Казалось, что после авиакатастрофы под Смоленском худшее в отношениях между Польшей и Россией уже позади. Но похоже на то, что отношения между Варшавой и Москвой сейчас переживают дежурное испытание. В частности, в российских СМИ появились материалы, в которых говорится о разных версиях смерти президента Польши. «Коммерсант» сообщил, что российские и польские следователи разошлись во мнениях о причинах катастрофы самолета президента Польши Леха Качиньского.

Хотя официально о причинах аварии не сообщается, но, по данным газеты «Коммерсант», польская сторона считает, что команды диспетчера аэропорта Смоленск- Северный несколько запаздывали, а по мнению российских экспертов, Ту-154 потерпел катастрофу из-за неопытности экипажа.

Польские специалисты отмечают, что команда диспетчера «Сто первый, горизонт!» прозвучала уже в момент, когда самолет опустился ниже стометровой высоты принятия решения. Российская сторона согласна с этим утверждением.

Вместе с тем, эксперты считают, что диспетчер просто не успевал отслеживать отметку из-за слишком высокой вертикальной скорости снижения самолета, сообщается на сайте www.grani.ru.

Сейчас мало информации, чтобы сказать, кто же конкретно виноват в авиакатастрофе, экипаж или диспетчер. Об этом сказал «Дню» публицист Rzeczpospolita Петр Косьциньски. По его словам, в Польше не исключают возможности, что в аварии может быть виноват экипаж, который не прошел соответствующих тренингов в России из-за нехватки средств.

«С другой стороны, мы не знаем, действительно ли аэропорт был на 100 процентов пригодным для посадки, как об этом заявляют в Международном авиационном комитете. Есть много вопросов, ответить на которые сейчас никто не может. А мы слышали, что может пройти не один год, прежде чем мы узнаем, что же там происходило», — сказал Косьциньски. По его мнению, только небольшая группа крайних политиков и журналистов считают, что, возможно, россияне причастны к авиакатастрофе.

Польский публицист считает, что непосредственной связи между ситуацией с расследованием авиакатастрофы под Смоленском и президентской кампанией в Польше нет. «Единственное, что эта ситуация влияет на имидж правительства. Если правительство ничего не сделает для ускорения расследования, то это будет иметь для него негативное влияние. Но у правительства нет многих возможностей», — сказал Косьциньски.

По его словам, главный кандидат в президенты от «Гражданской платформы» Бронислав Коморовский не очень популярен. «Он симпатичный человек, хороший политик, но не очень харизматичный. Если он и станет президентом, то благодаря «Гражданской платформе» и Туску. Коморовский не имеет такого влияния на людей», — отметил польский публицист. По его словам, согласно последним опросам, за кандидата от «Гражданской платформы» готовы проголосовать приблизительно 43% избирателей, а за Качиньского — 35. «У Качиньского есть много негативного электората. Многие люди никогда не будут за него голосовать. У Коморовского ситуация лучше», — отметил Косьциньски.

Комментарии


Павел Коваль, председатель делегации Европейского парламента в Комитете парламентского сотрудничества «ЕС — Украина»:

— Все расхождения и сомнения относительно расследования авиакатастрофы должны быть четко разъяснены. Все гипотезы должны быть приняты во внимание — без исключения возможности несоответственного поведения российских авиадиспетчеров. Катастрофа, несомненно, является наибольшей трагедией в современной польской истории, потому оправдывает специальные меры, которые необходимо предпринять, чтобы решить загадки относительно авиакатастрофы. Чтобы этому способствовать и увеличить доверие во взаимных отношениях, документы относительно расследования должны быть переданы Польше для дальнейшего расследования.

Мнения относительно более выгодной позиции Качиньского на этих президентских выборах часто повторяются многими политиками правящей партии и сторонниками Бронислава Коморовского. Но это просто неправда, потому что Ярослав Качиньский был хорошо известен в польской политике и до трагической смерти своего брата Леха. Кампания фокусируется на его личных чертах, а не памяти относительно трагедии. Если Качиньский выиграет, то я убежден, что только благодаря своему сильному характеру и настоящей программе для Польши.

Что касается польско-российких отношений, то я надеюсь, что российская сторона поймет польские сомнения и проблемы и поможет их решить. Я не вижу причин для ухудшения наших двусторонних отношений, в частности, в этом не заинтересованы ни Польша, ни Россия.

Николай Петров, член научного совета Московского центра Карнеги
— Мне кажется, сейчас пока рано говорить о последствиях. Видно, что стороны занимают разные позиции, но при этом, как я понимаю, у польской стороны нет никаких претензий в отношении информации, какая сейчас доступна. Пока польская сторона не выступает с идеей о какой-либо злонамеренности. Мне кажется, что имеющиеся расхождения в интерпретации причин авиакатастрофы не должны иметь никаких политических последствий в отношениях между Россией и Польшей.

Я не думаю, что эти расхождения в оценках причин авиакатастрофы могут каким-то серьезным образом повлиять и на внутрипольскую политику, и, в частности, на президентские выборы в этой стране. Российская сторона не чинила никаких препятствий, а наоборот, максимально дружественна была по заявлению польской части комиссии. И, мне кажется, в этом смысле политические последствия того расхождения в оценках, о котором мы говорим, пока минимальны.

Другое дело, что пока мы говорим о неких предварительных результатах. Насколько я понимаю, расшифровать разговоры, которые велись в кабине, практически не удалось. Речь идет о 10 процентах. Поэтому расследование будет продолжаться, и вполне возможно, что к нему подключатся дополнительные эксперты. Но вряд ли это само по себе что-то принципиально изменит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.