым, потому что в смысле культуры и цивилизации Россия это все же Европа.

- Значит, вы считаете, что роль и влияние России в НАТО будут только возрастать.

- Хотя фраза, что России нужно НАТО, а НАТО – Россия, очень затаскана, но это именно так. НАТО настолько заинтересовано в присутствии России в Афганистане, что ради хороших отношений в ближайшее время не будет приглашать в альянс Грузию и Украину. Но России тоже нужно НАТО, поскольку НАТО защищает естественные интересы России в Афганистане. Начато сотрудничество НАТО и России в борьбе с пиратством, начато  сотрудничество в случаях чрезвычайных ситуаций – НАТО оказывает помощь, когда тонут российские батискафы и подводные лодки.

- Однако Россия – тяжелый партнер, и НАТО, где и без того каждый тянет в свою сторону, может расколоть еще больше. Помня о том, что кибератаки на Эстонию был произведены из России, не трудно представить, что «бронзовую ночь» или другие конфликты можно искусственно инсценировать в какой-либо стране-члене НАТО и в дальнейшем.

- Во-первых, в связи с возобновлением сотрудничества России и НАТО есть мысль о рабочей группе по борьбе с кибернетическим терроризмом. Россию нужно вовлечь в совместную деятельность, чтобы такие кибератаки стали невозможными.

Россию нужно интегрировать в поле западных ценностей, и это нужно делать через сотрудничество. Другого пути нет: оттолкнув Россию, станет еще хуже. Сегодня Россия – проблемный человек Европы. Как относиться к ней: убить или стараться вылечить? Правда, человек, который болеет, может плюнуть в суп, и другие могут заразиться... Но государство можно лечить только через сотрудничество, так же, как лечили Германию. Когда война закончена, побежденного противника надо вовлекать в новую систему коллективной безопасности, иначе он ее снова взорвет. Россия после окончания холодной войны не была вовлечена в такую систему, хотя очень хотела этого. В 1993 году Ельцин просил принять Россию в НАТО, и, если бы НАТО пошло на это, у нас всех сегодня была бы совсем другая Россия. Не пришлось бы пережить чеченскую войну.

- Как вам живется, выражая в России такие взгляды?

- По опыту могут сказать: если свою позицию отстаиваешь до конца, если то же самое говоришь и в России, и за пределами государства, то тебя, хотя и не любят, но все же уважают.

***

Справка

Татьяна Пархалина – российский эксперт по вопросам безопасности. Более 30 лет она работает в Институте научной информации социальных наук Российской академии наук, является заместителем директора по научной работе. С 1998 года возглавляет Центр европейской безопасности в Москве. В 2003 году стала членом экспертного совета при Совете Федерации Федерального собрания России. Пархалина – главный редактор двух научных журналов: «Европейская безопасность: события, оценки и прогнозы» и «Актуальные проблемы Европы».

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.