То, что Россия истощила свои оставшиеся с советских времен ресурсы в областях технологии, инфраструктуры и образования и теперь срочно нуждается в модернизации, не вызывает сомнений. Точно также не вызывает сомнений необходимость прагматичной внешней политики. Однако, несмотря на нескончаемый поток заявлений президента Дмитрия Медведева, до сих пор не совсем понятно, что он имеет в виду, говоря о «модернизационных альянсах».

Свои приоритеты Медведев в очередной раз сформулировал месяц назад на встрече с российскими дипломатами. Основная идея его речи была проста: внешняя политика должна служить внутриполитическим интересам. Так как во внутренней политике повестку дня возглавляет модернизация, дипломаты также должны направлять свои усилия в эту сторону.
 
Большинство комментаторов считает, что Медведев выступает за поворот к Западу, в том числе и во внешней политике. Однако московский сценарий модернизации предполагает не полномасштабную интеграцию с Западом, а всего лишь избирательное сотрудничество в тех областях, в которых заинтересована Москва. В прошлом в российской внешней политике некоторое время господствовала интеграционная тенденция, но в итоге она по целому ряду причин была оттеснена на обочину.

Дело в том, что Россия – великая держава, и останется ей в будущем, поэтому ее интересы неминуемо и дальше будут сталкиваться с интересами других крупных игроков.

Попытки Москвы перезагрузить отношения с Вашингтоном и расширить сотрудничество с Европейским Союзом нацелены на привлечение в Россию инвестиций и передовых технологий. Конечно, во времена президентства Владимира Путина прибыльным экономическим проектам нередко мешали политические трения, однако, строго говоря, «модернизационные альянсы» не обязательно требуют сдвигов во внешней политике.

Инвестиционный климат и законность – области, на которые дипломаты повлиять не могут, - намного важнее для привлечения иностранных инвестиций и капиталов, чем вопросы внешней политики.

Прагматизм сейчас в моде, однако иногда возникает ощущение, что за ним скрывается неспособность Москвы определить роль страны в мире. К тому же России сейчас предстоит сделать ряд важных выборов, и одного прагматизма, чтобы определиться будет явно недостаточно.

Цели Москвы на постсоветском пространстве выглядят в целом достижимыми, тем более что этот регион в изрядной мере потерял привлекательность для Европейского Союза и США, которые конкурировали с Россией за влияние в нем. С другой стороны предлагаемые Москвой здравые меры в области экономической и военной политики часто наталкиваются на сопротивление (или пассивность) соседей, отношения с которыми по-прежнему остаются неурегулированными.

Официальные заявления российских лидеров не позволяют понять, что для них важнее - глобальная интеграция (вступление в ВТО) или региональное сотрудничество (продвижение Таможенного союза). У обоих сценариев есть свои сильные стороны. Тем не менее, они несовместимы, и это означает, что России придется делать выбор.

Еще одно приоритетное направление, о котором говорил Медведев – это Азиатско-Тихоокеанский регион. Это не новость, так как изменение мирового расклада сил в пользу Азии и последствия, с которыми в связи с этим может столкнуться российский Дальний Восток, обсуждаются уже давно, однако проблему требуется четко определить.

Соотношение между европейскими и азиатскими приоритетами в российской внешней политике следует также рассматривать в аспекте модернизации, однако с учетом ряда важных геополитических и культурных соображений. Традиционно Европа была крайне важна для России как источник развития. В то же время Старый Свет сейчас теряет свое стратегическое значение, уступая путь стремительно развивающейся Азии, политическая и экономическая роль которой продолжает расти. При этом в культурном отношении Россия Азии не слишком близка, а агрессивная экспансия Китая Москву даже пугает.

В определенной степени внутреннее развитие может быть связано с внешней политикой, однако существует опасность, что экономическое партнерство с ведущими западными странами и создание «оазисов инноваций» подменят собой подлинную демократизацию государства и общества, а стремление укреплять «модернизационный альянс» ограничит дипломатические возможности России.

Внешняя политика должна создавать благоприятные условия для развития страны. Для этого необходимо поддерживать нормальные отношения с соседними странами и другими партнерами и избегать ненужных конфликтов, как говорил Медведев. Однако во главе угла должны все же стоять мир и безопасность, и для российских дипломатов они должны быть важнее, чем пять сформулированных президентом Медведевым модернизационных приоритетов.

По мнению президента Медведева, на мировой сцене сейчас очевидно стремление к гармонизации отношений, к установке на диалог, на снижение конфликтности. Однако на фоне упадка международных институтов, обрушения установившегося мирового порядка и непредсказуемой политики отдельных стран, нужно быть оптимистом, чтобы в это верить.

Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.